Введение и апология

Да простит меня читатель за то, что я собираюсь уделить здесь особое внимание поместному обычаю принесения монашеских обетов, бытовавшему до 1971 года в бенедектинском монастыре Шеветонь, до того как на смену древнему обряду на латыни не пришел новый. Однако стоит рассказать о том, что подтолкнуло монашескую общину к тому, чтобы обогатить традиционный обряд принесения обетов. При этом то, что предписывал святой Бенедикт, было сохранено: подписание хартии и гимн Suscipe, а также иные обычаи. Тем не менее этот обряд был украшен новыми элементами с тем, чтобы преодолеть некоторые юридические аспекты латинской ментальности и поместить тайну призвания в библейскую перспективу. В других общинах также были предприняты подобные попытки. Однако действительно верно то, что до литургического обновления Второго Ватиканского собора обычаи, относящиеся к принесению монашеских обетов, были юридически сухими и оставляли в стороне глубокие духовные переживания, испытываемые теми, кто вступал на путь монашеской жизни.

Измерение общинное, земное и небесное

Принесение вечных обетов имеет место во время Евхаристического богослужения. Это указывает на три главных аспекта. Прежде всего, участие в жертвоприношении Господа, на котором основаны монашеские обеты. Затем то, что эти обеты означают вступление в общину, принимающую кандидата и предлагающую ему то, о чем просил он в день вступления в новициат: «Я прошу о милосердии Божием и том, чтобы жить как брату среди вас». Во время обряда принесения обетов монахи встают со своих сидений и становятся вокруг кандидата, стоящего пред алтарем лицом к отцу аббату. Также невидимо присутствуют святые, чьи мощи положены перед алтарем,  где, стоя на коленях, монахи поют литании всем святым.

Молитва аббата и общины

Эти литании завершают ходатайственные молитвы отца аббата, похожие на благословение, дабы плоды Святого Духа излились в душу брата, и он вел жизнь мирную, радостную и великодушную, совершенствуясь в добродетелях (смирении, терпении, мудрости, сострадании и т.д.) На каждое прошение, кратко произнесенное отцом аббатом, братья отвечают «Аминь». Смысл этих двух вступительных обрядов довольно прост: поддерживаемый молитвой своих братьев как на небе, так и на земле, кандидат может начать более глубокое переживание своего призвания.

Хартия обетов

Днем раньше кандидат записывает в хартии обязательства жить в обращении нравов, послушании и постоянно в общине, что составляет суть обетов по Уставу святого Бенедикта. Однако пока еще он ничего не подписывает. Теперь, стоя, он зачитывает эту хартию громким голосом перед всеми, а затем поднимается на алтарь, чтобы там поставить подпись, возвращается в неф и показывает хартию каждому из братьев. В это время все хранят молчание. Затем он кладет свою хартию в центр алтаря. Совершается Евхаристия, во время которой хлеб и вино кладутся на хартию, дабы скрепить единство монашеского посвящения и жертвоприношения Сына  Небесному Отцу.

Жертвовать Богу всей своей жизнью

Молодой монах возвращается к братьям и трижды поет Suscipe громким голосом, воздевая ввысь руки в жертвенном жесте:

Suscipe me, Domine, secundum eloquium tuum et vivam

Et non confundas me ab expectatione mea.

(«Прими меня, Господи, по Слову Твоему, и буду жить; и не замедли».)

Община повторяет за ним каждый стих. Через пятьдесят лет, в день своего юбилея, так же как и в начале своей посвященной жизни, монах вновь будет петь Suscipe, что звучит особенно волнующе. Заметим, что эта жертва Богу со стороны каждого человека – прежде всего акт доверия и упования на Него. Акцент здесь ставится прежде всего на милосердии Божием, а  не на человеческом усилии.

Смерть и воскресение

Монах, принесший обеты, простирается ниц, и все поют: «Я умер и жизнь моя отныне сокрыта со Христом в Боге».Далее дьякон обращается к монаху: «Встань, ты, спящий, поднимись из мертвых, и Христос озарит тебя Своим светом». Принесение обетов, новое крещение – это уподобление тайне смерти и Воскресения Христа.

Евхаристическое измерение

Затем отец аббат произносит над коленопреклоненным монахом нечто похожее на префацию к Евхаристической молитве: акт благодарения, являющийся также анамнезисом, воспоминанием о том, что Бог сотворил в истории спасения,  что продолжается  непрерывно в ответе человека на призыв Господа, так как это воспоминание сосредоточено на тайне призвания, Боге, призывающем людей, которые нужны ему для спасения человечества. Иисус объясняет в Евангелии, почему Он призывает идти за собой: «Идите за Мною и Я соделаю вас ловцами человеков». Мы нужны Богу. Каждый из нас призван сделать что-нибудь для своих братьев. Не обязательно для всех, не важно, каким образом, главное – что-то сделать. Люди всегда были посредниками Бога.

В одной старинной истории рассказывается о том, как два священника каждый день вместе служили литургию. Один из них постоянно совершал ошибки, а другой страшно злился, но не показывал виду. В конце концов, последний взмолился Богу: «Ты должен послать ангела, пусть он скажет моему собрату, что тот ошибается во время Мессы». На что Бог ответил:«Ты его брат. Я дал тебе язык. Поэтому ты, и только ты можешь поправить его». Бог призывает, нуждается в нас, рассчитывает на нас.

В благодарственной молитве, о которой идет здесь речь, упоминаются четыре библейских персонажа, каждый из которых в свое время заложил основу для понимания того, что такое призвание. Эти четверо: Авраам, Моисей, Илия, Иоанн Креститель.

Авраам оставил свою родню и дом и пошел в страну Бога. Он, в полном смысле слова, образец веры и надежды на то, что Бог исполняет Свои обещания.

Моисей был призван для того, чтобы освободить народ от рабства и явить ему, Кто его истинный Бог, Бог милости и милосердия. Моисей говорил с Богом лицом к лицу, как с другом. Моисей был сама кротость, а в начале своего призвания даже робок. Он стал воистину образцом созерцательной жизни.

Илия, радевший об истинном Боге, в конце концов осознал, что Бог скорее присутствует в шорохе легкого ветерка, а не в неистовом урагане.

Наконец, Иоанн Креститель: тот, кто свидетельствовал о Христе и явил Его ученикам. Он образец самоуничижения: «Ему должно расти, а мне умаляться».

Таким образом, мы видим главные черты любого призвания. Необходимо оставить свое прошлое (Авраам) и стремиться к тому, чтобы говорить с  Богом лицом к лицу, тогда душа станет милостивей (Моисей), однако в то же время нужно наполнять ее священной силой (Илия), чтобы свидетельствовать о Христе и жить только ради пришествия Царствия Божия (Иоанн Креститель).

Образец и источник всякого призвания – это Сам Иисус Христос, Сын, ставший послушным даже до смерти. Это послушание заключается во всецелом доверии Богу и любви, как полной самоотдаче. Тот, кого призывает Бог, не просто некий нейтральный свидетель, он призван стать другим Христом, alter Christus.

Как видим, это выше человеческих сил, именно поэтому анамнезис завершает воззвание к  Святому Духу, чтобы Он и ныне совершил те же чудеса, как и в истории спасения.

Эпиклетическое измерение

Одно из самых частых заблуждений в отношении монашеских обетов – особо, а чаще даже, исключительно, подчеркивать человеческие действия: предавать себя, посвящать себя Богу на всю оставшуюся жизнь. Таким образом забывается о том, что делает Бог. Тем не менее инициатива исходит от Бога, а ответ дает человек. Посему правильнее было бы говорить о Боге, Который посвящает, отделяет, бережет для  Себя. В этой перспективе в данном обряде огромное значение обретает эпиклезис, иными словами, воззвание к Святому Духу, дабы Он сошел на кандидата и посвятил его служению Богу. Таким образом, монашеская жизнь, вместо того, чтобы восприниматься, как совокупность обязанностей, которые человек должен выполнять во что бы то ни стало, видится как дело Бога, совершенное по Его благодати, в жизни человека, который раз и навсегда принял решение подчинить себя Своему Господу.

К концу молитвы благодарения за величайших свидетелей призвания Бога, какими были Авраам, Моисей, Илия, Иоанн Креститель и наш Господь Иисус Христос, отец аббат простирает руки над молодым монахом, жестом, подобным тому, которым освящается хлеб и вино во время Евхаристии, и призывает Святого Духа сойти на этого брата, «стоящего пред Тобою», дабы, следуя за Христом, он становился «новым человеком, отражением Твоей святости и любви».

Святой Дух, призываемый таким образом, нисходит на молодого монаха и посвящает его Богу. Все происходит в точности как во время рукоположения на служение Церкви, хотя это и не является та́инственным рукоположением в богословском смысле этого слова.

По крайней мере, подобный способ подчеркивает, что главное в монашеской жизни – это действие Божественной благодати, очищающей, освящающей, посвящающей и преобразующей самую суть крещеного человека.

Принятие в общину

Молодой монах получает монашескую рясу, а затем обменивается поцелуем мира с отцом аббатом и с каждым из своих теперешних собратьев, говоря при этом каждый раз: «Отче, молись за меня». Каждый брат отвечает: «Да благословит тебя Господь». Таким образом одновременно подтверждается монашеское посвящение и окончательное вступление в общину. Богослужение продолжает приношение даров.

Симон Ноэль OSB

Перевод с французского Алексея Турманна

Источник: Католический катехетический журнал «Радуга», №1 2011

(чтобы оформить подписку, кликните баннер)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of