Школа доверия Богу

В рамках цикла Ольги Хруль «Церковь с человеческим лицом» опытом поиска веры делятся члены группы, проходившей подготовку к миропомазанию в кафедральном соборе Москвы в период пандемии.

Сестра Наталья Вакулишина, FMA: «Отдать себя в руки Бога»

Благодарю Господа за прекрасное время знакомства и совместного пути веры с группой взрослых прихожан прихода Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве, которые в этом году проходили подготовку к Таинству Миропомазания. Вместе мы проделали чрезвычайно интересный, неожиданно глубокий и взаимно укрепляющий путь веры. Никогда не думала, что время пандемии станет для меня временем ярких встреч и незабываемой дружбы, временем обновления собственной веры, к которой я сама пришла уже, будучи взрослой.

Это был мой первый опыт подготовки взрослых к Миропомазанию. Ранее мне доводилось готовить лишь подростков и молодежь к принятию этого таинства, но в этот раз все было по-другому. Эти люди были группой в начале нашего пути, а теперь смело могу назвать их общиной, семьей. Община стала для меня даром от Господа Бога и очевидным знаком надежды и присутствия Бога в непростое время пандемии, самоизоляции, спешной адаптации формата пастырской деятельности к кардинально изменившимся условиям и поиска смысла всего происходящего.

Вместе с детьми: я – с детьми катехитических групп, а они – со своими, мы освоили платформу Zoom, научились внимательно слушать друг друга, ловить каждую реплику, распознавать настроение, сопереживать, молиться друг за друга. Ребята, такие разные, крещенные во Владивостоке, на Гродненщине, в Караганде, Житомире, Рыбнице, сделались такими близкими за эти месяцы совместного пути. Мы подключались отовсюду – из машины под проливным дождем, не успев доехать до дома, из роддома, где вместе ожидали рождения «нашего» ребенка, «ходили в гости» друг ко другу, о чём сложно было бы даже представить в обычных условиях проведения занятий.

Мы приглашали гостей – удаленно и лично, не зная, откуда они появятся (в случае наших священников-салезианцев из кафедрального собора, они могли запросто появиться перед монитором, прибежав после исповеди в храме, и, жертвуя обедом, побыть с нами более, чем запланировано). Мы были очень рады видеть «в гостях» Владыку Павла, священников-библеистов, о. Дариуша Пеляка SVD и о. Себастьяна Прието Сильву, SJ, которые в таких условиях смогли присутствовать даже в воскресенье, что было бы практически немыслимо осуществить в обычное время.

Но самое главное, что разобраться во всем этом нам помогал Дух Святой, наша палочка-копалочка! Я также проделала свой пусть веры, путь распознания Божьей воли, на котором Господь просил лишь одного – довериться Ему. В течение этих месяцев я еще раз убедилась, что Он может сделать многое, нужно только отдать себя в Его руки.

Это воистину была школа доверия Богу. Время дружбы и радости. Время особого действия Святого Духа. И Дух Святой не дает усидеть, сложа руки, разжигая в наших сердцах желание совместной молитвы и служения Церкви. Первое, что мы сделали, как группа – через неделю после Миропомазания – помогли организовывать чаепитие во дворе Кафедрального Собора в день епископской хиротонии вспомогательного епископа Николая Дубинина OFMConv., затем откликнулись на его призыв убрать несколько могилок священников на Введенском кладбище, практически в полном составе мы сменяли друг друга в молитве перед Пресвятыми Дарами во время 36-часовой Адорации искупления за грех легализации абортов 17-19 ноября 2020 года.

Благодарение Богу за каждого, кого Он призывает к Себе и каждого, кто откликнулся на одно из воскресных объявлений зимой 2020 года. Все это неслучайно, это – знак Божьего Провидения и Милосердия по отношению к каждому из нас. Чем ближе мы к Богу, тем ближе мы становимся другу ко другу.

Таня: «В вере я с детства»

Я родилась и выросла в Гродно. У меня мама полька, папа украинец, православный, но крестили меня в «литовском» костёле, всё было секретно и даже записи об этом не сохранилось, приходских книг тоже, видимо, не было. Моей маме пришлось подтверждать под присягой в храме в Гродно, что меня действительно крестили. Потом я выросла, язык молитвы был изначально польский, я его выучила, когда ходила с мамой в храм на службу. Мы часто посещали Польшу, у нас часто так было, что дети могли спокойно переходить с одного языка на другой, да и белорусский не забывали, скорее это была разговорная смесь из трёх языков.

Мой муж православный, ему  польская месса непонятна, поэтому мы часто уже с ним ходим на русскую Мессу. В вере я с детства – бабушка научила меня молиться на чётках по-польски. Позже в Гродно я стала ходить в костёл сама, меня тянуло, мне хотелось чувствовать Бога рядом.

Однажды я была в фарном костёле в Гродно совсем одна и поняла, что я плачу. Мне было лет 18, была необыкновенная тишина, и я поняла, что буду услышана…

Это был мой с Ним разговор. Потом я приехала в Москву и на третий день встретила своего будущего мужа, Андрея, с которым мы и венчались в кафедральном соборе в Москве, пройдя обучение у нашего настоятеля, отца Владимира.

Андрей рос не в очень религиозной семье, но крещён, умеет поставить свечку в храме и только, поэтому он с радостью посещал все мои занятия по подготовке к миропомазанию, обучался практически со мной вместе, и даже сдавал экзамены вместе со мной. Муж и жена в этом случае – два сапога – пара.

Юля: «Путь к себе»

Я из Волковыска, что в 96 км от Гродно. Из детства я помню раннее Рождественское утро, когда мы с бабушкой шли по морозу в храм. Но так случилось, что крестили меня в православной Церкви рядом с Оршей, мама православная, а по папе мы – поляки. Документа об этом событии (крещении) не сохранилось в то время. И подтвердить мне было нечем (поэтому миропомазание было условным).

Моя мама – хореограф, папа – режиссёр, вместе с ними мы гастролировали бесконечно много в Польше, где я повидала много польских костёлов, выучила прекрасно польский язык.

Потом так сложилось, что меня жизнь бросала и в США, и в Турцию, и в Африку. Я заболела, вернулась в Минск и поселилась напротив православного монастыря в Новинах. Однажды я осознала, что хожу в это монастырь каждый день, ставлю свечки.

Потом я переехала в Москву и почему-то попала на русскую Мессу, на который я узнала, что есть польские мессы и стала ходить, почувствовав «язык веры» из детства. Было много работы, я была истощена, выгорела, начинала захлёбываться…

Я пошла на исповедь, рыдая взахлёб, после чего каждое воскресенье я летела в храм. В этом году во время одного тренинга по работе, стоя у озера, я вдруг неожиданно запела «Отче наш» во весь голос. Это было ранним-ранним утром… Это было пробуждением.

Когда все эти неожиданности со мной закончились, я услышала приглашение отца Владимира с амвона на подготовку к миропомазанию и сразу сказала себе, что нужно идти! Я пришла…и  осталась…

Меня миропомазывали (условно), так как в православии это таинство обычно преподаётся сразу с таинством крещения. Перед таинством у меня была генеральная исповедь, которая длилась два с половиной часа, но она настолько прояснила все мои заблуждения, что я почувствовала, будто вышла из тёмного леса…

У меня был долгий поиск себя, духовный и душевный – подготовка к миропомазанию стала для меня путем внутреннего становления, путем к себе.

Мария:  «Теперь эти объятия настигли и меня»

Когда был клич о том, не хотите ли Вы рассказать о своём пути веры, я подумала, что у меня нет никакой яркой истории и рассказывать, как бы и не о чём. Я из традиционной католической польской семьи из Беларуси, то есть смешанных браков у родителей и бабушек-дедушек не было, препятствий не было, все были практикующие в вере – такая ровная история жизни. Большую часть своей жизни, живя в Москве, я ходила и хожу на польскую службу, иногда заглядывая на русские и понимаю, что у большинства местных католиков приход в католическую веру – это действительно вариант поиска, выбора, исканий.

Родители мои с Гродненщины, и я совершенно не удивлена тому, что большинство из нашей группы оказались родом из тех мест. Я родилась в Молодечно, а в деревне Красное рядом с нашим городом всегда был костёл, даже из Минска приезжали люди в этот храм на богослужения. Крещена была младенцем, из детства помню, как вся семья каждое воскресенье ездила в эту деревню. В Молодечно храм был разрушен в то время и ещё не восстановлен. Посещения храма особо не афишировались, в то время всё было достаточно скрытым, если вдруг одноклассник увидел у меня дома чётки, я объясняла это достаточно уклончиво, опасаясь за последствия. Да, я застала ещё те годы, когда веру скрывали и молчали.

После школы я приехала в Москву получать высшее образование, в те годы я в храм не ходила, а когда я узнала адрес костёла святого Людовика на малой Лубянке, то спустя какое-то время в 90-е годы стала в него ходить. Когда начинались ремонт и преобразования здесь, в кафедральном соборе, я помню часть первого этажа с линолеумным полом, с символическим алтарём.

Скорее всего мои родственники, двоюродные прапрадедушки, после участия в восстании 1863 года, проведя полжизни в Сибири в ссылке, когда их освободили и (что у меня с трудом укладывается в голове) позволили жить, одному в Санкт-Петербурге, другому в Москве, участвовали в денежных сборах на постройку этого храма.

Я долгие годы просто ходила в этот костёл, но с учётом того, что я интроверт, знаю в лицо только тех, с кем сижу рядом в лавках, не более… Когда я видела радостно обнимающихся в храме людей, я понимала, что, видимо, они вместе проходили некий путь катехизации, чего в моей жизни не случилось. Я раньше не откликалась на объявления о катехизации к миропомазанию, реально оценивая ситуацию, понимала, что времени не смогу найти на несколько месяцев занятий; начнутся пропуски, мне нужно будет уехать, зачем начинать, если не смогу, не сумею толком пройти учёбу?

А в этом году меня «тронуло»; я встала и пошла, ни одного занятия не пропустила. Когда проводил занятия с нами епископ Павел, от него я услышала выражение «теплохладные христиане» – я традиционная католичка, без поиска, без озарений, без выбора…и это я….у меня нет такого полёта, волнения, которое я вижу у других людей, у тех, у кого результат выбора, озарения и поиска..

Мне, конечно, хотелось большей яркости в переживании веры, а теперь эти объятия настигли и меня, я нахожу удовольствие участвовать в совместных инициативах, конечно поеду на кладбище накануне дней поминовения усопших, потому что мои могилы все далеко, и этим участием я хочу привести в порядок любые могилы, к которым попаду в это время (от ред. – в середине октября представители группы привели в порядок несколько могилок священников на Введенском кладбище, ответив на просьбу епископа Николая о таком деле милосердия).

Андрей: «Бог всегда есть в нас и всегда с нами»

Моя мама из Волковысского района, как и многие ребята из нашей группы я родом из Гродненской области, мы практически земляки. Единственным свидетельством моего крещения стала картина Тайной Вечери, подаренная мне на Первое Причастие нашим настоятелем и им подписанная с печатью костёла.

Этого оказалось достаточно, чтобы подтвердить, что я был крещён, больше никаких документов тогда не давали. Оказалось, что мое крещение устроила бабушка с покойной тётей, за что я им благодарен по сей день, мама и папа об этом не знали.

«Бог всегда есть в нас и всегда с нами» – эта фраза в разные периоды жизни воспринимается по-разному: в детстве и в юности она вообще пролетает, не задерживаясь в голове; чем старше становишься, она воспринимается иначе. Как бы тебя не угнетала жизнь, главное – не терять ощущение присутствия Бога. Он всегда с нами.

Катюша: «Мой путь к миропомазанию»

На первый взгляд все просто, сходил на некоторое количество занятий, углубил знания и готов. Но вcё оказалось интересней. 

Наша подготовка началась в 2020 году, который не перестаёт удивлять. Конечно и наши занятия преобразовались в дистанционные встречи, что создавало некоторые сложности. Но самый непростой и интересный путь был в мыслях и чувствах.

Я привыкла учиться постоянно, в школе, институте, на работе и т.д. Когда начались наши занятия, меня охватывали мысли, что информация слишком проста. Казалось, мы должны были изучать что-то глубже и усердней. Но спустя несколько занятий ситуация перевернулась, теперь всё казалось слишком сложным, я не могла связать всю информацию между собой и найти время для изучения.

В связи с физическим состоянием (ожидание ребенка) мне приходилось пропускать некоторые занятия, по этой причине я начала переживать, что меня не допустят к Таинству.

В общем за время подготовки я путалась в мыслях, переживала и, главное, не понимала, что мне со всем этим делать. К счастью, у меня чудесные отношения с мамой, с которой я делилась своими мыслями в такие моменты. (К слову, моя мама – католичка, у нас по маминой линии с Украины все католики, а папа был некрещёным, пока не встретил маму, и с тех пор он тоже католик). Мама произнесла тогда слова, важность которых я поняла позже: «Не знания главное, надо доверить Святому Духу эту ситуацию и свою жизнь. Начинай молиться гимн Святому Духу каждый день – и всё получится».

Это было не так просто. Я начинала, забывала, вспоминала и даже заставляла себя. Потом внезапно стало легко и даже приятно посвятить некоторое время обращению к Святому Духу. И теперь для меня уже не удивительно, как дальше вся информация стала обретать смысл и связываться между собой. Не только та, которую мы обсуждали на занятиях, но также проповеди, прочитанная литература и просто беседы. Все это уже встречалось мне раньше и было знакомым, а в то время стало понятным и важным. 

Ещё хотела бы добавить, что подготовка к таинствам позволила взглянуть на своё окружение. Ведь нужно было выбрать восприемника, а в это же время у нас родилась дочка, для которой надо было выбрать крёстных. Сначала я подумала, что меня окружают люди с непростыми судьбами и далекие от Церкви. Но, поразмыслив, я поняла, что сама далековато, раз нахожусь в таком окружении. От того ценно, что к миропомазанию мы готовились в группе и обрели новых знакомых. Один из них, кстати, стал крёстным для нашей дочери. 

И я думаю, это только начало истории, ведь мне ещё предстоит более глубоко понять свою роль в Церкви. А пока что, как сказала моя мама, усердно занимаюсь воспитанием нового члена Церкви.

Антон: «Прошу Святого Духа и далее просвещать моё сердце«

Меня зовут Антон Секриеру, я родился в 1989 году в Приднестровье. В моей семье верующая мама, она католичка. С самого рождения она воспитывала в вере и водила в костёл моих двух старших братьев и младшую сестру.

В 1990 году я принял крещение, в 2000 году – Первое Причастие.

Первый наш храм располагался в обычном частном доме, где мы собирались на мессу, пока строился большой приходской дом. Затем мессы стали служиться в большом зале нового дома. В это время началось строительство большого храма.

Так сложилось, что мои братья и ровесники, с кем я ходил на катехизацию,  в юношеском возрасте приняли таинство миропомазания, а я не мог этого сделать, потому что тогда был призван в армию. После армии в 2009 году я первый раз приехал в Москву, а затем много лет работал в России, и на севере, и на юге. Где бы я ни находился, первым делом я искал храм, старался участвовать в святой Мессе.

В 2009 году мне подсказали адрес кафедрального собора в Москве. С тех пор уже 11 лет , бывая в Москве, я старался всегда приходить на Мессу, и все годы мечтал о таинстве миропомазания, которое я так и не принял. Однажды в объявлениях после воскресной Мессы я услышал о наборе группы.

Не сомневаясь, я тут же отложил все свои планы и начал искать время для посещения занятий. Я познакомился с прекраснейшей сестрой Натальей, с ней всегда весело, хорошо. Я обрёл новых товарищей, в дальнейшем, надеюсь, друзей.  Теперь я прихожу в храм в надежде встретиться с кем-то, пожать кому-то руку.

Сейчас я благодарю Господа за то, что ситуация изменилась, что далеко от родины дал мне возможность принять миропомазание, за то, что моя мечта сбылась.

В момент пандемии, мы каждый раз встречались, обсуждали темы, вместе узнавали новое, это было и весело, и познавательно, и помогло нам не опустить руки.

Первая встреча после самоизоляции была такой тёплой и приятной для всех, я был рад увидеть всех, крепко обнимал ребят, сестру Наталью так крепко, тепло, как будто мы знали друг друга с детства.

Меня очень радует, что я встретил тех, кто о тебе молится, готов выслушать. 

После принятия Таинства Миропамазания:  я стал намного спокойнее, адекватнее относиться к некоторым ситуациям, в которых легко мог вспылить, я почувствовал и начал замечать, что принимаю всё очень просто. Наверное, я стал более чутко относиться к людям, молиться за тех, с кем встречаюсь, стал относиться к чужим бедам порой внимательнее, чем к своим, проезжая мимо кладбища, всегда молюсь о душах усопших, которые там похоронены, при виде страдающих мне хочется помолиться об их утешении в скорби.  Думаю, я получил дар Святого Духа и поэтому стал чуточку человечнее. За это я очень благодарю Господа и надеюсь, что буду Его только радовать. Прошу и далее Святого Духа работать над моим сердцем и поведением, а также вести меня и моих близких. 

Отец Петрос Есаян: О хрупкости и силе жизни. Про Витю.

Недавно в Москву приехала одна армянская семья, которая живет в нашем доме, этажом выше. Виктор – молодой парень 22 лет, находится на обследовании и лечении в институте Бурденко. Парень очень добрый и глубокий, что сегодня большая редкость. Так получилось, что у нас наладились искренние отношения.

Ситуация его болезни очень сложная, и вчера в моей часовне дома Витя принял Христа в Крещении, Миропомазании и Причастии. С его разрешения я пишу это и делюсь его мыслями и чувствами о произошедшем: .

«На крещение 20 октября 2020 года я пошел осознанно, что многократно увеличило спокойствие на душе, это было по моей воле, искренне. А после крещения понял, что даже жизненные обстоятельства не так сильно подтолкнули меня к этому, а как будто я встал на дорогу, которую всегда искал, но никогда не видел. Действительно неописуемо, я понял, что, хромая физически, я хромал и морально, и упал бы, если бы не крещение и обстоятельства нынешние, какими бы они не были. Я благодарен Богу, на душе стало светлее, пришла ясность в ум, в душу, причем такая, какую хотел себе и какую хочу пожелать всем людям на земле.»

Я тоже ощущал и волнение, и радость, и Божий мир, некую силу, которая действовала сквозь слабость. После Крещения, когда Витя с мамой ушли, я сказал Диме, который снимал Крещение: «Ради таких моментов стоит жить и стать священником!» Задумчивый Дима ответил: «Да! Стоит!»

Вечером, когда мы символически праздновали крещение Вити, у меня на столе была пицца пепперони. Пицца, как пицца, но Витя, лежа в больнице мечтал именно об этой пицце, думая, что не скоро получится её отведать, а тут, в день его крещения у священника дома, эта пицца. Для Вити это был «прикольный» подарок Бога, что мол: «Держись, парень! Я с Тобой».

Господь показывает нам, как Он близок к нам, как непосредственен и заботлив, что даже наши мелочи Ему дороги! Хрупка наша жизнь, но велика сила Его любви, меняющая нас изнутри и наполняющая смыслом и миром наш путь.

Марта Скугорева: «Всё только начинается!»

Так получилось, что меня крестили в католической вере в Казахстане, в Караганде. Это было в далеком 1991 году в приходе святого Иосифа. История прихода сама по себе удивительна и трагична.

Но моя история и путь начинаются с воспоминаний о поездке в удивительный Казахстан. Мне три года, мои родители только развелись, и моя бабушка по папиной линии решила, что медлить нельзя. Крестить в Москве, на Лубянке, она, мать журналиста и жена немца, категорически не хотела. И мы поехали, и, хоть мне было три года, я многое помню. У бабушки в Казахстане были родственники, которые после эвакуации там и остались.

Наверное, нужно немного рассказать о моей семье. Мои родители – журналисты. Мать несколько десятилетий работает на радио «Маяк» редактором новостей. Отец работал на многих федеральных каналах и радио тоже как редактор новостей. Сейчас он живет и работает в Мюнхене.

Мой дедушка по папиной линии был немцем. Дедушка Александр приехал в Москву после смерти Сталина. Он был инженером и коммунистом и почему-то полюбил Россию и приехал помогать, так сказать, хозяйству. И встретил мою бабушку Полину, которая работала на заводе в Зеленограде, где они и жили всю жизнь.

Хочется поделиться одним из ярких воспоминаний детства. Лето, дача в деревне. Мне лет пять, топим с бабушкой печку. Я сижу на пружинистой кровати, знаете, такие послевоенные, смотрю на огонь. Бабушка учит меня молитве «Отче наш». Кидает дрова, и мы повторяем слова молитвы. Потом были и другие молитвы, но этот образ очень сильно запомнился. Это бабушка Нина, мамина мама. Она была родом из Воронежской области, её родители были раскулачены, а дедушка – из рода донских казаков.

А с другой бабушкой, Полиной, было немного по-другому, там я узнала о Розарии. Увидев первый раз в детстве статуэтку святого Иосифа, очень удивилась, почему он такой белый. Это была небольшая белая статуэтка. Помню, что сказала бабушке, что это Дед Мороз.

Вот такие разные бабушки, по конфессиям и не только.

Я думаю, у многих жизнь – не прямая линия, а зигзаги, у меня тоже не исключение.

Мой путь в Церкви, в вере был вначале робок и полон страхов и стереотипов. Также в нём было много встреч с замечательными людьми, много поддержки, помощи. Я думаю, каждый человек в нашей жизни важен и чем-то помогает нам — или мы ему.

Я бы очень хотела сказать молодежи и не только, что не нужно бояться, стыдиться приходить и говорить о своих проблемах, в том числе с документами (думаю, это не новость для нашей поместной Церкви), священникам, монахиням, не бояться участвовать в жизни прихода, не обязательно во всех проектах.

Мне было зачастую тяжело преодолевать страх, мнительность и свои стереотипы о людях, о Церкви, хоть со стороны, наверное, это было не видно. Но Бог ставил на моем пути тех людей, которые точно не соответствовали моим представлениям о Церкви, я благодарна Ему за это. Я выходила из своей скорлупы и открывала для себя разнообразие в Церкви, разных людей, разные мнения.

Мой первый приход в Собор (от ред. – Кафедральный Собор Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве), точнее, возвращение блудной дочери, потерявшейся католички, был в 2007 году. Помню как сейчас: села я около статуи Марии, сижу и вижу ящик с интенциями Марии Помощнице христиан. Тут меня пронизывает холодок ужаса – ведь это – тот образ, что так часто я видела во сне. Вот таким немного мистическим было моё начало возвращения.

Постепенно я входила в общину, в основном через благотворительность. На тот момент я участвовала в благотворительности в нескольких «мирских» фондах как денежно, так и делами. Это было знакомо и очень близко мне, поэтому я решила начать именно так.

Я познакомилась с о. Кшиштофом Цабалой и «Домом Боско» (от ред. – Детско-юношеский воспитательный Центр им. св. Иоанна Боско на Филях в Москве). Потом были встречи волонтеров прихода, фримаркеты и интервью с пожилыми прихожанами (проект Ольги Хруль «Церковь с человеческим лицом»), общение с бабушками и многое другое.

Даже когда я вспоминаю это, я не верю, что все это было со мной. Мне было нелегко начинать проекты, общение, но, наверное, это добродетель мужества, не иначе. Я очень благодарна этому времени, людям. Были и неудачи, пробы, ошибки. Почему я это делала? Почему тратила свое время, которого почти никогда нет? У меня нет ответа. Я шла этим путем, иногда мне казалось, что не я его выбрала. Спасибо всем, кто был рядом со мной в то время.

Большой помощью мне были и реколлекции, я всегда любила этот формат. Сначала Барановичи, сестры Миссионерки Святого Семейства и лекции сестры Павлы Бобер. Потом уже были игнатианские упражнения у иезуитов, реколлекции у францисканцев в Петербурге, занятия в Школе Библии в нашем приходе, продолжение занятий у сестёр Миссионерок Святого Семейства.

Особо хочу отметить молитвенную помощь Общества для призваний, в котором состою с 31 января 2018 года, и отца Ярослава Митжака.

Сейчас я понимаю, что у меня была такая жажда поиска Бога, пути. Из всех встреч я вынесла важность молитвы. И уже потом я участвовала в реколлекциях, занятиях с элементами созерцательной молитвы. И это определенно моё. Школа молитвы очень интересный этап в моей жизни, ведь это как в настоящей школе: сначала первый класс, где ты почти ничего не понимаешь в молитве, а потом твоё мнение, взгляд, понимание, ощущение молитвы меняется, углубляется. Ты открываешь для себя, что есть не только молитва-ходатайство, молитва о прощении, но и моя любимая – благодарственная. Помню такой момент в жизни, когда совершенно не могла молиться, молилась только так: «будь со мной»! И это было очень искренне.

На занятия по подготовке к миропомазанию уговорил, а точнее, сказал, что мне это нужно, отец Владимир (настоятель собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии) после долгой беседы. Это было в «докарантинную эпоху», в феврале. Но задумываться о том, что всё же нужно привести документы в порядок и принять таинство, я начала после посещения в 2019 году монастыря сестёр Босых Кармелиток в Усолье-Сибирском (Иркутская область).

Когда я первый раз шла на занятия, то очень переживала, как же я буду сидеть среди подростков, а на деле оказалось, что средний возраст намного выше. Это тоже было помощью для меня, хотя бы психологически.

Во время карантина пришлось осваивать с нуля программу Zoom, мы начали собираться на занятия там. Это было очень интересный опыт, думаю, для всех. Спасибо сестре-салезианке Наталье Вакулишиной, которая заряжала нас своим спокойствием, позитивом, приглашала к нам на занятия гостей, интересно и нескучно погружала нас в Катехизис Католической Церкви.

Что мне лично запомнилось: встреча с епископом Павлом Пецци, наши вопросы ему, Lectio Divina с отцами-библеистами, наши молитвы друг за друга. Я думаю, карантин был нам на пользу, для каждого в его пути, хотя, безусловно, вначале была большая обида, растерянность, а я ещё и ветрянкой заболела. Тем более, дата миропомазания перенеслась с мая на неопределенный срок.

Наши занятия продолжались в удаленном формате. Очень благодарна этому времени.

Но потом пришла радостная новость, что миропомазание будет 26 сентября 2020 года. И мы начали готовиться к этому с силой и радостью, которая столько дремала в нашей карантинной жизни.

Сейчас я чувствую благодарность. Благодарность за путь, такой насыщенный, за помощь монахинь, священников, прихожан и не только. Знаете, мой путь и немного экуменический, большую поддержку я получала от православных священников, монахинь. Ведь даже просто разговор – это тоже поддержка и средство от закоснелых стереотипов.

Иисус оставил нам благодать, благо, которое дается даром, то есть его невозможно заработать, заслужить (а иногда так хочется); как бы ты ни старался, ты не можешь вломиться к Богу, но ты идешь, идешь и ждешь, пока Он сам к тебе придет. Придет, и только тогда все начнется.

Всё только начинается!

Материал подготовлен Ольгой Хруль

Фото: Ольга Хруль

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in the Super Socializer > Social Login section in the admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *