Мы должны презирать свои недостатки, но, если мы начинаем слишком тревожиться из-за них, надо менять курс.

Я люблю выходить с исповеди. Я даже люблю приходить на исповедь. Но предшествующее исповеди испытание совести даётся мне с таким трудом, что я ищу предлогов, чтобы увильнуть от принятия таинства. Я склонна к скрупулёзности, и воспоминание о недавно совершённых грехах открывает шлюзы для целых потоков вины и упрёков самой себе. Это подавляет.

«Как я могла это допустить? Как я могла такое сказать? О чём я только думала?!» Говорят, что сатана – великий обвинитель, но я регулярно обыгрываю его в этой игре, которую он же и организовал. Отчасти потому, что я действительно переживаю раскаяние. Я очень сильно хочу стать лучше, и по моей теории, если только я отругаю себя достаточно сильно, то испугаюсь настолько, что в следующий раз, когда окажусь перед выбором, уже больше не выберу грех.

Я думаю, что многие из нас – скрупулёзные или не очень – испытывают искушение думать, что глубина нашего раскаяния измеряется тем, насколько ужасно мы себя чувствуем, совершив грех.  В конце концов, чувство вины для того и предназначено, чтобы говорить нам, что мы сделали что-то неправильно. Мы должны чувствовать себя плохо, ведь даже самые чуткие из нас, скорее всего, не имеют чёткого представления о том, какой трагедией является грех.  Мы ведь не можем посмотреть на него Божьими глазами.

Но в реальности этот навязанный самому себе страх, и эта направленная на самого себя ярость приводят только к тому, что удерживают нас вдали от Бога и Его милосердия, а это, как вы понимаете, не лучшая стратегия.

Падре Пио, который был великим исповедником, говорил, что на самом деле вся эта тревожность и переживания не являются ни необходимыми, ни даже желательными:

«Постарайтесь, без чрезмерной тревожности и озабоченности хорошо делать то, что вы должны, и что вы хотите делать.  И после того, как вы что-то сделали, больше об этом не думайте. Вместо этого думайте о том, что вы ещё должны сделать, или что вы ещё хотите сделать, или о том, что вы делаете прямо сейчас.

Ходите путями Господними в простоте и не мучайте себя. Вы должны презирать свои недостатки, но со спокойствием, а не с тревогой и нетерпеливостью. Поэтому будьте терпеливы с ними и учитесь извлекать из них уроки в святом самоуничижении».

Я сделала для себя кое-какие выводы из этого замечательного высказывания, и они помогли мне делать испытание совести чаще и более вдумчиво.

Настоящему раскаянию не нужно быть надрывным. Оно может быть простым. Оно может быть спокойным. И всё равно остаётся настоящим.

Нет нужды каяться больше одного раза. Бог не скупится на прощение. Он хочет простить нас больше, чем мы хотим быть прощены.  Так что покайтесь один раз и затем сосредоточьтесь на своих повседневных обязанностях, вместо того, чтобы попусту тратить время, сожалея о том, чего уже нельзя изменить. Божье прощение – это единственное, что может прикоснуться к прошлому, и Он это уже сделал.

Заповедь «Люби грешника, ненавидь грех» относится и к нам самим. Презирая свои недостатки мы не должны презирать себя. Бог нас не презирает.

И вот это самое главное: видеть свои недостатки и терпеливо, понемногу их преодолевать гораздо труднее, чем заниматься самоистязанием. Я заметила по себе, что я намного сильнее тревожусь о своих грехах, когда они застают меня врасплох, когда я позволяю себе думать, что я в последнее время была очень благопристойной и святой. Но я не должна удивляться своей греховности. Вот, где должно включаться то самоуничижение, о котором говорит Падре Пио.  Чтобы принять свою слабость и грешность и при этом стараться стать лучше, требуется терпение и смирение. Именно это подвигает меня идти к милосердному Богу, отказываясь от бесплодных попыток Его избегать. И именно этого Бог хочет от нас больше всего.

Анна О’Нил

Источник (англ.): Aleteia

Перевод: Наталья Проскурина

Фото: MP | Portfolio | Leemage

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о