Когда мне было шестнадцать, я думал, что о стремлении к святости не может быть и речи. Если вы действительно хотите быть святым, думал я, вы должны стать священником, монахом или монахиней. И вам придется тратить свои дни на «религиозные вещи»: молиться, проповедовать, преподавать катехизис или служить бедным. Но я проявлял интерес к противоположному полу и начал музыкальную карьеру. Поэтому я сразу выбывал из гонки. Лучшее, на что я мог надеяться, это не нарушать 10 заповедей, каяться, когда потерпел в этом неудачу, не пропускать Мессу по воскресеньям и бросать несколько баксов в корзинку для пожертвований каждую неделю. Таким образом, я мог бы по крайней мере добраться до Небес после пребывания в Чистилище. Но истинная святость была вне досягаемости.

Если бы святость зависила от семейного положения или от того, чем вы занимаетесь в жизни, я был бы прав. Но II Ватиканский Собор ясно дал понять, что мои предположения ошибочны. Святость не в том, что вы делаете, а в том, с какой любовью вы это делаете. Святость — это действительно совершенство веры, надежды и участия в самой природе Бога, которая есть любовь (1Ин 4: 8). Мы говорим об особой любви, о любви, которая щедро отдаёт себя другим, жертвует собственными приоритетами, интересами и даже жизнью ради других.

Трудно ли достигнуть святости? Нет. Это невозможно. По крайней мере, собственными силами. Но вот что приводит в трепет: Бог приглашает нас в близкие отношения с Собой через Иисуса. Он поселяется внутри нас и дает возможность любить Его любовью. Благодать — это любовь Бога, которая нисходит в наши сердца как свободный, незаслуженный дар и позволяет нам быть подобными Богу.

Так что же, мы должны проводить всё время в часовне? Нет, мы должны делать ежедневные, обычные вещи с необычайной любовью. Дева Мария, наш величайший пример святости, была матерью и «домохозяйкой». Иисус и Его приемный отец, Святой Иосиф, по-видимому, провели большую часть жизни, работая руками. Но когда Мария стирала, она делала это ради любви. Когда Иосиф мастерил стол, он делал это ради любви. Когда им угрожали опасности и трудности, они встретили их с верой, надеждой и любовью.

Поэтому святость — для каждого крещенного человека, независимо от типа личности, карьеры, возраста, расы или семейного положения. В Крещении мы все возрождаемся с духовными мускулами, необходимыми для того, чтобы пересечь финишную черту. Но эти мышцы нуждаются в питании и тренировке, чтобы развиваться и нести нас на полную дистанцию. Господь обеспечивает им необходимое питание через Слово Божие и Евхаристию. И Он посылает нам многие возможности для тренировки.

Загвоздка в том, что многие из нас не хотят проявлять себя. Это может быть неудобно. Мы немного напрягаемся, чтобы закончить школу, преуспеть в спорте, завоевать сердце любимого человека. Но когда дело доходит до вещей Духа, мы часто соглашаемся на позицию «диванной подушки».

Леон Блуа, французский католический писатель, однажды сказал: «единственная трагедия в жизни — это не стать святым». Святость — это реализация нашего самого глубокого и величайшего потенциала, становление теми, кем нам действительно суждено быть. Как стыдно было бы упустить это!

Марчеллино Д’Амброзио

Источник (англ.): catholicexchange.com

Изображение: www.doctrinalhomilyoutlines.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о