Часть I. Интервью: работа и жизнь

— Расскажите немного о себе и о том, как вы стали Директором пресс-службы Ватикана.

—  Я священник-иезуит, и в молодости даже не думал, что стану журналистом и возглавлю пресс-службу. Я изучал математику в университете и думал, что буду преподавать философию науки. Позже, во время моего теологического обучения во Франкфурте, где я имел дело с иммигрантами, я познакомился с иезуитами из газеты «La Civilta Cattolica». Они попросили меня написать 2 статьи на эту тему [иммиграции], которые были так хорошо приняты, что по завершении моего обучения иезуиты добились от моего руководства разрешения на моё присоединение к их редакции. Так я вошел в мир социальных коммуникаций, и…

— …задержался в «La Civilta Cattolica» на целых 11 лет!

— После этого я был иезуитским Провинциалом в Италии в течение 6 лет и в 1991 году был послан на Ватиканское Радио как Программный Директор, так как  Глава Радио доверял иезуитам. Вот так стал работать со Святым Престолом. В 2001 году Анджело Содано (ныне экс-Госсекретарь Ватикана) предложил мне «временно» возглавить Телецентр Ватикана, неожиданно оставшийся без директора.

В 2006, когда пресс-секретарь Ватикана Хоакин Наварро-Вальс (первый не-итальянец и мирянин на этом посту, врач-журналист) закончил свою службу, меня позвали заменить его. Я подумал, что «те, кто у руля» должны были рассмотреть мою кандидатуру, ведь я к тому времени уже знал  много про Ватикан, про журналистов, которые освещали его жизнедеятельность, и они знали меня тоже, так как я к тому времени уже работал в информационном поле Ватикана больше 15 лет. Мне не нужно было «открывать» Ватикан заново, я знал, как он работает.

— Какие функции возложены на пресс-службу Ватикана и каковы её отношения с Ватиканским Радио и Папским Советом по Социальным Коммуникациям?

— «Пресс-Служба Святого Престола» (таково офиц. название, итал. «Sala Stampa», «Зал Печати») предлагает услуги по доступу к глобальной информации более чем 400-ам аккредитованным при Святом Престоле журналистам из разных стран мира, действуя, как и любой другой пресс-офис: пресс-релизы, тексты речей Папы, документы разных отделов Римской Курии, важные новости Ватикана и т.д. Сейчас, правда, большинство этих документов рассылается в электронном виде.

Также Зал Печати организовывает и проводит конференции и брифинги для представления важных документов или важных новостей, например, программ папских поездок. Пресс-Центр Ватикана также занимается приемом, организацией и аккредитацией журналистов, которые приезжают освещать события  в Ватикане, формирует  из них «пул», который будет сопровождать Папу, если это заграничная поездка. Помогает им с переводом, с поиском нужных для интервью людей, со сбором и анализом данных о жизни Ватикана или Церкви.

С Радио Ватикана мы всё же разные структуры, но будучи директором обеих, я сделал много для их сближения. Мы – самый авторитетный источник для Радио, оно использует наши тексты и Бюллетени на многих языках. С другой стороны, «Документальная Служба» Радио Ватикана и делает все материалы доступными для журналистов. Например, «Программа на месяц» — документ, который описывает все события, конференции, даже заграничные,  на следующий месяц совершенно необходим всем, кто описывает деятельность Ватикана. Радио и Телевидение Ватикана предоставляет, соотв., аудио и видео контент, а Пресс-Офис следит, чтобы журналисты получали его в онлайн-режиме.

Папский Совет по Соц. Коммуникациям не дает, строго говоря, указаний Пресс-Офису, так как это прерогатива Госсекретаря Ватикана, однако, всё же имеет дело с массой журналистов из заграницы, а телеканалы должны сначала получить его разрешение для съемок. Так что возможностей для сотрудничества много. Совет помогает нам с распространением и «расшариванием» информации. Также этот Совет способствует росту осведомленности общества про Ватикан, про «культуру коммуникации и общения» в самом Ватикане.  Совет и Пресс-Центр тесно сотрудничают в этом вопросе.

— С какими вызовами вы сталкиваетесь в своей работе, и что приносит вам наибольшее удовлетворение?

— Сложности мы имеем двух видов. Во-первых, мы должны успевать за быстро меняющимся миром, появлением новых технологий и подстраивать под это свои способы коммуникации. Мы должны вести поминутный мониторинг событий на разных языках, среди разных культур.

Во-вторых, мы должны также представлять Католическую Церковь и Папу в секулярном и мультикультурном ключе, подавать информацию понятным и доступным языком, чтобы охватить как можно большую аудиторию, которая не понимает официального языка Церкви. «Самая большая ошибка пастыря — настолько привыкнуть к своим словам, что думать, будто остальные легко понимают и используют их» (Evangelii Gaudium) По большей части наша главная задача – наладить диалог между Церковью и миром.

— Пресс-Офис — «открывая дверь» для диалога в обе стороны, что приносит выгоду всем.

— Я крайне счастлив служить Папе, к которому лучше всего подходит фраза «раб рабов Божиих» (имеется в виду народ Божий). Ему и Церкви есть, что сказать своим братьям и сёстрам во Христе: человеческое достоинство, юстиция, человеческий и духовный рост, прощение, примирение, мир, помощь бедным и больным… Каждый раз, когда я путешествую с Папой, я вижу действительно великое Послание, которое он несёт своим визитом, которое в полной мере базируется на Христовом Евангелии. Мир жаждет Его слов. Мы стараемся участвовать в распространении Благой Вести.

Часть ІІ. Философия папского PR-a

Это не революция и не Реформация 2.0. Лучшее слово здесь – реформа. Церкви и её прессы.

К Ломбарди может подойди женщина и попросить благословить её, и пожилой иезуит делает это. А потом идёт на свою сложную работу, где будут спрашивать, а он – отвечать. Деньги, священники, Банк, Папа, преступления клира… Отец Федерико не скрывает, что опыт подобных пресс-конференций – духовно болезненный: «…для всех, кто любит Церковь, осознание того, что в ней может быть негатив и преступления – безрадостно».

Еще одна проблема с журналистами – дезинформация, мифы вокруг событий в Ватикане.  Об этом Ломбарди говорит так: «Здесь уже много раз звучала критика, обильно сдобренная антипатией и предубеждениями. Но мы должны знать, что является правдой, и исправлять их».

Например, дело Нунцио Скарано, работника Банка Ватикана, которого арестовали в июне за попытку перевести 26 млн долл. из Италии в Швейцарию. На юге Италии священников обвинили в том, что они платят Ндрангете, местной калабрийской мафии. И вот как отреагировал о. Ломбарди: «Что-то из этих событий правда, а что-то – нет. Мы должны видеть разницу между ними».

Кризис веры 

В последние годы папства Бенедикта XVI в европейской РКЦ сложилась довольно грустная ситуация. Пожилой Ратцингер больше не мог контролировать свою Курию, которая всё больше погружалась в пучину. Но ещё большая проблема таилась за стенами Апостольского Дворца – европейские церкви пустели, число прихожан уменьшалось, авторитет католичества стремительно сдавал позиции. (Впрочем, эта проблема до сих пор не решена в большинстве регионов.)

Надо было что-то делать. И вот в середине марта на смену Бенедикту приходит Франциск. И всё меняется на 180 градусов. Новый Папа «идет в народ», идёт к народу, он самым серьезным образом воспринял один из своих титулов — «Епископ Рима», и старается посещать столичные приходы постоянно, причём даже самые бедные. Он показательно отринул богатство и роскошь Ватикана, стараясь вести максимально простой образ жизни, как и до избрания Папой.

Но своими неординарными поступками Франциск не только вернул многих верующих хотя бы на Площадь Святого Петра, которая теперь часто заполняется до отказа, но благодаря им  и сам стал медиа-звездой. У Церкви появился шанс на обретение веры заново, через Новую Евангелизацию и Франциска как самый успешный PR-проект Ватикана со времён Иоанна Павла ІІ.

«Его поступки совершенно спонтанны, — поясняет Ломбарди,- они не часть плана, ибо у нас нет плана. Сила общения – в личности и харизме, а не в стратегии. Вот почему Франциск сломал барьеры между собой и людьми. Полностью. Абсолютно».

Как и в случае с Иоанном Павлом ІІ, у Франциска нет чёткой стратегии коммуникации, а вместо этого – близость к людям, любовь и искренность. 

Канон свободы 

Франциск больше всего ценит свободу лично принимать решения.

«Обычно, если мне нужна информация от Папы, я отправляю сообщение его секретарю и жду ответа. Но иногда Папа сам звонит мне, если хочет передать что-то лично. Например, что он хочет сказать речь этим утром, и не мог бы  я подчеркнуть в ней тот или иной пункт?»

Это Папа свободных правил, без сомнений.

«Наша задача – общаться с людьми посредством  Божьей  любви, и это делается через конкретную жизнь Церкви, которая может показаться «римским командным пунктом», спускающим приказы сверху». Это так, когда мы касаемся Курии, Папы или доктрины. Но если дело заходит о местных практиках и культуре, Церковь становится удивительно гибкой, легко приспособляется к месту, где находится.

Сейчас для Церкви важна децентрализация, чтобы сохранить свою власть «на местах». И тут очень важно проявлять уважение к местным культурам. И при этом местная Церковь должна уметь справляться с локальными проблемами сама: «Я не должен объяснять Церкви США, что им нужно сделать для общения со своими верными, я не заменяю собой Церковь Японии и не рассказываю, что должна думать про семейную жизнь Церковь Танзании и не отвечаю за проблемы Церкви в Германии, тамошние епископы должны наконец понять это. Всё подобные вопросы – дела поместных Церквей».

Но вместе с тем Ватикан – глобальная организация. Глобальность выражается в простых и понятных вещах, которыми оперирует Папа: Церковь должна стать более пастырской, более евангельской, выйти с проповедью за стены Ватикана, добраться до самых глухих и бедных мира сего, провести «капитальный ремонт» в Банке и большую реформу в Курии. «Бедная Церковь для бедных», как говорит Папа.

Изменение  акцентов 

Папа и Ватикан всегда отстаивают основополагающие традиции Церкви. Могут изменяться акценты или меняться полутона, но сама Традиция должна стоять нерушимо. Но это вовсе не значит, что обновления не будет. Будет, но в органичном синтезе с Традицией.

«Изменение акцентов используется Папой, когда он не хочет, чтобы верующие зацикливались на каких-то конкретных точках Учения (например, аборты). Но уже в новом документе есть абсолютно чёткий пункт против абортов. Это Традиция. Мы находимся в согласии с Евангелием, на котором и основывается Традиция, но постоянно обновляемся. Мы должны изменить наши структуры, они слишком жёстко защищают прошлое. Папа находит новый способ выразить фундаментальные понятия Церкви, с новыми акцентами», — завершает Ломбарди.

Анатолий Максимов

Источники: prweek.com и catholicbishops.ie

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *