«Священство есть таинство, благодаря которому миссия, доверенная Христом апостолам, продолжает осуществляться в Церкви до скончания века: оно, таким образом, есть таинство апостольского служения. Апостольское служение имеет три уровня: епископский, пресвитерский и диаконский». (Kатехизис Kатолической Церкви, §1536)

Каждое из семи таинств Церкви обращено конкретно к тому или иному христианину с целью его спасения. В Крещении или Венчании, Елепомазании или в Таинстве Примирения всегда имеется в виду польза отдельного человека, дарование благодатного дара, необходимого для его спасения. Священство же является главным образом не освящением конкретного человека для его личного спасения, а посвящением его для служения Церкви, для служения спасению других людей.

Таинство Священства установлено Иисусом Христом, Который избрал апостолов из числа учеников и дал им власть учить и совершать таинства, и по вознесении ниспослал им Святого Духа, облекшего их необходимыми для их служения силами. Об этом нам свидетельствуют Деяния Святых Апостолов: «вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян 1, 8). «И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян 2, 3-4). С тех пор зажженный огонь благодати Святого Духа хранится в Церкви и преемственно передается из поколения в поколение. Наглядным и символическим знаком этой преемственной связи благодатных даров и власти священства служит рукоположение, употребляющееся для низведения на посвящаемых лиц благодати Святого Духа.

Использование рукоположения как символа благословения и передачи власти, полученной от Бога, упоминается еще в Ветхом Завете (Быт 48, 14-16; Чис 27, 22-23; Втор 34, 9). В христианской Церкви, с самого начала ее существования, рукоположение служит необходимой принадлежностью Таинства Священства [1]. Сами апостолы, получив власть от Иисуса Христа, передавали ее своим преемникам не иначе, как через рукоположение: «их поставили перед Апостолами, и сии, помолившись, возложили на них руки»; «Когда они служили Господу и постились, Дух Святый сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их. Тогда они, совершив пост и молитву и возложив на них руки, отпустили их»; «Рукоположив же им пресвитеров к каждой церкви, они помолились с постом и предали их Господу, в Которого уверовали» (Деян 6, 6; 13, 2-3; 14, 23). Более того, своим преемникам апостолы заповедали поступать в свою очередь так же (1Тим 4, 14; 5, 22; 2Тим 1, 6;  Деян 6, 3; 20, 28).

Самым древним и достаточно подробным, с литургической точки зрения, чином рукоположения является чин, описанный в «Апостольском предании» Ипполита Римского, принявшего мученическую кончину около 235 года. В нем говорится, что в воскресный день, по совершении избрания, одобренного всем народом, епископ по всеобщей просьбе возлагает на ставленника руку и читает молитву. Из этого указания становится ясно, что один из участвующих в церковном собрании епископов совершает рукоположение. Согласно Ипполиту, рукоположение совершается епископом как предстоятелем своей Церкви. Совершая рукоположение, епископ действует от имени Церкви, а не самостоятельно. Поэтому он может действовать тогда, когда вместе с ним собрана вся Церковь. Иными словами, епископ совершает рукоположение в собрании Поместной Церкви. Это было непреложным правилом для древнего церковного сознания, вытекающим из самого учения о таинствах. Таинства же совершаются Церковью и в Церкви.

В древней Церкви посвящение совершалось на строго определенное служение в точно определенной общине. Если поставлялся епископ, то он непосредственно после посвящения занимал центральное место в Евхаристическом собрании и совершал Благодарение (Евхаристию). Если это был пресвитер или диакон, то он тотчас же после посвящения приветствовался Церковью и занимал свое (определенное) место в Евхаристическом собрании. Занятие этих мест в Евхаристическом собрании совершалось с согласия Церкви, а допущение к занятию этих мест было знаком принятия Церковью действительности рукоположения новопоставленного. Ипполит Римский также пишет: «когда он соделался епископом, пусть каждый даст ему поцелуй мира, приветствуя его, так как он соделался достойным этого». Как поцелуй мира при принятии нового члена, так и поцелуй мира после рукоположения является свидетельством народа о ниспослании новорукоположенному даров Святого Духа, ибо достойным служения в Церкви является тот, кто получил Его дары [2].

Следует отметить, что свидетельство Ипполита относится к древней Церкви, еще не познавшей разделения, однако все описанные Ипполитом литургические моменты были строго сохранены в Церквах, сохранивших апостольское преемство. Естественно, что со временем под влиянием культурных особенностей появились и некоторые различия литургического и канонического характера. При этом, однако, сохранилось одинаковое понимание сакраментальных символов и жестов.

Именно поэтому не стоит удивляться словам апостола Павла, который наставлял: «Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж… Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим» (1Тим 3, 1-15). Естественно, что Церковь с апостольских времен поставляла в епископский (равно как и в пресвитерский, и диаконский) сан женатых мужчин. В Латинской Церкви такая практика сохранилась лишь для постоянных диаконов. Заметим, что требование безбрачия для современного латинского клира носит канонический, а не богословский или сакраментальный характер, который никоим образом не является препятствием для литургического действа.

Что же касается литургического облачения, то тут стоит отметить, что вплоть до IV века таковое не отличалось от светского. Это относится и к цвету литургического облачения. Лишь при императоре Константине Великом епископ Рима стал использовать пурпур. До III века было всего лишь два литургических цвета – белый и красный. Фортунат, епископ Пуатье, и Исидор Севильский (середина V века) описывали церемонии, в которых духовенство разных степеней было облачено в ризы и далматики белого и красного цветов, где белый цвет означал чистоту Агнца, а красный – цвет Его жертвы. Белый цвет использовался для торжеств и рядового времени, тогда как красный – в Великий пост и при погребении. В V веке, в Константинополе, патриархом Акакием был введен в обиход черный цвет.

Касательно епископских регалий, доподлинно известно лишь о перстнях. Действительно, таковые являлись отличительным знаком римских сенаторов и были заимствованы у них христианским духовенством. Климент Александрийский (+220) подтверждает использование перстней с изображением Святого Духа и надписи «ихтис» [3]. Четвертый Толедский собор (633 г.) строго регламентирует использование перстней латинским епископатом.

Сегодня учение Католической Церкви понимает священство как общее и таинственное. Второй Ватиканский собор высказался об этом вполне ясно: «Хотя они и отличаются существенно, и не только степенью – общее священство верных и иерархическое священство тем или иным образом подчинены друг другу, но каждый имеет свою часть в священстве Христа» (LumenGentium, 10). Католическая Церковь всегда понимала Таинство Священства как радение о народе Божием. Лучшей иллюстрацией этого является отрывок из Евангелия от Иоанна, повествующий об омовении ног апостолам Самим Господом: «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете» (Ин 13, 3-17).

о. Вячеслав Горохов, АА

Примечания:

[1] Основной обряд Таинства Священства состоит – для всех трех степеней – в возложении епископом рук на голову посвящаемого и в специальной посвятительной молитве, которая заключает в себе просьбу к Господу ниспослать Духа Святого и дать Его дары, соответствующие служению, на которое рукополагается кандидат. (KKЦ § 1573).

[2] Это – нечто большее, нежели просто избрание, назначение, наделение полномочиями или установление посредством общины, ибо это сакраментальное действие дает дар Духа Святого, позволяющий осуществлять «священную власть» (sacrapotestas), которая может исходить только от Самого Иисуса Христа – через Его Церковь. Рукоположение (ordinatio) носит также название «посвящения» (consecratio), ибо оно есть избрание и принятие через Самого Христа для Его Церкви. Возложение рук епископом, сопровождаемое молитвой посвящения, представляет собой видимый знак этого посвящения (KKЦ §1538).

[3] Ихтис (др.-греч. Ίχθύς – рыба) – древний акроним (монограмма) имени Иисуса Христа, состоящий из начальных букв слов: Ἰησοὺς Χριστὸς Θεoὺ῾Υιὸς Σωτήρ (Иисус Христос Сын Божий Спаситель). Часто изображался аллегорическим образом – в виде рыбы.

Источник: Католический катехетический журнал «Радуга», №1 2010

(чтобы оформить подписку, кликните баннер)