Синодальный перевод Библии (впрочем, как и многие другие переводы) четыре раза использует слово «ласточка».

  1. В 83 псалме: «И птичка находит себе жилье, и ласточка гнездо себе, где положить птенцов своих, у алтарей Твоих, Господи сил, Царь мой и Бог мой» (Пс 83,4).
  2. В книге Притч: «Как воробей вспорхнет, как ласточка улетит, так незаслуженное проклятие не сбудется» (Притч 26,2).
  3. В книге пророка Исаии она упоминается в благодарственной песне царя Езекиля, избавленного Богом от смертельной болезни. «Как журавль, — говорит он, — как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь; уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! Тесно мне; спаси меня» (Ис 38,14). Писк ласточки уподобляется стонам больного, задыхающегося человека.
  4. В книге пророка Иеремии, когда звучит призыв о покаянии. «И аист под небом знает свои определенные времена, — говорит Господь через своего пророка, — и горлица, и ласточка, и журавль наблюдают время, когда им прилететь; а народ Мой не знает определения Господня».

Казалось бы, этой короткой справкой можно было бы и завершить рассказ об этих замечательных птичках. Если бы не множество замечательных легенд, связанных с ними.

В Средние века считалось, что эти птички не улетают на зиму. С приближением холодов они прячутся на дне самых глубоких колодцев, или же скрываются под берегом реки в том месте, где особенно топко. Там ласточки сцепляются лапками и крылышками, да так и застывают на всю зиму. А когда солнышко становится достаточно теплым и вот-вот наступит лето, они сбрасывают старые перышки. Самые молодые птички возвращаются в свои гнезда, устроенные под крышами домов. А старые становятся лягушками и доживают свой век у реки.

Иоанн Дамаскин предлагает несколько иную версию жизни ласточек: «Когда придет зима, ласточка сбрасывает с себя перья и залезает под кору дерева. Весной же она опять покрывается перьями, вылетает на свет, щебечет и как будто говорит человеку: «Погляди на меня и поверь в воскресение мертвых».

Ласточки часто ассоциировались с воскресением из мертвых. Многие народы считали, что ласточки прячутся не в речке и не в коре дерева, а в песчаных норках. Там они засыпают на зиму, чтобы потом вновь прилететь в свои летние гнезда и радовать людей веселым пересвистом. Легенды эти возникали из-за того, что ласточки всегда очень внезапно появляются в городах и селениях. И с их прилетом начинается лето. Эти птички прилетают последние и первыми улетают. Причем исчезают они всегда также внезапно, как и появляются. Именно эта внезапность — в первую очередь, конечно, речь идет о весеннем прилете ласточек – и воспринималась как аллегория воскресения. Особенно в тех странах, где считалось, что ласточки делают себе своего рода «могилки» в песчанике.

И, конечно, прилет ласточек был окружен многочисленными приметами. В странах, живших по юлианскому календарю считалось, что если ласточки не прилетели на Благовещение, то лето будет холодным. Надо сказать, что не только приметы связывали Благовещение с ласточками. Пожалуй, самым известным примером изображения этой птички в сцене явления Ангела Пресвятой Деве является фреска Фра Анжелико. Маленькая, едва заметная птичка с белой грудкой, черной спинкой и хвостиком сидит на выступе центральной колоны. Как Архангел она обращена к Марии и почти сливается с голубым потолком комнаты. На нее редко обращают внимание, хотя она являет собой символ будущего Воскресения Христова. Это незаметное напоминание о том, зачем происходит Воплощение.

В Норвегии существует сказка, объясняющая почему у ласточки раздвоенный хвостик и красная отметинка на шее. Как-то Дева Мария шила и положила рядом с собой на травку свои золотые ножницы и моток красной шелковой нити. Хитрая ласточка унесла эти красивые вещицы в свое гнездышко, а потом обманывала Марию, утверждая, что это совсем не она. Среди прочего ласточка сказала, что пусть у того, кто украл ножницы и хвост будет похож на их острые «ножки». Так ее хвостик стал раздвоенным. А на шее пусть повиснет клубок с украденными нитками, говорила хитрая ласточка. Так у нее на шее появилась красная отметина.

Хотя, согласно другой версии, отметинка на шее возникла совсем по другой причине. В легендах, связанных с Рождеством, ласточка влетает в пещеру, где мирно спит Святое Семейство, и защищает Младенца от искры, внезапно выскочившей из костра и грозящей поджечь сено в яслях. Поэтому у этих птичек красный «платочек» на шейке.

Другая легенда повествует нам о том, как ласточки слетелись на Голгофу и пытались помешать воинам, распинающим Христа. Они уносили в клювах тяжелые гвозди, а потом вились вокруг Распятья и жалобно кричали.

Средневековые бестиарии утверждали, что ласточки дают своим птенчикам зрение при помощи сока измельченного чистотела. Птенцы, распахивающие глаза и видящие свет, воспринимались как символ открытия глаз умершими в день Последнего Суда.

Но и это еще не все, что стоит сказать о ласточках. У этих маленьких птичек есть еще один секрет. Дело в том, что в библейских текстах упоминаются, скорее всего, не они, а похожие на них внешне стрижи. В первую очередь речь идет, конечно, о белобрюхих стрижах (apus melba). Библия использует слово «сис», которое возникло, скорее всего, как звукоподражание посвисту этих птиц и было переведено как «ласточка». Хотя стрижи и ласточки принадлежат к разным семействам и разным подотрядам, для человека, смотрящего на них с земли, они кажутся одинаковыми из-за белой грудки, раздвоенного хвостика и стремительного полета. Мало того, клекот стрижей, действительно, можно сравнить, при определенной доле поэтического воображения, с громким стоном человека, имеющего проблемы с дыханием. Получается, что царь Езекиль вскрикивал от боли, подобно журавлю, и стонал, преодолевая спазм в горле, подобно стрижу. Также и пророк Иеремия говорит о стрижах, которые улетают в апреле из Святой Земли, сбившись в стаю. Они летят по небу подобно журавлям, так что их видно с земли. И не исчезают внезапно, как это делают ласточки.

В текстах же псалма и притч речь идет и вовсе о воробьях. Библейский писатель использует слово «дрор», которое может быть переведено еще и как «свобода, воля». Домашние воробьи, принадлежат к тому же семейству, что и ласточки, и селятся рядом с людьми, нередко выбирая себе для строительства гнезда всякие щелочки в деревянных домах человека. Поэтому не удивительно, что царь Давид видит и слышит этих птичек у алтарей Господних. Что же касается замечания царя Соломона, то здесь речь идет о проклятии, которое не будет действовать, если ты не сделал ничего плохого человеку. Оно упорхнет с присвистом, подобно воробью. Но если ты виновен, как утверждают иудейские мудрецы, то это проклятие, опять же как воробей, совьет свое гнездо под крышей твоего дома. В этом смысле современный перевод текста несколько ближе к библейскому оригиналу: «Не бойся, если кто-то навлекает беды на тебя. Ничего не может с тобой плохого случиться, если ты не сделал ничего плохого. Слова того человека, как воробьи, которые пролетают над тобой, но никогда не садятся» (Ис 26,2).

В заключении еще раз обратимся к старинным бестиариям. Стремительные и всегда голодные молодые ласточки уподоблялись средневековыми авторами душам, испытывающим духовную жажду и всеми силами ищущими Бога. Так что, хоть этих птичек и нет в библейском повествование, нам стоит поучиться у них стремительности на путях поиска Господа.

Анна Гольдина

Изображение: thegraphicsfairy.com

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz