С древнейших времен собака была другом человека. В ней столько преданности и доверия. Она может продемонстрировать верность, которая не под силу человеку. Целые ордена называют себя псами Господними. Но при всем при этом Библия считает собак нечистыми животными. Около тридцати раз упоминаются псы в Священном Писании и каждый раз – с оттенком пренебрежения и даже неприязни.

Напрашивается целый ряд вопросов: почему же евреи так не любили собак? Неужели они не использовали их для охраны своих стад? Разве собаки в Палестине прошлых веков были не такими же преданными существами, как и сейчас?

На все эти вопросы не просто сразу дать ответ. Стоит начать с того, что собаки пользовались большой любовью и уважением в Древнем Египте, в Греции и Риме. Египетский бог Анубис изображался с головой собаки. Это божество отвечало за загробный мир, в который души умерших сопровождали специальные черные собаки. Египтяне вообще с большой любовью относились к своим четвероногим питомцам. Они были неизменными помощниками на охоте, полноправными членами семьи и украшением богатого дома.

Стоит вспомнить, что евреи в последние десятилетия своей жизни в Египте были рабами. А рабам имена были не положены! Зато каждая египетская собака непременно должна была быть с именем. Настенная живопись пирамид донесла до нас собачьи имена. Не клички, а именно имена, поскольку наименование собаки имело своего рода магический, священный характер. Храбрый, Надежный, Хороший пастух, Северный ветер… Среди собачьих имен можно встретить даже имя Кухонный горшок. Так звали одну из собак фараона. Скорее всего имя было дано в связи с большой любовью пса хорошо покушать. Археологи нашли многочисленные захоронения собак, собачьи мумии, богато украшенные ошейники. На изображениях, найденных в пирамидах, собаки предстают как охотники и воины, везде сопровождавшие своих хозяев. Современные выражения «как сыр в масле» или «как у Христа за пазухой» для египтянина могли бы звучать «как собака, спящая под навесом, в постели, которую любит ее госпожа» (слова из папируса, найденного в одной из пирамид). Собаки нередко становились свидетелями приносимых клятв. Дело было не только в их верности, но и в том, что каждый пес рассматривался как представитель бога Анубиса, который в последствии, в загробном мире, попросит ответить по всем счетам и обязательствам.

Для евреев Египет навсегда остался символом рабства и унижения. Обычаи египтян стали образом идолопоклонства, от которого призван был отказаться Избранный Народ. Неудивительно, что и столь любимые египтянами собаки, уважение к которым было тесно переплетено с культом бога Анубиса, стали восприниматься как существа нечистые. Хотя поколение, вышедшее в пустыню, еще хранило добрые воспоминания о домашних животных египтян. Не зря же существовало имя Калев, что на иврите означает собака. Так звали одного из разведчиков, посланных Моисеем в Землю Обетованную (Числ 13,7). Кстати, согласно талмудической традиции, Калев сначала хотел вместе с другими разведчиками прийти с лживым рассказом о Земле Обетованной. Но в какой-то момент он осознал неправедность такого поступка. Чтобы преодолеть искушение, Калев направился в Хеврон и в этом святом месте просил у Господа помощи. Так что при всем отрицательном характере имени Калев, этот человек предстает как образец верности и доверия Богу.

Греки с радостью перенимали некоторые поверья египтян. Так, например, Пифагор рекомендовал подводить к устам умирающего собаку, чтобы она доставила душу, не растерявшей добродетелей, в царство Аида, греческого бога подземного мира. Да и собаке проще будет договориться с трехголовым псом Цербером, охраняющим вход в мир мертвых.

Интересно, что спутником хитроумного бога Гермеса тоже был пес. И звали его Сириус, всевидящий страж. Особое место отводилось собаке в греческой медицине. С одной стороны, псам приписывалась способность исцелять. С другой, собак частенько приносили в жертву богам, особенно накануне больших сражений. Считалось, что это придает воинам мужества и силы.

Вслед за греками полюбили собак и римляне. Не зря именно псам была поручена охрана храма Юпитера. В то же время четвероногие друзья стали профессиональными воинами. Конечно, боевые псы были еще у египтян. Греки разработали специальные методы дрессировки. Но именно римляне сумели сделать боевых собак массовым явлением. Особенно часто собаки шли в сражение с теми народами, которые не использовали доспехов или надевали легкие доспехи, легко прокусываемые зубами.

Впрочем, тема взаимоотношений собак и человека неисчерпаема. Для нас же важно то, что евреи постепенно укреплялись в своей нелюбви к этим животным, поскольку все их поработители так или иначе использовали собак в качестве оружия. Таким образом хвостатые стали рассматриваться как своего рода образ угнетателей, тех, кто находится в противоборстве с Божьим народом.

Но и это еще не все! Собачники хорошо знают, что псы любят находить всевозможный дуронопахнущий мусор, не чураются ни кровью, ни экскрементами. Напротив, это вызывает у них постоянный интерес, желание понюхать, полизать и даже в этом поваляться. Библейский бытописатель также обращает на это внимание. В описании смерти царя Ахава отмечается, что псы лизали кровь его. Именно собаками должны разодрать тело царицы Иезавели, потому что они вечно голодны. Об этом нам также напоминает пророк Исайия (Ис 56,11). И ничем не брезгуют.

В древние времена дикие собаки жили большими стаями. Питались падалью, но могли напасть и на одинокого путника. Среди свидетельств египетских путешественников мы находим рассказ о стае собак, привлеченных запахом пива. Испуганный чиновник, застигнутый врасплох, никак не мог отогнать голодных и агрессивных животных. Также и псалмопевец говорит о врагах, обступивших его, как стая злобных собак (Пс 21,17).

Когда мы читаем о нечистых, злобных животных, которые никак не ассоциируются в сознании с домашними любимцами, сопровождающими жизнь современного человека, стоит помнить, что Библия говорит в первую очередь о диких собаках. Для них есть только одна цель – насыщение, поэтому они окружают добычу со всех сторон. Крадутся по городу, злобно рыча (Пс 58,7). С другой стороны, они довольно трусливы. В отличие от льва, дикая собака не рискнет выйти против человека или животного в одиночку. Не зря Екклезиаст пишет такие слова: «Живая собака лучше мёртвого льва» (Еккл 9,4). В то же время в этих словах скрыта надежда: живой еще что-то может изменить в своей судьбе, а мертвый, будь он даже львом, уже обречен только на тление.

В библейских текстах мы видим, как постепенно слово «собака» или «пес» становится нарицательным. В истории царя Давида мы дважды встречаемся с подобным употреблением этого слова. Первый раз, когда юный Давид выходит на бой с Голиафом. Филистимлянский великан обижается: «что ты идешь на меня с палкою? разве я собака? И проклял Филистимлянин Давида своими богами» (1 Цар 17,43). И второй раз, когда к царю Давиду приходит Мемфивосфей, сын его умершего друга Ионафана. «Я не лучше мёртвого пса, но ты очень добр ко мне» (2 Цар 9,8), — говорит Мемфивосфей. Здесь еще только сравнение с таким ничтожным животным, как собака. А в истории с Азаилом, придворным чиновником сирийского царя, уже «пес» становится словом нарицательным. «Что такое раб твой, пес, чтобы мог сделать такое большое дело?» (4Цар 8,12), — говорит Азаил пророку Елисею.

Отрицательный образ собаки дополняется еще и тем, что словом «келев» (калев), что на иврите значит собака, обозначали мужчин – храмовых проституток.

Народы, жившие в Палестине того времени, поклонялись богине Астарте. Постепенно и евреи заразились этим культом. Даже царь Соломон под влиянием своих жен стал поклонником этой хананейской богини (3 Цар 11,5). О ней же говорит пророк Иеремия: «Вот что делают люди Иудеи: дети собирают дрова, отцы разводят огонь, женщины делают тесто и пекут пироги для Царицы неба (Астарте). Они совершают возлияния другим богам, чтобы разгневать Меня» (Иер 7,18). Получается, что «келев», «собака», существо некошерное, нечистое вдвойне. В нем скрывается не только любовь к падали, но и отступление от поклонения единому Богу.

Интересно, что это слово (келев) связывают со словом kujna, которое предположительно использовали жители Месопотамии. Kujna – это палка. Тогда слова Голиафа, обращенные к Давиду, вышедшему с ним на бой звучат еще более оскорбительно. Из них исчезают всякие нормы приличия и получается, что перед нами – перефразированная грубая солдатская шуточка.

Казалось бы, Библия являет нам очень неприятный образ собаки, существа нечистого и весьма неприятного. Тем не менее, у слова «келев» числовое значение равно 52. С одной стороны, эта цифра обозначает зверя, скотину. Но с другой стороны, за этими цифрами скрывается указание на Божью милость, проявляемую к самым отверженным. Видимо, не зря в евангельской истории с женщиной-хананеянкой, просящей исцелить ее дочь, Иисус говорит: «Неправильно это, отнимать у детей еду и бросать собакам» (Мф 15,26). Понятно, что речь идет о презренных язычниках. О тех, кому потом и понесут весть о спасении апостолы. Так история исцеления хананейской девочки обретает новые оттенки.

Но и это еще не все. Слово כלב (келев) — собака состоит из двух слов: כי (ки) – «как» и לב (лев) – «сердце». Получается, что это нечистое существо, как само сердце. Маут, что означает в иудейском богословии духовный смысл, этого слова в том, что собаки подобны сердцу человеческому.

Спаситель говорит: «Я говорю так, потому что всё зло исходит от сердца: дурные помыслы, убийства, прелюбодеяние, распутство, воровство, ложь и клевета» (Мф 15,19). И в то же время именно сердце – место нашего обращения. Верность, преданность, любовь, мир обитают именно в сердце. В этом смысле оно очень похоже на собаку. Если это дикий, никому не нужный пес, то он становится злым и жестоким. Если любимый, живущий в доме – то добрым и ласковым. Остается только выбрать, где мой дом? И кто мой Хозяин?

Анна Гольдина

Изображение: michelinewalker.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о