Десять лет назад в Вербное воскресенье я впервые переступила порог Католической Церкви (как в прямом, так и в переносом смысле слова). Десять лет – совсем небольшой срок, но этот период стал самым плодотворным временем моей жизни. Господь через Свою Церковь одарил меня столь многочисленными дарами, что многие из них я пока не могу осмыслить, настолько они велики, какие-то не могу описать словами, настолько они сокровенны, но о некоторых попробую дать свидетельство.

Начну с того, что встречу со Христом я пережила намного раньше встречи с Церковью. Будучи подростком, я много читала, и как-то среди разных книг мне «случайно» попался Новый Завет. С первых страниц Евангелия меня захлестнула уверенность в правдивости написанного и чувство живого, реального присутствия любящего Бога здесь и сейчас, рядом со мной. Это было тем более удивительно, что до того момента мне о Боге никто не говорил, я росла в атеистической среде. После я начала вести для Иисуса дневник, записывая в толстую тетрадь свои мысли и чувства, возбужденные встречей с Ним. Как могла, начала молиться. Но дальше произошло то, что должно было произойти – в отсутствии Церкви, Таинств, общины и духовного руководства мое одинокое христианство, совершенно не поддерживаемое близкими людьми, постепенно заглохло.

В студенческие годы я иногда заходила в православные храмы и на собрания протестантов, но не чувствовала себя там дома, многое вызывало сопротивление, а о том, что в Казани существует католическая община, не имела представления.

Оглядываясь на то время, когда я жила, как многие говорят, «веря в душе», я еще более начинаю понимать, насколько велика роль Церкви в духовном становлении личности. Вне Церкви вера оказывается лишенной любви и нравственности. Относительная мораль, конечно, присутствует, но планку дозволенности человек устанавливает сам себе, руководствуясь не заповедями, а собственными эгоцентричными принципами. Хорошо, если в момент принятия решений его совесть услышит голос Бога в себе! В течение нескольких лет я жила, как хотела – тогда я называла это «свободой», но сейчас понимаю, что это была наглухо закрытая клетка из моих амбиций, прихотей и обид. А Он, мой Иисус, ждал, так терпеливо и с такой любовью, с какой может ждать только Он.

В двадцать пять лет я снова, во второй раз в жизни, услышала Его голос. Это случилось в момент знакомства с моим будущим мужем. Исполненный благодати голос в моей душе, который невозможно ни с чем спутать, сказал мне, циничной сердцеедке и гордячке, – «вот твой муж» – по отношению к человеку, который на первый взгляд совершенно не подходил к тем строгим критериям отбора, которые я тогда предъявляла мужчинам. Вопреки всем препятствиям, этот человек, действительно стал моим любимым мужем и отцом наших четверых детей. Кроме того, он привел меня в Церковь, уже будучи на момент нашего знакомства практикующим католиком.

Как сейчас помню Вербное воскресенье 2008 года, холодный, но залитый солнцем день, шествие с вербами, брызги святой воды, красивые от внутренней одухотворенности лица людей, их доброту по отношению ко мне, «новенькой», не понимающей тогда, что за очередь выстроилась к священнику, и что за хлеб люди принимают, так смиренно и возвышенно одновременно. Еще через неделю, на ночной Пасхальной Литургии, когда зажигалось много свечей от большого пасхала, я осознала, что примкнуть к этой прекрасной Семье, которая есть Церковь Христова, значит отрешиться от гордыни, от установок «я сама», «я лучше всех знаю», довериться, очиститься, умалиться. По-настоящему и навсегда обрести Истину.

Потом начался путь катехизации (у меня были прекрасные наставники!), через полгода я приняла Крещение, а еще через несколько месяцев мы с мужем приступили к Таинству Венчания. Так началась моя жизнь в Церкви – захватывающее путешествие, в конечном итоге уводящее в вечность. Вот некоторые моменты, за которые мне хотелось бы сказать дорогой Церкви «спасибо» и которые хотелось бы особенно отметить в числе Ее даров.

1. У человека, пришедшего в Церковь, не исчезают, как по мановению волшебной палочки, дурные качества. Они не исчезают даже в процессе многолетней внутренней работы духа. Напротив, вступая на путь борьбы со злом в себе, каждый раз обнаруживаешь все новые и новые его «залежи». Изнури этой борьбы положительный результат подчас совершенно незаметен, но если посмотреть на свою жизнь «с высоты птичьего полета», как на длительный процесс, то понимаешь, что ты научился главному – прощать и просить прощения, а душа, несмотря на отягощающие ее пороки, слабости и постоянные падения, преисполнена верой и любовью. Подобное тончайшее преображение было бы невозможно без Таинств Исповеди и Причастия, через которые Господь учит нас прощению и любви Своим живым присутствием.

Таинство Исповеди стало для меня самой большой в жизни спасительной отдушиной. Бесчисленное количество раз я приступала к нему обессилившая, отчаявшаяся, потерявшая веру в себя, а выходила преображенным человеком, как бы рожденным заново и готовым жить дальше.

2. Принятие вероучения Церкви и послушание ему ни в коем случае не ведет к «усреднению» людей, превращению их в «общую массу» верующих, как часто думают люди со стороны. Все с точностью наоборот – когда принимаешь всем сердцем заповеди и догматы, они становятся основанием, почвой, на которой индивидуальность расцветает, подобно цветку, открываясь навстречу Богу и людям. В ней начинают проявляться новые качества и способности. Подлинная жизнь с Богом, в Церкви – это сугубо личностный путь, и ни одна история спасения не похожа на другую.

В Церкви я встретила очень глубоких, мудрых и умеющих любить людей, как священников, монашествующих, так и некоторых мирян, каждый из которых – яркая личность. Не могу представить себя без того богатства духа, к которому, благодаря им, мне удалось прикоснуться. Не могу также представить этих людей вне Церкви – именно жизнь в послушании Ей выковала их души и их неповторимые призвания и харизмы.

3. Церковь – это семья, семья – это Церковь. Истины казалось бы очевидные для каждого христианина. Но в этой очевидности кроется проблема – «если мы семья, то ты мой, ты мне должен…», не так ли? Не думаю, что в какой-либо семье или христианской общине есть человек, который не споткнулся бы о коварную установку «мне должны», ведь мы так устроены. Но Церковь учит и призывает нас отдавать – в этом Ее великая материнская целительная сила. Когда мы упали и у нас нет сил встать, мы и в таком случае можем что-либо отдать Богу или ближнему – взгляд, улыбку, прощение, молитву… Если подобное удается, то силы приходят, и душа воспаряет выше прежнего.

Когда я пришла в Церковь, я совершенно не умела что-либо кому-либо бескорыстно отдавать. Не могу сказать, что научилась этому сейчас. Но Церковь каждодневно показывает направление, по которому следует двигаться, ставит цели, открывает горизонты.

4. В Церкви нельзя быть «понарошку», или «одной ногой», потому что Она – сама жизнь. Невозможно по-настоящему отдаться Пасхальной радости, если не прошел путем Поста с его искушениями и провалами во тьму. И как встречать Рождество без Благовещения, посещения Марией Елизаветы, Адвента? Когда начинаешь жить литургическим временем, то ждешь уже не только зарплаты или весны, а каждого воскресенья и каждого церковного праздника, стараясь пропустить через себя его многогранное содержание. И тогда твоя обыденная жизнь преображается, наполняется смыслом, обретает драматургию. Через единение отдельной человеческой жизни с литургической жизнью Церкви Господь становится ближе, Он будто спускается к нам и начинает более явно действовать в каждом нашем дне, во всех моментах нашей повседневности.

5. Вне Церкви наша семья имела бы очень маленький шанс выжить. Не могу даже представить, что было бы с нами, закоренелыми эгоистами, не имевшими в детстве практического опыта крепкой семьи, если бы не благодать Венчания, догмат о нерасторжимости брака, молитвы и поддержка священников, общины и, конечно, Таинства.

Не знаю также, на что, если не на Бога и его спасительную лодку – Церковь, рассчитывать в деле воспитания детей. Какие авторитеты им прививать? Вне Христа любые культурные, интеллектуальные, материальные достижения пусты и относительны, лишены Истины и Любви.

Даже если, повзрослев, мои дети собьются с пути, я знаю, что со мной всегда будет самое верное и самое лучшее средство для помощи им – молитва. И я уверена, что в молитве, как за детей, так и во всех других интенциях, я буду не одинока, поскольку буду всегда поддерживаема Церковью – Единой, Святой, Вселенской и Апостольской. Церковью, которую я люблю.

Вероника Бикбулатова

Фото: www.schweiklberg.de

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о