Вопрос: Были ли в истории Церкви совместные женско-мужские монастыри?

Ответ: Мужчины и женщины в одном монастыре – это повседневная реальность монашеской общины Бозе, которая представляет собой отнюдь не единственную обитель такого рода. Здесь братья и сестры совместно молятся, трудятся и принимают паломников.

Основатель и приор общины Бозе отец Энцо Бьянки рассказывает, что вначале не было проекта совместной женско-мужской обители, но только идея монашеской жизни. Но вслед за первым монахом, пожелавшим вступить на этот путь, пришла женщина, глубоко убежденная в своем выборе. Таким образом, отец Энцо должен был как-то решить проблему. Он отправился в Турин к кардиналу Пеллегрино, который в тот момент занимался делами новообразованной общины, и кардинал ответил: «Ты ее не искал, ее прислал Сам Господь, так что нужно принять». Первые братья приняли новую монахиню, а чтобы она не оставалась одна, отец Энцо поехал в Граншамп (Швейцария), где находится протестантская монашеская община, и попросил прислать одну из их сестер. Сразу же настоятельница – сестра Минке Де Врие – ответила, что после молитвы она примет решение. На следующий день она отправила в Италию сестру Кристиан, которая оставалась в Бозе в течение года. Сестра была как бы предоставлена «в аренду», чтобы с самого начала единственная женщина общины не была изолирована, но имела свою «семью». Этот опыт подвигнул отца Энцо задумать монашескую общину Бозе как смешанную, состоящую из мужчин и женщин.

«Я сразу понял одну истину, — говорит отец Энцо. – Чтобы мужчины и женщины жили совместно, нужно не отрицать их различий. Это нужно для того, чтобы избежать разделений между женской и мужской ветвью. Вот почему с самого начала я решил, что у сестер будет своя настоятельница, чтобы не я напрямую ими руководил, — так и произошло».

Обе общины развивались вместе в соответствии с единым Уставом. Вместе совершается литургия, почти всегда трапеза тоже совместная, образ жизни – одинаков для всех. Так все начиналось, и казалось, что это «работает», говорит приор общины. Сразу же братья и сестры осознали совместное жительство как источник особых милостей. Так, рассказывает отец Энцо, монахи, которые вели себя как «медведи», должны были научиться деликатности, что «вовсе не означает быть более женственными, но более внимательными», более заботливыми друг с другом: раньше они жили как «одиночки», собравшиеся вместе, а с момента появления сестер стали настоящей братской общиной. Что касается женской ветви, то присутствие братьев было для монахинь стимулом к дисциплине, например, в отношении разговоров: они стали более сдержанны по сравнению  с «классическими» общинами сестер, заметил отец Энцо, «меньше говорили и было меньше соблазна болтать и шушукаться между собой». Эти две вещи свидетельствуют о том, что совместное жительство помогает расти.

«Что касается аффективного аспекта, — затронул Энцо Бьянки аспект, интересующий многих, — то мы, в духе должного распознавания, как взрослые люди, констатируем, что между братьями и сестрами не бывает влюбленности (как все думают). Это не проблема, и за сорок лет этого ни разу не произошло. Настоящая проблема заключается в той ране, которая существует между мужчинами и женщинами. Ведь у нас разная психология. Например, эти психологические различия и их последствия мы замечаем во время капитулов, когда нужно принимать решения. Необходимо привести их к гармонии, не аннулируя и не отрицая. Эта работа проводится день за днем.

Еще один аспект, который подчеркнул отец Энцо, заключается в подготовке кандидатов. Все проходят одну и ту же подготовку, без различий. Однако у женщин своя наставница новициата, а у мужчин – свой наставник, поскольку в индивидуальной монашеской подготовке только женщина может эффективно сопровождать женщину и мужчина — мужчину. Отец Бьянки отмечает также, что это связано и с аспектом целомудрия: женщина с большей легкостью подчиняется мужчине, а мужчина – женщине, и это «не содействует целомудренности, а идет против нее». Поэтому, например, приор никогда не выступает в роли духовника для женской общины. «Моя роль заключается в обеспечении единства двух ветвей, но я не имею никакого непосредственного общения с сестрами, чтобы избежать проекций и ревности. Женщины должны слушаться женщину, а мужчины – мужчину: это вопрос целомудрия».

«Богатство женского и мужского присутствия необходимо научиться видеть, — отмечает брат Гоффредо, помощник Энцо Бьянки. – Так мы становимся более человечными, ведь обычная жизнь состоит из мужчин и женщин, поэтому истинный путь гуманизации совершается, когда мужчины и женщины вместе идут по пути различий и инаковости. Различия не должны пугать, — они помогают и обогащают».

Читать полностью: Русская редакция Радио Ватикана

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о