Каждое воскресенье, читая Символ веры, мы не отдаем себе отчет, насколько сложный текст произносят наши уста. Догматы о Троице, Воплощении, исхождении Святого Духа проговариваются как вещи вполне привычные. Удивительная вещь – христианство: великие тайны мироздания, постижение которых недоступно человеческому разуму, становятся органичной частью повседневной  жизни христианина. Можно было бы сейчас театрально воскликнуть, заламывая руки: «о, сколь великие тайны мы провозглашаем, и сколь мало почитания им воздаем», но трагические восклицания – не мое амплуа. Читая Символ веры, я просто радуюсь, что могу участвовать в деле Воплощения.  Бог принял человеческую плоть, а истины о Его бытии стали доступны человеческому языку.

Из всех членов Символа слова «верую во единую, святую, вселенскую и апостольскую Церковь» являются не менее – а на определенном этапе даже более трудными для принятия, нежели все остальные постулаты христианского Откровения.

В единство и святость Церкви нам предлагается верить. Это означает, что человеческий разум здесь – как и в остальных вопросах Откровения – не способен предоставить необходимых доказательств. Действительно, исторический опыт и собственные наблюдения могут указать отдельные примеры похвального экуменизма и искреннего единства христиан в различных ситуациях, а также множество примеров святости отдельных персон и общин. Но в том, что касается видимой, институциональной Церкви в целом, разум свидетельствует, скорее, не в ее пользу. Попробуйте только заикнуться о «святой Церкви» в любой публичной дискуссии: крестовые походы, инквизиция и Борджиа будут вам ответом. При всей сложности и неоднозначности перечисленных явлений надо признать, что на протяжении своей истории Церковь не единожды переживала очень черные времена, гордиться которыми не приходится. Любой, кто имеет опыт церковной жизни, подтвердит, что пороки и несовершенства в ней есть, и иногда они ужасны, но такова суровая реальность. Так что же, разум и вера должны приходить в противоречие? Верим ли мы в то, что абсурдно?

Ответ прекрасно известен всем добрым католикам (и не только). Святость Церкви не зависит от социальной программы того или иного папы, от количества (и качества) пастырских посланий епископа, от активности миссионерских конгрегаций и других  всемерно полезных и нужных человеческих мероприятий. Мерой святости не является ее численность, степень влияния на общественную жизнь или успехи в распространении христианской морали. Это даже не summa summorum добрых дел ее членов. Аргумент, часто приводящийся в спорах с критиками церковных институтов – «но в целом Церковь всегда защищала добро/жизнь/справедливость/мир» — не работает, потому что любая абстракция («Церковь вообще») слишком хорошо опровергается конкретными отрицательными примерами.

Если речь идет об истинах веры, то доказательства рационального характера в лучшем случае недостаточны, а если точнее – неприменимы.

Чтобы веровать в святость Церкви, необходимо веровать в святость Господа Иисуса Христа. Святость Церкви – святость Христа, Телом Которого она является. Только поэтому – исключительно поэтому! – эту святость невозможно уничтожить или умалить, ибо Христос «всегда один и тот же». Не в человеческой власти отнять у Него что-либо – даже попытка отнять у Бога жизнь обернулась Его Воскресением.

Ошибки и преступления блудных сыновей и дочерей могут скомпрометировать земную иерархическую Церковь, изменить наше восприятие, заронить глубокую горечь в сердце. Выводы разума могут быть настолько жестокими, что у многих возникает закономерное отторжение самой идеи Церкви. В такие моменты, как бы ни было сложно, следует напомнить себе, что святость Церкви – область, разуму неподвластная. Это не значит, что наши рациональные выводы неверны, а глазам не нужно верить. Объективное видение несовершенств земной Церкви необходимо по многим причинам: оно помогает взрослеть и преодолевать трудности, рождает желание помочь в  деле исправления зла, искать новые пути развития церковной общины. Однако уверенность в святости – это даже не уверенность в присутствии Христа, а вера в то, что Церковь сама есть мистическое Тело Господа.

Тело Христа свято в Его воплощении на земле. Тело Христа свято в Его мучениях, в Его кровоточащих ранах. Тело Христа свято в Его воскресении.

А Церковь — через Христа, со Христом и во Христе.

Анастасия Паламарчук

1
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Olghetta Lidia Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Olghetta Lidia
Гость
Olghetta Lidia

В католицизме «Верю, что Церковь единая, святая, католическая и апостольская», верить В Церковь нельзя, лишь в русской ортодоксии верят в Церковь.