Для моих близких и друзей моя новая жизнь должно быть казалась воплощением знаменитого фильма Феллини «Dolce Vita». Благо, фонтан Треви, который в некотором роде тоже был действующим лицом фильма, находится прямо напротив моего дома. Казалось бы, все мечты сбылись, да что там мечты! Я в самых смелых мыслях не могла и допустить такого! Но, как оказалось, исполнение желаний стало для меня и испытанием.

Библия говорит, что Господь не искушает. Мы просто несем свой ежедневный крест, невидимый остальным, каждый день умираем со Христом и с Ним же воскресаем для новой жизни. Мои мечты стали моим крестом. Я страдала от одиночества. Сильнее всего чувствуется оно как раз таки в больших и шумных городах, где тысячи лиц мелькают перед тобой, и ты тоже один из тысяч, миллионов безымянных прохожих, ничего не значащий для других, идущих рядом с тобой.

Рим город вечный. А потому безразличный. Здесь властвовал Цезарь, Нерон, Константин, потом великие папы, здесь были войска Наполеона и Гарибальди, здесь Муссолини говорил с балкона народу. Их больше нет, а Рим стоит. И от этой его незыблемости становится страшно. Что значишь ты для него?

Университет стал моим маленьким мирком. Там я слушала по утрам Мессы, которые служили преподаватели и студенты, потом бежала на лекции, кушала в баре, читала в библиотеке. Но был вечер и была пустая квартира. И было глубокое отчаяние, гулкая тишина, звенящее одиночество. Но Бог не оставлял меня, хотя иногда, когда я задумывалась о том, куда я забралась, как много взяла на себя, как далеко уехала, меня охватывал настоящий ужас.

Господь стал приходить ко мне в моих новых друзьях. Мы, русские католики, всё равно привыкли держать определенную дистанцию между собой и нашими священниками. Поэтому когда мои новые однокурсники стали просить называть себя на ты и приглашать на пиццу, я сначала растерялась. Но время шло и лед таял. Помню, что я всегда просила Деву Марию, чтобы мне служить священникам, любить их настоящей дочерней любовью и помогать во всем. Эта моя просьба осуществилась необычным способом. Каждую пятницу мы ели пиццу в монастыре иезуитов. Обсуждалась классическая русская литература, шепотом политика и громко — русская кухня. На прощание иезуиты снабжали меня пакетом еды «на чёрный день». Та же картина повторялась у францисканцев, где мне почему-то еще и без конца дарили вязанные свитера и шапки. Мне казалось, что это происходит не со мной.

Постепенно, я познакомилась со священниками со всех частей света, услышала потрясающие истории призваний, труд и радость пастырства. Этих историй хватило бы на целую книгу, и клянусь, она была бы куда лучшим и правдивым отображением священства, нежели то, чем нас пичкают бестселлеры и тому подобные издания.

С некоторыми из монахов мы занимаемся бегом в парке, с другими ходим на футбольные матчи. Посторонние, казалось бы вещи, привели меня к великому духовному открытию — к пониманию священника таким, какой он есть. Я мою окна в их приходах, глажу сутаны, вожу им из Сибири килограммами шоколад «Аленка», молюсь за них, делаю им латинские переводы, ем с ними пиццу, варю им кофе, украшаю храмы к рукоположению и просто слушаю. Они делают для меня неизмеримо больше: они каждый день одним своим присутствием снова и снова убеждают меня в том, что я выбрала правильную дорогу.

Священник — это живое воплощение самых прекрасных слов, которые сказал Иисус своим ученикам : «Я с вами до скончания века». Господь Дал мне уникальный шанс увидеть и понять, что священник — это не неземное существо, парящее над алтарем, как мне казалось раньше, но еще и уязвимый человек, нуждающийся в помощи и поддержке, но, в первую очередь, в молитве. Эта их огромная нужда в искреннем сердце вытащила меня со дна моего отчаяния, одиночества и ненужности. Эта огромная нужда приблизила меня к Вечному Первосвященнику, Который на земле тоже жаждал, тоже страдал, плакал и любил.

В конце приведу слова одного из моих духовных братьев, которыми он окончил одно из своих писем ко мне: «молись за нас! Пока мы поднимаем Христа над Алтарем, наша Церковь живет и пламенеет. Если вы перестанете молиться за своих священников, вы перекройте Церкви кислород».

Текст: Анастасия Подлиняева

Иллюстрация: Александра Петрухина

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz