Почему, интересно, мы воспринимаем призывы Евангелия сродни древней сказке? Или чему-то, что нас не слишком касается? Потому что это происходило 2 тысячи лет назад? Или потому что никто так не делает, вот и я не буду? Что, впрочем, не мешает мне быть хорошим христианином. Я же каждое воскресение на Мессе, иногда кидаю в корзинку пожертвования и зарегистрирован во всех католических группах интернета. Но жива ли моя вера? Мой ответ был однозначно в мою пользу. До поры до времени.

Испытать себя выдалось незадолго перед Рождеством, когда запестрели витрины, а я истратила почти все деньги на книги для учебы. Я тогда уже порядочную сумму получила из дома, всю ее спустила на дорогие издания для учебы и просить снова показалось уж очень наглым, особенно учитывая стремительный рост евро. Я решила затянуть пояс и целый месяц жила на каше. Наконец, желудок взбунтовался и я, взяв последние (в прямом смысле этого слова) деньги пошла в супермаркет и купила там мой любимый творожный сыр в большой упаковке. Я не ожидала, что могу вот так радоваться еде! Меня не покидали мысли о том, как я съем его, как только вернусь из храма, куда отправилась сразу после супермаркета.

У Церкви я заметила бедного старика с длинной бородой, безнадежно тянувшего руку к входящим прихожанам. Мне действительно нечего было ему подать, и я вошла в храм. Это была еженедельная молитва, с поклонением Святым Дарам и религиозными песнями. Все хорошо и прекрасно, как обычно. И тут, мужчина, который обычно проводил эту молитву, начал обращаться к собравшимся. Я обычно никогда его не слушаю, меня даже сбивали его комментарии. А тут…

«Мы считаем себя хорошими христианами», — начал он.

А я думаю: «Так и есть».

«А давно ли мы делали добро ближнему?» — продолжал он, и я поняла, что это касается непосредственно меня. – «А кого мы вообще считаем своим ближним? Христос призывает нас любить всех, накормить голодного, одеть нагого, утешить скорбящего. Ну и кто из нас это делает?»

«А почему я должна это делать? Вот сам и делай!» — подумалось мне. Я уже чувствовала, что его слова попали на открытую рану, которую я уже давно пыталась прикрыть красивыми словами. Но по-прежнему продолжала отбиваться.

Молитва продолжалась: «А теперь, здесь, перед Христом в Евхаристии, давайте подарим свое объятие своему соседу. Просто подарим ему немного своего тепла, даром, от чистого сердца, как принимает нас Господь».

А я пришла на молитву одна, без друзей, еще и села в таком углу, где никого из знакомых не было видно.

«Да кто захочет меня обнять», — подумалось.

И вдруг почувствовала себя такой одинокой и ненужной, как тот старик на ступеньках, который тянул ко мне руки. И вдруг (вечно это «вдруг», но со Христом всегда так – никогда не ожидаешь, что приготовил Он для тебя) незнакомая пожилая женщина заключила меня в свои объятья. Нет, не так как делают некоторые, которые на «Мир Вам» слегка касаются вашей руки, словно боятся запачкаться и даже не смотрят на вас. Нет, не так, как делают: «лишь бы сделать» и поскорей отвязаться. Нет, обняла так, как обнимают родные и любящие люди, прижимаясь сердцем и не желая отпустить, с материнской мягкостью и заботой. И я, уже полгода не видевшая своих родителей, в чужой стране, вдали от дома, вдруг ощутила такой прилив тепла и любви, что сомнений не было – через эту женщину обнимал меня сам Христос.

«А теперь подумайте о тех людях, которым вы можете сделать добро. И сделайте его», — завершил молитву наш организатор.

Яснее Господь не мог обратиться ко мне. И я, обливаясь слезами облегчения и радости, на выходе из храма, поспешила к старику. Он по-прежнему сидел на своем месте, одинокий, лишний.

«Одну монету, сеньорина», — обратился он ко мне.

Монеты не было, но я уже давно знала, что я могу ему дать. Что еще, кроме свежего и вкусного сыра, этого вожделенного моего яства, которое я отдала ему с легким сердцем, как учит нас Господь.

Старик даже онемел от такого подарка, и я услышала слова его благодарности, уже уходя.

Написано это не для восхваления моего поступка, а лишь для того, чтобы еще раз подтвердить: заповеди не устаревают! Мы призваны быть светом миру, источником любви и надежды, детьми и наследниками Всемогущего Бога.

Не к нам ли обращены эти слова из книги Второзакония? «Заповедь сия, которую я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека. Но весьма близко к тебе слово сие: оно в устах твоих и в сердце твоем, чтобы исполнять его».

Текст: Анастасия Подлиняева

Иллюстрации: Александра Петрухина

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz