31 воскресенье рядового времени (Мф 23, 1-12)

Иисус беседует со Своими учениками и с народом, среди которого оказывается и мальчик, сын небогатого ремесленника. Именно его сегодня и будет расспрашивать Данилка.

— Почему ты остановился и стал слушать? То, что говорит Иисус, важно для тебя?

— Мне стало интересно, кто же это такой, что говорит с галлилейским акцентом и при этом так нелестно отзывается о наших столичных учителях. «Законоучителям и фарисеям дано право толковать закон Моисеев. Так исполняйте же всё, что они велят вам, но не поступайте, как они поступают. Я говорю так, потому что они только говорят, но не делают» (Мф 23,2-3). А что такого делают фарисеи и другие законоучители? Что плохого в желании сидеть на почетном месте в синагоге? Что плохого в том, что человек стоит по центру улицы и громко молится? Мне кажется, что он таким образом подает другим пример, как надо молиться и верить. Вот стоит такой фарисей на углу улицы у лавки моего отца и его молитва словно врывается в нашу повседневную, довольно простую жизнь. Ведь и отец наш Моисей также когда-то ходил по улицам, чтобы увидеть свой народ, который ему предстояло вывести из земли Египетской. Да и что плохого, если фарисей садится на первое место на пиру? Он много знает, его слова интересны для всех, поэтому он и должен сидеть в таком месте, где все его слышат. Ох, не понимаю я этого Учителя. За ним ходят толпы, а мне не все понятно в том, что Он говорит.

Еще вот это: «вы не позволяйте называть себя учителями, ибо есть только один истинный Учитель, а все вы лишь братья» (Мф 23, 8). Меня учили: «невежда не может быть праведником». А как получить знания без учителя? Ведь, когда мы учим Закон, то обучаемся отличать добро от зла, видеть Божье действие в истории Израиля. Учитель передает три важные вещи: эмуна, маасе и лимуд. Эмуна – это вера, верность, упование. Мой учитель говорит: «иу эмет ве-ийи эмуна — Он — правда, а она — вера». Вся полнота истины в Боге, а наша душа ищет эту истину, не переставая надеяться. Маасе – это дела, которые мы совершаем. Кто, если не учитель, объяснит нам, какие из них верны? И лимуд – это учеба, когда мы читаем Закон, узнаем, что думали о тех или иных словах мудрецы. Разве тебя этому никто не учил? Как можно жить без учителя?

— То есть Иисус говорит о чем-то, чего ты раньше не знал и о чем ты раньше не задумывался?

— Ничего нового, но это очень неожиданно для меня. Вот еще: пусть никого из вас не называют отцом, ибо один у вас Отец, Который на небесах (Мф 23,9). Мы частенько называем наших учителей «отец». Вместо слова «равви». Потому что учителя берут на себя часть забот отца. Вот смотри. Мать (эм) учит нас эмет (истине), но при этом в ней много эмуна, сострадания и милости. Отец (ав) учит нас авода, порядку, труду. В этом смысле наши учителя тоже наши отцы (авот). Не зря же все эти слова так похоже звучат в нашем языке. Вот и Елисей называл пророка Илию «отец». Как же жить без отца? Иисус говорит, что Бог – наш Отец, только Бог. Не пойму, почему Он так не любит учителей?

— Может быть, Он предлагает какой-то новый взгляд на мир?

— Слушай, может Он говорит о том, чтобы, следуя предписаниям фарисеев и других учителей, мы не почитали их как богов? Они же всегда оказываются в центре любого праздника, к ним всегда особое отношение. Может, последователи Иисуса не должны быть такими? Знаешь, мой отец делает горшки на продажу. Самые красивые ставит на почетном месте в лавке, сразу напротив входа, чтобы их побыстрее продать. Но кормят нас горшочки поменьше, которые есть в каждом даже самом бедном доме. Может, и здесь так? Фарисеи всегда у нас на виду, но их действия и молитвы на углах улиц не приносят нам никакой пользы и радости. А тот, кто любит Бога, может быть совсем незаметен, но в нем столько любви, что ему не нужны никакие почетные места и особое внимание. Его благодарность – в общении с Богом, в служении Ему. Что скажешь? Не стремиться к почету и особому месту в синагоге, а к особым отношениям с Богом. В этом что-то есть!

— Но тебе самому предстоит со временем стать отцом. Как быть с этим?

— В этом смысле мой отец дает мне хороший пример. Он много трудится и много молится. В нем есть спокойная уверенность и, что удивительно для его возраста, радость. Когда мне равви говорил о Боге как об Отце Израиля, то я все время думал о моем собственном отце и о его жизни. Мне кажется, что когда Иисус говорит о том, что никого нельзя называть отцами, Он совсем не это имеет в виду. Пока говорил с тобой, я подумал, что Иисус имел в виду, что не надо никому навязывать свое отцовство. Типа вот я ученик фарисея, а ты – простой провинциальный мальчишка, я буду тебя сейчас учить Закону, а ты меня слушай и слушайся как отца, потому что я наставлен больше. Ведь отец в доме – это не только родитель, но и хозяин всего и всех, кто там есть. Он несет ответственность перед Богом за ту пусть малую часть народа, которая ему поручена. Если ты вдруг начнешь называть меня отцом, то получится, что я еще и господин твой, могу управлять твоей жизнью, пусть хотя бы в маленьком отрезке, только в том, что касается исполнения Закона. Что будет, если один ребенок начнет управлять другим? Как если слепой поведет слепых по дороге, рано или поздно они свалятся в яму.

Хотя в том, что касается моего учителя Закона, его хочется называть отец, не только потому что он стар, но и потому что он всегда любил нас, своих учеников. Мы видели и видим, как для него важно, чтобы мы что-то поняли, жили по заповедям. У него всегда можно найти совет и поддержку. Хотя он не молится на углах улиц, не удлиняет кисти на одежде, чтобы они были заметнее, и даже не сидит на самом почетном месте в синагоге.

— А кем ты хочешь стать? То, что говорит Иисус, как-то повлияло на твои планы и желания?

— Я хочу быть ремесленником, как мой отец. Пока посещал занятия у нашего равви, думал, что тоже хочу стать учителем Закона. Сейчас вот послушал Иисуса и подумал, что нужно еще многому научиться, прежде чем учить других. Мне нравится та уверенность, с которой говорит Иисус. А еще примеры, они всегда понятны, всегда из жизни. А еще… По секрету… Наши учителя Его тут сильно не любят. И мне кажется, причина в том, что Он очень добрый. Не парень-добряк! Просто Он, когда говорит с кем-то, то сильно заинтересован судьбой этого человека. Никогда не ответит с умным видом про чистоту или нечистоту какого-то предмета. Никогда не прочитает скучную нотацию о праведной жизни и о том, что мы должны Всевышнему. Как у Него получается читать в сердцах людей и давать ответ, который исцеляет? Вот такому бы научиться! И знаешь, если окажется, что Он – Мессия, я бы хотел быть Его воином. Только, боюсь, что здесь тоже у Него будет все не как у всех наших учителей. Наверняка въезжать в освобожденный от римлян Иерусалим на коне не придется. Как ты думаешь, что нужно, чтобы быть Его учеником?

Анна Гольдина и Данилка

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz