Новый учебный год в Папском Григорианском Университете оказался щедрым на юмор. Наша соотечественница Анастасия Подлиняева делится очередной подборкой преподавательских «перлов» и добавляет: «Раз профессора продолжают шутить, а студенты смеяться, значит, все идет хорошо. И надеюсь, идет туда, куда хочет Бог». Желаем и вам смотреть на жизнь с юмором!

* * *

Я чуть не поседел, когда увидел вас. От счастья, разумеется, от счастья.

* * *

Трое ваших однокурсников этим летом бросили университет и вступили в бенедиктинский орден. Не выдержали моей программы, слабаки.

* * *

Когда я еще был студентом, то работал в библиотеке при монастыре N. Там я случайно порвал средневековую рукопись. Мне сказали: или платишь 300.000 евро или отрабатываешь всю жизнь в качестве нашего монаха. У меня не было 300.000.

* * *

На неутомимого Святого Амвросия не было программы анти-плагиат!

* * *

И Папа Целестин молился: Господи, пошли немного ума католикам.

* * *

Это Уго Раннер. Брат Карла. Единственный нормальный в этой иезуитской семье.

Профессор студенту-священнику, пришедшему на первую лекцию в яркой футболке «I love summer»: «Ну, слава Богу, хоть не в сутане и резиновых шлепанцах».

* * *

Как способ умерщвления плоти могу посоветовать прочитать все мои научные публикации за последние 25 лет.

* * *

Есть уникальная возможность провести вечер пятницы в компании симпатичного одинокого итальянца средних лет. Короче говоря, писать тест будем после лекций.

* * *

Даже не знаю что хуже: проповедовать перед альбигойцами или читать вам лекцию.

* * *

Инквизитор не стал бы с вами церемониться.

* * *

Когда профессор говорит Ex Catedra, он непогрешим…

* * *

Надеюсь, вы не впадете в ересь до экзаменов.

Я больше не хочу слышать отговорок: «Я не сделал домашнее задание, потому что ко мне приезжал мой епископ». Епископ должен знать латынь, пусть садится рядом и помогает спрягать глаголы.

* * *

Когда вы берете череп, его нужно всего навсего измерить. А не изображать из себя Гамлета и смотреть на череп с выражением вселенской тоски на лице.

* * *

Я конечно понимаю, что некоторые молитвенники были удостоены дара читать мысли других. Но одинаковый развернутый ответ у всего курса навевает подозрения.

* * *

Я слышу хруст девственно-чистых, нетронутых доселе учебников. Очевидно, летом они, неприкосновенные, лежали в святилище и никто не осмеливался осквернить их покой.

* * *

Умножение рыб и хлебов — это, конечно, ерунда по сравнению с чудесным умножением одного единственного сборника с ответами на тест.

— Спасибо вам, падре, это такая прекрасная лекция! Я буду за вас молиться!
— Молитву в карман не положишь…
— А что я могу вам предложить кроме молитвы?
— Кофе и круассан…

* * *

— Называйте по очереди страну происхождения…
— Испания
— Испания
— Испания
— Да это уже Реал Мадрид какой-то!

* * *

О вашем знании латыни свидетельствует уже одно то, как вы прочитали имя этого Папы… Иоаннес Икс Икс И… лучше бы я оглох, прежде чем это услышал…

* * *

— «Рома Капут Мунди»
— Капут вам на экзамене будет..

* * *

Когда станете настоятелями, помните одну важную вещь: церкви строятся на обещании богатых и деньги бедных…

* * *

Сейчас я в двух словах объясню вам историю создания этой картины: «О нет! Я нарисовал это пьяным. Никто не должен этого увидеть. Скорее замажу все черной краской!»

Ваши познания в музыкальном методе такие же, как у Блаженного Августина. Подождите радоваться, это не комплимент. Августин абсолютно ничего не понимал в музыкальном методе.

* * *

Мы постоянно видим противоречия между Павлом и Варнавой, между Павлом и Петром, между Павлом и Яковом. Вот ведь противный Павел!

* * *

Поднимите руки, кто вообще ничего не понял из того, что я сказал. Молодцы, дополнительный балл на экзамене. За честность.

* * *

Кардиналы выбрали его Папой в надежде, что он скоро умрет. Ничего подобного, из вредности он дожил до ста лет.

* * *

Автор этого комментария к Expositio in Lucem получает зачет автоматом: «Амвросий, ты что, полегче написать не мог?»

* * *

«Вперед, на Аквитанию!» — сказал король. Но никто, конечно, и пальцем не пошевелил. В этих железных кастрюлях вообще было неудобно шевелиться.

* * *

С любовью и прилежанием записано Анастасией Подлиняевой

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о