Вся францисканская духовность коренится в простом утверждении: «Бог есть любовь».

Из нашего человеческого опыта мы знаем, что любовь – это действенная сила. Тот, кто любит, всегда стремится как-то выразить свою любовь. Бог выразил Свою любовь в творении, которое призвал к совершенной любви, подобной той, что испытывает Он Сам, и которая является Его сущностью. Эта совершенная любовь проявилась в мире и как Иисус из Назарета. Францисканские святые, например, св. Бонавентура или бл. Иоанн Дунс Скот, не только испытали это в своем молитвенном опыте, но и стремились дать богословское обоснование. В своих трудах они не раз подчеркивали, что Бог стал человеком не из-за грехов, а из любви.

Трудно любить того, кого не можешь увидеть. Господь и в этом вопросе пошел человечеству на встречу, дав нам Иисуса. Он для нас Путь к совершенной радости, которая наполняет сердце, любящее Бога. Серафический Отец стремился донести это до каждого из своих братьев. Именно поэтому в Уставе он пишет: «Правило и жизнь Братьев Меньших заключается в том, чтобы соблюдать святое Евангелие Господа нашего Иисуса Христа».

Любовь всегда подразумевает некое «умирание», некое «опустошение». Часто на свадьбах вспоминают отрывок из Евангелия от Марка: «Поэтому оставит человек отца и мать и привяжется к жене, и станут двое одной плотью». Итак, их уже не два человека, а одно существо» (Мк 10,7-8). Получается, что в браке, в любви, «умирает» человеческая самость, чтобы дать место чему-то новому. Об этой особенности любви хорошо знал Франциск. Избирая путь Евангелия, путь креста, он стремился умереть для всего, что было прежде в его жизни, когда он жил, повинуясь прихотям плоти, и соединиться с Любимым. Умереть для своей самости, чтобы стать частью этой любви.

Для францисканцев очень важным моментом является то, что Бог стал человеком. Мы видим наивысшее выражение любви Господа к нам в кресте и в Евхаристии. В Евангелии от Иоанна читаем: «Нет больше той любви, как если кто отдаст жизнь свою за друзей» (Ин 15,13). Иисус отдает Себя нам на кресте. И в каждой Евхаристии под видом хлеба и вина. Если Бог с таким доверием и надеждой приходит к нам, то почему же мы не можем научиться доверять Его любви?

Как художник, видящий будущее произведение в неотесанном куске камня или в едва натянутом холсте, Франциск увидел эту любящую руку Бога во всем Его творении, во всем, что окружало его: в огне, воде, луне и солнце. Все творение – это повод для неустанной хвалы и благодарности. Поэтому Божий трубадур поет: «Вся хвала да будет Тебе, мой Господь, от всего Твоего творения, Прежде всего от господина брата Солнца /…/ Как прекрасен он, как сверкающ во всём своём великолепии, Напоминая о Тебе, Всевышний!» Вот почему там, где многие видят только долину слез и смертной тени, францисканцы находят повод для радости, благодарности и все возрастающего доверия.

Трудно полюбить человека сразу, совсем не зная его.  Любовь – это всегда путешествие. А для францисканцев любовь – это паломничество. Мы совершаем его в своей повседневной жизни, в событиях которой Бог постепенно формирует из нас по-настоящему любящих людей, таких, какими Он и хотел бы нас видеть.

Путь любви непрост, на нем много препятствий. Помните картину Сурикова «Переход Суворова через Альпы»? На ней изображены солдаты, у многих из них за спиной ранцы. Это та ноша, с которой мы боимся расстаться пересекая горы со Христом. Францисканская духовность предлагает нам оставить свои пожитки и путешествовать налегке, просто доверяя Тому, кого мы любим, и Тому, Кто любит нас. Не зря св. Франциск повторяет слова Иисуса: «Не берите с собой ничего в дорогу» (Мк 6,8).

Наша ценность – не в наших достижениях, а в том, что мы – дети Божии. Помня об этом, францисканцы живут, не беспокоясь о завтрашнем дне. Они знают, что любящий Отец позаботится о них. «Поэтому говорю вам: не заботьтесь о том, что есть и что пить для поддержания жизни вашей, ни об одежде для тела вашего. Ведь жизнь значит больше пищи, а тело – одежды. Посмотрите на птиц в небе! Они не сеют и не жнут, не собирают урожая, а ваш Отец Небесный кормит их. Разве вы не значите гораздо больше, чем они?» (мф 6,25-26).

Францисканцы не совершают паломничество в одиночку. Франциск говорит: «Бог дал мне братьев». Мы призваны совершать свой путь в общине, большой семье наших братьев.

Помните, как Франциск с первыми братьями отправился к Папе, но Святейший Отец не был впечатлен идеями Ассизского Бедняка. Он просто предложил небольшой группе братьев отправиться к бенедектинцам. Но Франциск не мог с эти согласиться, потому что чувствовал, что Бог хочет от него чего-то большего. Получается, что с самого начала Ордена в нем особое место уделялось харизме, действию Святого Духа. Не только единство, но и открытость действию Божию, проявляющемуся через братьев.

Идя навстречу сестре Смерти, Франциск не сказал своим братьям: «делайте как я, подражайте мне». Он говорил о том, что сделал все, что смог. О необходимости следовать за Христом и подражать Ему. Этот призыв актуален для всех, кто желает любить Бога. Давайте отправимся все месте в паломничество. Куда? Для начала в Вифлеем. Там мы найдем Младенца. Встретим Того, Кто из любви к нам пришел на землю.

Анна Гольдина

По материалам статьи о. Томаса Ричстатера OFM

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о