Рождённый от Бога хранит себя,
и лукавый не прикасается к нему.
1 Ин 5, 18

Когда я вступала на путь молитвы исцеления, я представляла себе это так, что я буду молиться, а Господь изменит те проблемные обстоятельства жизни, которые не нравятся и мешают мне, моим близким и сами по себе объективно плохи, и возможно (корыстно полагала я), изменит и самих моих близких, и их отношение ко мне. Но все преобразования, описанные выше, затронули прежде всего мою душу, ее внутреннее состояние, ее отношения с Господом.

Но что же с внешними факторами? Произошли ли объективные перемены к лучшему в жизни всей нашей семьи? Теперь, спустя некоторое время, могу сказать – да, перемены произошли и продолжают происходить, поскольку очевидным становится постепенное, неспешное, одно за другим, устранение порабощений силами зла.

Есть еще один важный момент: в процессе исцеления внешний и внутренний пласты жизни обрели неразрывность, исчезла принципиально разделяющая их черта. Я стала понимать, что если Иисус устранил препятствия, мешающие близким доверительным отношениям с Ним, то любая молитва, любое благое прошение не просто реально осуществимы, но уже осуществлены, до того даже, как придет развернутый во времени реальный ответ Бога, до того, как станет понятно, как именно Он это делает. Другими словами, все, что есть в молитве, уже есть и в жизни, и наоборот. Если мысль о чем-либо закралась в сердце, в сознание, то, возможно, ее вложил туда Сам Дух Святой для того, чтобы из нее произросли реально ощутимые, облеченные в плоть жизни плоды веры и любви.

Эта взаимопроникаемость и неразрывность внутреннего и внешнего (сознания и бытия, сказали бы философы) стала для меня особенно очевидной после смерти моей свекрови – того самого человека, любовь к которому Господь дал мне, как оказалось, за несколько месяцев до ее ухода. Божественным Милосердием нам с мужем была дана возможность вымолить для нее мирную кончину и избавление от последствий одного разрушающего порабощения, держащего ее душу в плену. Много лет назад, не получив быстрого ответа на молитву Богу и Его незамедлительной помощи (ох, как же мы все этим искушаемся!) и не будучи осведомленной о том, какие последствия не только для нее, но и для всех ее близких это может иметь, она попросила помощи у сатаны. И мучительная проблема разрешилась. Но лишь на время. Спустя несколько лет все вернулось в преувеличенном виде и с такой силой, что повлекло за собой смерть старшего сына, болезнь мужа, серьезную травму и потерю памяти для нее самой. Разрушительная стихия затронула всех членов семьи, кроме младшего сына, моего мужа, который к тому времени был с Богом, в Церкви. Но те переживания, которые он испытывал в течение этих лет за свою родительскую семью, те огромные силы, которые уходили на уход сначала за обоими родителями, а потом за мамой, во многом подтачивали наш брак, вытягивая из него силы, и в результате привели к серьезному кризису отношений.

Со дна этого кризиса и началась моя молитва об исцелении семьи, сначала одинокая. Но однажды муж сказал, что чувствует действие этой молитвы, затем он заметил мое измененное Господом отношение к его маме, а еще через некоторое время Добрый Бог привел нас обоих на Паралитургию – особое служение об исцелении семьи, которое проводится священником в храме. И когда мы готовились к этому служению, в молитве прося Бога открыть нам грехи наших родов, о которых мы не имели возможности знать, муж неожиданно вспомнил, что очень давно мама рассказала ему, что просила помощи у того, у кого не следовало… Почему-то все эти годы он не помнил об этом факте или, может быть, не придавал ему значения. Но при этом лукавый враг жил в его (нашем) роду, пуская свой яд по стволу и ветвям родового дерева, отдаляя нас от Бога и Его спасительной благодати, не давая ей полностью завладеть нашими сердцами, несмотря на частое приступление к Таинствам, молитву, жизнь в Церкви.

После Паралитургии мы оба ощутили внутренним духовным чутьем, что произошло нечто очень важное. Желание благодарить Господа было так же сильно, как после Крещения или Венчания. И Милосердный Отец ответил на нашу благодарность – на следующую ночь после Паралитургии Он послал мне яркий сон из разряда тех, которые снятся редко, но помнятся очень долго. В этом сне я шла по заброшенному, заросшему парку, молчаливому и пугающему. Вышла к водоему, совсем небольшому, в котором лежал огромный мертвый кит, практически по размеру самого водоема. Преодолевая отвращение, побежала как можно дальше от этого места, продираясь сквозь густые заросли. На одной из аллей почувствовала неладное: в кустах горели жадным огнем несколько пар хищных глаз. Меня обуял липкий парализующий страх, ноги будто приросли к земле, сердце почти перестало биться. И в тот момент, когда я увидела на расстоянии шага небольшую палку – совсем небольшую и тонкую, больше похожую на тростинку, — на меня из кустов выскочил лев. Первая мысль, которая мелькнула в сознании, была — «все кончено», вторая — «где же мой Господь?» и третья — даже не мысль, но импульс к действию — подтолкнула меня к палке-тростинке. Я схватила ее в тот момент, когда лев набросился на меня, и стала отчаянно лупить этой тонкой и совершенно не способной причинить вреда мощному хищнику тростинкой по его бархатной шкуре, повторяя будто в исступлении «Господи, помоги». Лев упал на бок почти сразу, расплющился по земле, стал мягким и податливым, будто игрушечным. Он часто дышал, на его теле не было никаких повреждений, но он вдруг перестал быть опасным и смертоносным, превратившись почти в ковер в форме льва в натуральную величину… Так он и лежал у моих ног живым, но недвижным ковром, а я размахивала своей тонкой тростинкой, молилась, и из глаз непроизвольно текли слезы пережитого потрясения и благодарности.

После Паралитургии моя свекровь стала физически слабеть и ушла в иной мир в праздник святых архангелов Божьих, тихо и легко, так как душа ее обрела покой. Невозможно не верить в то, что ее проводил к Господу сам архангел Михаил, к заступничеству которого я прибегала весь период молитвы исцеления. Лев был побежден в моей душе, и лев был побежден в нашем роду – просто и без головокружительных знамений, через отчаяние и молитвенный труд к Божьей благодати и спасению. В наших отношениях с мужем возродилась любовь – нежная, доверительная и живая. В них еще оставались хищники, и их было немало, но радость от победы надо львом окрыляла и еще более укрепляла Надежду и приближала к Свободе.

Вероника Бикбулатова

Изображение: Pinterest

На страницу цикла

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о