Рабочая неделя началась с вручения наград Американской киноакадемии. Вместе с долгожданным «Оскаром» Леонардо ДиКаприо пришла и другая громкая новость: лучшим фильмом года была названа лента Тома МакКарти «В центре внимания» (Spotlight). Фильм рассказывает о нашумевшем журналистском расследовании американской газеты The Boston Globe, обличившем священников-педофилов и покрывавших их церковных иерархов в 2002 году.

Скандал, разразившийся в Бостоне после публикации первой статьи The Boston Globe 6 января 2002 года, был не первым для Католической Церкви в США, но, пожалуй, самым масштабным. Во многом благодаря тому, что журналистам газеты удалось найти подтверждения не только конкретных случаев насилия над несовершеннолетними, но и неопровержимые доказательства того, что Архиепископ Бостона кардинал Лоу был в курсе этих событий, делал всё, для того, чтобы не придавать случившееся огласке и, в то же время, не отлучал таких священников от служения, регулярно перебрасывая их из города в город, из прихода в приход.

Общественный резонанс понятен. Многие мои верующие знакомые, сталкиваясь с нелицеприятным или откровенно аморальным поведением священнослужителя, говорят: «Церковь святая, но служат в ней обычные грешники. Я буду молиться о его раскаянии и о Божьем милосердии для него». Возможно, христианской любви и долготерпения хватит даже на то, чтобы простить человека, совершившего сексуальное насилие в отношении твоего собственного ребенка. Но как смириться с тем, что люди, стоящие над ним, иерархи Церкви, знают о происходящем и не делают ничего для того, чтобы защитить свою паству от волка в овечьей шкуре? Особенно, когда речь идет не об отдельно взятом священнике, а о десятках клириков и о сотнях жертв. Расследование The Boston Globe получило такой широкий резонанс, что было даже отмечено Пулитцеровской премией в 2003 году. Но почему мир возвращается к этой теме сегодня и какой путь прошла Католическая Церковь за это время?

Конечно, бостонские скандалы были апофеозом, а не первым тревожным звоночком. И говорить, что Церковь игнорировала проблему до этого момента, было бы ложью. Об этом свидетельствует хотя бы то, что параллельно первому материалу The Boston Globe, с разницей в каких-то три дня, Ватикан опубликовал документ, содержащий правила поведения для высокопоставленного духовенства в отношении случаев педофилии и жестокого обращения с детьми со стороны священников. Составленные ещё в предыдущем году правила требовали сообщать непосредственно в Рим обо всех подозрениях в педофилии, а также, чтобы повинные в сексуальном насилии священники представали перед церковным судом – на поместном уровне или непосредственно в Ватикане.

Позже, в апреле 2002 года, Папа Иоанн Павел II встретился в Ватикане с американскими кардиналами для обсуждения проблемы педофилии среди священнослужителей в США. На этой встрече Понтифик прямо сказал, что в Церкви нет места тем, кто причиняет вред малолетним, а решения американских иерархов, повлекшие за собой скандал, назвал неверными и не способными справиться с кризисом.

В июне 2002 года Конференция американских Римско-католических епископов собралась на три дня в Далласе, чтобы определить меры наказания для священнослужителей, уличенных в сексуальных домогательствах. Они проголосовали за ужесточение мер. В частности, за отлучение таких священников от прямых контактов с паствой, однако, без жесткого требования лишения сана. Виновным в насилии запрещалось участвовать в богослужениях с народом и носить священническое облачение.

В конце того же года Папа принял прошение кардинала Лоу об отставке. Об этом иерарха просили более 50 священнослужителей его епархии, подписавших петицию, в которой они осуждали действия своего архипастыря.

В марте 2003 года в отставку отправлен ещё один американский епископ – Мануэле Морено, обвиненный в укрывательстве фактов домогательств и насилия в его епархии. Судебные процессы в разных Штатах (поделенных на 195 епархий) продолжаются весь год, Церковь выплачивает миллионы долларов компенсации жертвам.

В начале 2004 года председатель Конференции Епископов США Уилтон Грегори выступает с заявлением о последующем ужесточении мер в отношении священников-педофилов. Теперь речь уже идет о лишении сана, об ужесточении проверки досье священников, работающих с детьми, и о разработке специальных образовательных программ, призванных защитить малолетних прихожан.

К этому времени распродают имущество, чтобы рассчитаться с жертвами педофилов, уже не только американские епархии. «Охота на ведьм» перекидывается на Европу, и особое место в этом процессе занимает Ирландия. Там «педофильские скандалы» достигают апофеоза в 2009 году, когда под подозрение попадают сразу 100 католических священников. Резонанс велик, и в 2010 году Папа Бенедикт XVI пишет специальное пастырское послание, в котором приносит извинения за обвиненных в педофилии ирландских священников, говорит, что они должны ответить за свои деяния и называет их действия предательством Церкви. Надо заметить, что большинство случаев в Ирландии оказались не доказаны. Последствием же этих скандалов явился глубочайший кризис Поместной Церкви – по данным переписи 2012 года число атеистов в Ирландии увеличилось на 45% по сравнению с показателями 2006 года, число католиков значительно снизилось, и кризис не преодолен и сегодня. Эта печальная ситуация нашла отражение в другом нашумевшем фильме – ирландско-британской ленте 2013 года «Голгофа» (Calvary).

Очень ясно положение дел сформулировал один из самых влиятельных колумнистов The National Catholic Reporter (а ныне – сотрудник The Boston Globe) Джон Аллен в 2010 году, написав, что в данной ситуации жертвами являются не только подвергшиеся насилию дети. Есть и другие жертвы: это все те добродетельные священники и монахини, которые стремятся помочь людям, но лишены доверия и доброго имени вследствие аморальных действий отдельных лиц. Прокатившиеся по миру «педофильские скандалы» привели к том, что любой священнослужитель может быть обвинен в педофилии по одному лишь доносу, часто бездоказательному – только слово прихожанина против слова священника – и священники теперь оказывались не в выгодном положении. За восемь лет в Церкви я видела такие доносы, получала их сама, когда их рассылали «тайные доброжелатели» с фейковых страниц в соцсетях. С одной стороны, во многих странах были наказаны реальные преступники, с другой – прихожане во всем мире получили безотказное оружие против священнослужителей, не угодивших им по каким-то причинам. Это значительно усложняет процесс разбирательства для епископов и церковных судов.

С другой стороны, страдают и остальные прихожане: когда узнаешь о том, что подобные вещи происходят в твоём родном приходе, и совершает их человек, которому ты исповедуешься каждый месяц и из чьих рук принимаешь Святое Причастие, это не может не бросить вызов твоей вере. Означает ли это, что меньшим злом было бы замалчивание сексуальных преступлений в Церкви? Вряд ли такой ответ удовлетворит родителей, чьи дети подверглись сексуальному насилию. Не может он удовлетворить и тех прихожан, которые воспитывают детей в Церкви, доверяют их катехизаторам, отправляют в религиозные летние лагеря.

Какие действия предпринимала Церковь в последние годы? В 2014 году архиепископ Сильвано Томази представил на 65-й сессии Комитета ООН по правам ребенка доклад Ватикана о мерах, предпринятых Церковью для защиты детей. Осенью 2015 года Папа Франциск встретился в США с жертвами насилия со стороны священников. Он принес им извинения лично и обещал, что все виновные обязательно понесут ответственность. Кроме того, Понтифик сказал, что «это нельзя держать в секрете», и он лично «выступает за тщательный контроль, чтобы защитить молодых и привлечь всех виновных к ответственности».

Фильм «В центре внимания» вызвал негодование некоторых верующих, считающих, что ни к чему снова привлекать внимание к больной и всё ещё кровоточащей ране. Но в свете приведенных выше слов Папы Франциска мы можем смотреть на него иначе: да, с болью, но без ненависти к его создателям и ко всем тем, кто по-прежнему всеми силами пытается привлечь внимание к проблеме. Такие встряски призывают Церковь бодрствовать, реагировать, тщательнее подходить к подготовке священнослужителей (и это особенно актуально в условиях современного кризиса призваний, когда есть искушение принимать в семинарии и монастыри всех желающих).

Кроме того, нужно заметить, что этот фильм, в конечном итоге, совсем не о педофилах, а о работе журналистов, получивших Пулитцеровскую премию за своё расследование. Создатели покажут нам только одного такого священника, мы услышим лишь несколько его реплик. И два небольших интервью с жертвами насилия. Остальной эффект создают, конечно, цифры, всплывшие в ходе расследования. Цифры, получившие документальное подтверждение. Говорить сегодня, что это неправда или что это должно было остаться тайной, было бы не менее бесчеловечно, чем те домогательства и акты насилия, которым подверглись дети.

Да, этот фильм является вызовом для миллионов католиков по всему миру, показывая, что мы все составляем одну Церковь, и мы все – епископы, священники, паства – ответственны друг за друга. Пока мы готовы честно смотреть на проблемы, говорить о них, искать решение, ничто не сломит нашу веру и не заставит нас в гневе тыкать пальцем друг в друга или в тех, кто пытается нас в чем-то обвинить. А что до Церкви, Иисус сказал, что «врата ада не одолеют её» — в этом мы можем не сомневаться.

Анастасия Орлова

Фото: www.theepochtimes.com

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz