23 воскресенье рядового времени (Мф 18, 15-20)

В это воскресенье Господь снова произносит слова, которые вызывают множество вопросов. И наш корреспондент, Данилка, снова тут как тут. У него, как всегда, есть возможность задать только пять вопросов. И на этот раз своим визави он выбрал автора Евангелия, апостола Матфея.

— Апостол Матфей, в своем Евангелии Вы передаете слова Господа, в которых Он говорит о том, как относится к упорствующему грешнику. Но я не понимаю: если брат (родной или во Христе) настаивает на своей точке зрения, которая очевидно является неправильной, почему я должен к нему относиться как к язычнику и мытарю? Неужели нужно забыть об узах родства и о милосердии?

— Знаешь, я бы начал с последних слов: мытари и язычники. До встречи с Иисусом я был мытарем, т.е. собирал налоги и подати в пользу римского императора. Ну и себя при этом не забывал. Можно сказать, что такие как я составляли своего рода круг отверженных. Мы были богаты, могли пойти и что-то вытребовать у римлян, но при этом свои, т.е. евреи, нас не любили. Если мы приходили в синагогу, то рядом с нами никто не садился. Люди старались не встречаться с нами взглядом и не вступать в беседы. Положение не завидное. Конечно, мы сами были виноваты, что не просто собирали налоги, но и себе в карман клали немалую толику. Но это не значит, что мы переставали быть евреями, верящими в Тору и соблюдающими законы иудаизма. Мы также, как и все стремились соблюдать заповеди, но при этом постоянно чувствовали, что Бог вместе со всей местной общиной нас отвергает.

Когда Иисус говорит о язычниках, Его слушатели в первую очередь представляли римлян. Ведь они не просто верили в своих богов, но и везде пытались навязать свои культы. Вот даже на деньгах был портрет их императора. Евреи же никогда не изображают людей, поскольку считают это нарушением заповеди «не сотвори себе кумира». А тут языческие изображение хранятся почти в каждом доме и жизнь в Иудее без них невозможна.

Но тут есть еще над чем подумать. Помнишь историю про золотого тельца, которого Аарон сделал для израильтян, бредущих по пустыне? Почему он избрал именно тельца? Совсем не потому, что это изображение напомнило бы о египетских богах. Вышедшие из рабства евреи готовы были слушать Бога, даровавшего им свободу. Но они постоянно испытывали страх. Вот Моисей ушел на гору и пропал, кто теперь защитит их в пустыне? Им нужен тот, кто будет представителем Господа силы, Бога всемогущего, Эль Шаддай. Тогда Аарон решает, что это будет вол (или бык), за которым и пойдет народ по пустыне. Этот телец должен был заменить не Бога, а Моисея. И главной его задачей было защитить израильтян от пустыни. Первосвященник Аарон поэтому избирает животное, которое издревле приносилось в жертву всесожжения. Оно символизировало посредничество и заступничество. Получается, что израильтяне и в мыслях не держали отступиться от Своего Бога, но Тот их все равно покарал.

Мои современники хорошо знали эту историю. С детства слышали ее объяснение. И в то же время они чувствовали себя словно оставленными Богом в пустыне, без Моисея и надежды, в страхе и непонимании, куда дальше идти. Они были подобны овцам, потерявшим пастыря. Со всех сторон наступало враждебное окружение. Римляне все больше и больше влияли на их повседневную жизнь. Да еще и мы, мытари, которые однозначно воспринимались, как те, кто поклоняется золотому тельцу. Все это были знамения грядущего наказания.

Так что две мысли сразу возникали в головах слушателей Иисуса, когда звучали слова «мытари и язычники», осуждение и страх. Но Господь совсем не случайно использует эти слова. В Его глазах для каждого есть шанс на спасение, поэтому Он и приходил в дома к мытарям и общался с ними охотнее, чем с фарисеями. Ведь мы, мытари, были теми людьми, которые уже перешли за границу всякого страха. Осуждение соплеменников выпихнуло нас в своего рода пустыню. В еврейском языке слово «пустыня» является однокоренным со словом «говорить жестко, прямо». Наши души, души мытарей, были настолько истощены, что нажитое богатство воспринималось как песок пустыни. Зато мы были открыты, чтобы слышать голос Бога, звучащий настойчиво и говорящий нелицеприятные вещи.

Что же получается? Язычники и мытари – те, кого отвергла иудейская общественность, проклятые одиночки, которым место в пустыне. Но для Сына Божьего они – те, кто в первую очередь достоин Благой вести. Те, чье сердце открыто и готово к покаянию. Те, кто перестал быть овцами, отбившимися от стада, грязными и потерянными. К ним стоит относится с уважением, а не изгонять. О них стоит молиться, а не отвергать с презрением.

Вот ты в своем вопросе говорил о том, что точка зрения твоего брата изначально неправильная. Но всегда ли так? Простые люди, следовавшие за Иисусом, считали, что точка зрения мытарей, приспособившихся к новой власти, тоже абсолютно неправильная. А их страх и ожесточение правильны? Господь всегда использует обороты, которые предлагают задуматься и задать вопросы собственному сердцу.

Тот путь решения споров, о котором говорит Иисус, вполне себе библейский. Он ни на миллиметр не отошел от традиций Закона. Сначала скажи прямо в глаза, что ты с чем-то не согласен и тебя это задевает. Потом обратись к друзьям, которые могут увидеть всю эту ситуацию со стороны. И, наконец, призови на помощь всю общину. Может быть, ты помнишь, что в прошлое воскресенье звучали слова, обращенные к Петру: отойди от меня, сатана. Так вот в этом споре, ты выступаешь, как это ни странно, в роли сатаны. Потому что ты – обвинитель. Ты видишь в человеке только плохое и готов вынести это на суд других людей и суд Божий. Мало того, в своем сердце ты уже осудил! А с точки зрения Бога эта логика не работает. Не зря дальше Он скажет апостолу Петру, что прощать нужно не до семидесяти раз, а до семидесяти семижды, т.е. прощение — процесс бесконечный.

— Господь говорит не только о несогласии взглядов, какой-то точке зрения, не сходной с моей. Он говорит о грехе. Что значит грех против меня? Это относится к каким-то быстро забывающимся вещам? Например, брат отнял у меня лего, мне обидно, особенно если он что-то в нем отломал. Или речь идет о каких-то «глобальных» вещах? Например, меня травят одноклассники в школе, в результате я не могу учиться, у меня плохие оценки, и я остаюсь на второй год или меняю школу. Должен ли я их простить?

— Что такое грех? На иврите это слово звучит как «авера», т.е. переход за грань дозволенного. В первую очередь речь идет о нарушении чисто религиозных предписаний. Не пошел ты в воскресенье в храм, нарушил заповедь, — это грех. Но это слово можно перевести еще и как «промахнуться».

Помнишь, в одной из серий мультфильма «Гадкий Я» девочки стреляют в тире. Нужно сбить летающую тарелку, чтобы выиграть розового единорога. В каком-то смысле грех – это промах в таком тире. Только помнишь, почему у девочек на самом деле ничего не получилось? Потому что тот, кто следил за тиром, мухлевал. И так всегда бывает, когда идешь на сделки с совестью, даже по мелочам. Тебе кажется, что ничего страшного не произошло: ты просто не сказал маме, что у тебя очередная двойка или что тебя в школе снова побили. Но когда этих «промахов» становится много, ситуация принимает необратимый оборот. Хозяин этого тира — дьявол, и он мастер спорта по мухлеванию. Как ни старайся, тебе уже не выиграть никакого единорога. Только грустно уйти. В мультфильме за девочек заступился их приемный отец, Грю. Он просто вынул огромное ружье и разнес весь этот балаганчик. У этого ружья может быть только одно название – покаяние. Но это не значит, что ты просто уныло признаешь свои ошибки. Это значит, что разносишь вдребезги всю порочную систему. Ты задаешь себе вопрос: почему я все время промахиваюсь? Даешь на него честный ответ и ищешь пути, чтобы больше не попадать в подобную ловушку.

Когда братья отнимают у тебя лего, они тоже промахиваются. Но прежде чем устроить драку, стоит спросить себя: а что это я так реагирую? А то в гневе можно натворить куда больше бед, чем отломанный кусочек лего.

«Промахнуться» — это еще и значит сбиться с верного пути. Как Красная Шапочка. Послушала волка и пошла по неправильной тропинке. В твоих отношениях с одноклассниками, кто волк, а кто Красная Шапочка? Они оскорбляют и обижают тебя, но это совсем не значит, что ты должен пойти «по короткой дорожке» и позволить им съесть бабушку, т.е. твое самоуважение и чувство собственного достоинства. Нужно попытаться объясниться. Не получилось? Тогда, следуя словам Господа, обратись за помощью к братьям, т.е. к родителям, учителям. В конце концов, можно сменить школу. Уйти от «мытарей и язычников». Но важно не уносить их и обиду в сердце. Потому что они вырастут, переосмыслят события, произошедшие с вами. А ты так на долгие годы и останешься обиженным мальчиком, которому кто-то мешает стать взрослым и сильным.

— А почему Господь говорит, что суждение христианина – это суд Божий?

— Потому что Бог не осуждает, но призывает к милосердию, к тому, чтобы не просто взглянуть на ситуацию со стороны, но взглянуть на нее как бы сверху.

Вот опять же твои одноклассники… В одной школе был мальчик, самый маленький в классе, и защитить его было некому. Ребята воспринимали его как игрушку, то где-то привяжут, то где-то запрут и забудут, то в мусорный бачок выбросят. История неприятная и надо бы этих детей осудить. Только проходит двадцать лет. Все они становятся взрослыми. Теперь они сами родители и вспоминают, глядя на своих собственных детей, идущих в школу, какие странные и страшные вещи они делали. Прошлое просит дать ответ. И так очень часто бывает. Люди делают что-то по глупости, недопониманию, от страха, из-за неумения отличить свои амбиции и эгоизм от заботы о другом человеке. Да мало ли еще что. И мы сразу же их осуждаем. Совсем забывая, что Бог так не поступает! Суд христианина – это суд милосердия, в котором он совсем не обвинитель, но и не судья. Он может выступать как свидетель, как адвокат…

— Поэтому Иисус говорит, что, «когда вы обещаете прощение здесь на земле, то это будет Божие прощение»?

— Именно так. Прощение — это замечательная вещь! Еврейские мудрецы говорят: «Человеку, который преодолеет свои природные склонности и простит, простятся и все грехи его». Прощение на иврите «мехила». Это еще и термин, означающий прощение долга, если кто-то взял взаймы и не может вернуть. Получается, если человек обидел тебя, то он словно взял в долг у тебя. И в твоей воле его просить, даже если он не просил об этом. В то же время «мехила» переводится как помилование. Причем милость направлена не столько на того, кого прощают, сколько на того, кто простил. Любая обида причиняет боль, в то время как милость, прощение, раны исцеляет. Не зря прощение — мехила — одно из Имен Бога в иудаизме.

— Я понял. Но в конце разговора о прощении Господь вдруг говорит о том, что если вместе о чем-то молиться, Бог обязательно исполнит. А в жизни часто происходит совсем наоборот: молишься, молишься, а ерунда получается.

— И у этой фразы есть продолжение: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. Бог – не автомат по исполнению желаний. Бросил монетку, т.е. помолился и раз, товар выскочил из окошечка. Иногда Он исполняет наши просьбы, но при одном очень важном условии: наши намерения, те, что живут в самой глубине сердца, должны совпадать с Его намерениями, с Его волей. В них не должно быть жажды мести, злобы, непрощения. Они должны быть продиктованы любовью и милостью. Если мы договорились молиться о чем-то, что принесет пользу другим людям, Он будет с нами. И тогда эта молитва станет благословением не только для тех, о ком мы молимся, но и для нас.

Впрочем, мы уже слишком долго говорим об одном и том же. Прощение и молитва – не повод для разговора. Это вопрос практики. Так что хватит обсуждать. Время действовать.

Анна Гольдина и Данилка

Изображение: imagenessagradas.blogspot.ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz