Св. Висенте Феррер: Ангел Суда

о. Андре Прадель, ОР

Перевод с французского: о. Т.А. Диксон, ОР

Перевод с английского: О.Э. Романова

Пер. с англ. по: Fr. Andrew Pradel, O.P. (Translated from the French by Fr. T.A. Dixon, O.P.), «St. Vincent Ferrer. Angel of the Judgment», TAN Books Charlotte, North Carolina, 2000, 196 p.


СКАЧАТЬ КНИГУ ЦЕЛИКОМ:

PDF * * * FB2


ПРЕДИСЛОВИЕ

Описание необычайного влияния, оказанного св. Висенте Феррером в его время, — не основная цель работы, которую мы предлагаем читателю. В замечательной биографии этого великого человека аббат Байле проследил самые важные моменты его характера. Поэтому воспроизводить на последующих страницах картину, которую он нарисовал, было бы чуждо нашей цели. Наше намерение – скорее, познакомить благочестивых людей, и особенно Доминиканскую Семью, с личной жизнью и героическими добродетелями этого Божьего человека, чтобы они могли подражать ему, в соответствии с той степенью совершенства, которой наделена каждая душа.

Действительно, было бы странно больше восхищаться этой замечательной жизнью, нежели подражать ей. Наоборот, мы можем во многом опираться на этот образец, особенно когда речь идёт о внутренних установках.

Отец Теоли, монах нашего Ордена, живший в прошлом веке и оставивший наиболее полное и точное жизнеописание Святого, дал нам основу для этой работы. Следуя примеру этого достойного писателя, мы без колебаний показали черты характера Святого, чтобы восхититься тем, с какой потрясающей силой и властью Бог иногда творил чудеса через него. Следует иметь в виду, что те факты, которые мы раскрываем, основаны на документах, достойных веры и уважения, и что мы обращаемся к благочестивым читателям.  Этот тип читателей лучше воспринимает Божественные чудеса, поскольку это менее плотские и душевно более чистые люди. Мы охотно повторяем за о. Теоли, что воспроизведённые здесь факты, а также титул «блаженный», который мы применили к определённым персонажам, чье почитание ещё не получило официального разрешения Святейшего Престола, не говорит о том, что будто бы у нас есть власть в Церкви; мы просто предлагаем это с чисто человеческой точки зрения.

Пусть наша публикация послужит тебе, дорогой читатель! Если это принесёт тебе какую-нибудь пользу, будь добр, вспомни о нас в своих молитвах к Святому, которого мы будем почитать вместе. И ты увенчаешь это благое дело, на которое мы надеемся, если присоединишься к конкретному намерению в пользу некоторых благочестивых людей, оказавших нам дружескую помощь в выполнении этой работы.

ПРЕДИСЛОВИЕ РУССКОГО ПЕРЕВОДЧИКА

Исповедуя нашу веру, мы произносим такие слова: «…Верую в Святую Вселенскую и Апостольскую Церковь, в общение святых…». Все мы освящаемся благодатью Божьей. Но есть среди нас те, кто любит Бога сильнее, больше остальных; кто отдаёт себя на служение, а иногда и на мученичество. Их жизнь – пример, их заступничество на небесах – помощь и поддержка для нас. Конечно, святые, жившие не так давно, ближе и понятнее нам. Среди них есть даже наши современники. Их больше знают и любят. Святые древности и Средневековья отходят на второй план, кажутся устаревшими и неактуальными. Да, они были детьми своего времени, думали и поступали так, как было принято в их эпоху. Порой их действия вызывают у нас недоумение. Но надо смотреть на то, за что их канонизировала Церковь. В их жизни всегда можно найти что-то полезное и нужное для себя, то, что вне времени и пространства.

Таким был и св. Висенте Феррер, к биографии которого не перестают обращаться верующие из разных стран. Книги о нём переведены на многие языки мира. Но для российских католиков это имя – имя человека, которого называли «вторым святым Домиником» в Ордене братьев-проповедников и который, несомненно, оказал большое влияние на историю Церкви, — практически ни о чём не говорит. Сведений о нём на русском языке очень мало, поэтому мы решили восполнить этот пробел. Так появился на свет этот перевод одной из самых популярных книг о св. Висенте.

Хотелось бы предупредить читателя о некоторых важных моментах. На русский манер св. Висенте называют Викентием. Но мы сочли более корректным использовать его оригинальное имя. Также мы видим в книге отражение народного благочестия, склонного приписывать святым невероятные чудеса, которые порой выглядят слишком сказочно (вспомним в связи с этим «Цветочки св. Франциска Ассизского»). Перевод на русский язык выполнен не с оригинала, а с английского перевода, что могло привести к потере и искажению некоторых деталей. Но всё-таки мы надеемся, что в целом нам удалось передать суть и содержание книги.

Несмотря на всё это биография св. Висенте читается с большим интересом, как захватывающее приключение. Это и неудивительно: жизнь человека, посвятившего себя Богу – всегда приключение, всегда путь к свету – через сомнения, ошибки и трудности.

Мы выражаем большую благодарность тем, кто помогал осуществить этот перевод: о. Кшиштофу Буяку (ОР), о. Юрию Дорогину (ОР), о. Элиоту Марецки (OFM), Анне Сидякиной и Юлии Куркиной, а также всем, кто поддерживал нас молитвой, советом и добрым словом.

Св. Висенте Феррер, молись о нас!

СВ. ВИСЕНТЕ ФЕРРЕР: АНГЕЛ СУДА

Часть 1. От рождения Святого до его духовного обета. 1350-1368.

Глава 1. Чудеса, предшествовавшие рождению св. Висенте Феррера – Его крещение – Младенчество и детство св. Висенте

В середине четырнадцатого века в Валенсии, в Испании, жила благочестивая чета, известная своей родословной не меньше, чем добродетелями, которые украшали их жизнь. Это были Уильям Феррер, потомок древнего каталонского рода, и Констанция Мигель, дочь морского офицера и родственница епископа Валенсии. У них уже было двое детей, когда родился третий – 23-го января 1350 года.

История утверждает, что некоторые замечательные знаки предшествовали рождению этого благословенного ребёнка. Однажды ночью, когда его отец спал, ему приснилось, что он вошёл в доминиканскую церковь в Валенсии, в то время как один из братьев Ордена проповедовал ко множеству народа с кафедры, и что этот проповедник, повернувшись, обратился к нему с такими словами: «Я поздравляю тебя, Уильям. Через несколько дней у тебя будет сын, который станет  великим в учении и святости. Он будет объектом твоего восхищения и честью твоего дома. По всему миру будет ходить слава о его чудесных делах; он наполнит Небеса радостью и Ад ужасом. Он наденет хабит, такой же, какой ношу я, и будет принят в Церкви со всеобщей радостью как один из её первых апостолов».  Затем ему представилось, что люди, внимательно слушавшие сказанное, возблагодарили Бога громким голосом за чудесные новости, а ему принесли свои поздравления. Обрадованный этими утешительными предсказаниями он присоединился к общему благодарению. Когда он проснулся, то рассказал своей супруге о происшедшем во время его сна, и они решили встретиться со своим родственником — епископом.  К рассказу Уильяма Констанция добавила две необычные вещи, которые она испытала сама. Первой был тот факт, что с начала беременности она не чувствовала боли, которая обычно сопровождает это состояние; и второй — что она часто слышала, как ребёнок перед его рождением издавал крики подобно лаю маленькой собаки — обстоятельство, очень напоминающее видение блаженной Хуаны де Аса, матери св. Доминика.

  Прелат ясно понял значение этих необычных знаков и сказал им: » Возрадуйтесь в Господе; ребёнок, которого вы несёте в мир, будет достойным сыном св. Доминика и будет призван совершить много добра среди людей своими проповедями. Позаботьтесь о нём и воспитывайте его в святости, чтобы он соответствовал тем особым качествам, которыми Бог наделит его». (1)  

  Для того чтобы подтвердить высокое мнение, сложившееся об этом ребёнке, Богу было угодно, когда дитя ещё пребывало в материнской утробе, совершить посредством него замечательное чудо. Однажды Констанция навестила слепую женщину, которой она ежемесячно подавала милостыню, и, делая это как обычно, она добавила: «Дочь моя, помолись Богу, чтобы ребёнок, которого я ношу, мог родиться благополучно». Слепая женщина склонила голову к груди матери и сказала: «Да благословит Вас Бог!»  И в тот же миг физическая слепота оставила её, душа её озарилась пророческим светом, и она воскликнула: «Госпожа, в Вас – ангел, и он тот, кто исцелил меня от моей скорби». Ребёнок, подобно новому Иоанну Крестителю, одобряя слова бедной женщины, запрыгал в утробе; мать сама засвидетельствовала это. (2)

  Таковы были знаки, предшествовавшие рождению Висенте Феррера. Его рождение стало событием для всего города. Городские начальники посчитали своим долгом сопроводить новорождённого  на крещение. Кроме муниципальных депутатов присутствовали три главы магистрата; и так как они не могли прийти к согласию по поводу имени, которое должно быть дано этому предопределённому ребёнку, священнику, совершавшему Таинство, пришло в Божественном откровении имя  Висенте – имя, которое во всех отношениях подходило к его будущей судьбе, поскольку он завоевывал славу тем, что каждый день смело атаковывал грех, мир, плоть и дьявола.

  Констанция не хотела, чтобы о её сыне заботилась какая-то чужая кормилица. Этот ребёнок был слишком дорог, чтобы позволить кому-то кроме неё заботиться о нём, как это необходимо в младенчестве,  –  это тяжёлые заботы, но они всегда сладки для сердца матери. Она была вознаграждена за эту преданность,  потому что маленький Святой доставлял ей мало неприятностей. Он редко плакал и оставался спокойным, куда бы мать ни положила его. Когда он не спал в своей колыбели, то был спокойным и будто что-то вспоминал.  Его открытые глаза были сухими и с живостью искали мать.  Природа одарила его. К приятному характеру она добавила миловидное лицо, так что все с восхищением смотрели и ласкали его.

  Необычное событие поспособствовало тому, что его известность в городе возросла. Висенте ещё был в колыбели и только начинал говорить, когда Валенсию поразила продолжительная засуха. Люди возносили молитвы о том, чтобы получить освежающий дождь, но на небе не было ни облачка. Всё население стонало от бедствия, и Констанция разделяла общее несчастье, когда однажды, выражая своё беспокойство, она услышала, как ребёнок отчётливо произносит: «Если ты хочешь дождь, неси меня в процессии, и тогда будешь благосклонно услышана». Удивляясь этим чудесным словам, Констанция поспешила к  градоначальникам, чтобы сообщить об этом. Они, учитывая с одной стороны честность и чувства матери, а с другой – чудесные знаки, которые уже привлекли внимание общественности к ребёнку, постановили, что шествие должно состояться. Маленького Висенте несли торжественно, и едва закончилась процессия, как небо внезапно стало пасмурным, и на выжженную землю полился обильный дождь, который продолжался несколько часов. (4) Это и другие чудеса сделало известным имя Висенте при дворе короля Арагона. Королева Элеонора, приехав в Валенсию, приказала отвезти его в свой дворец, чтобы видеть его и заботиться о нём.

  Когда ребёнок учился говорить, он также учился молиться и особенно получал наставление  в таинствах веры. Эти наставления отпечатались на его душе, как на мягком воске, но когда они укоренились в ней, то достигли прочности бронзы. Не было нужды дважды повторять ему уроки по религиозным вопросам. Это священное семя принесло в его сердце свои благотворные плоды. Проникнувшись суверенным страхом перед Богом и преисполнившись большим желанием добра, он тщательно избегал всего, что даже в малой степени могло запятнать его невинность. В пять лет у него проявились способности разума, гораздо более высокие, чем это бывает в его возрасте, и это побуждало его товарищей и других людей относиться к нему с особым почитанием. Он начал учиться, когда ему было всего шесть лет, и его учителя обнаружили у него острый ум и душевный пыл, которые помогали ему за короткое время достигать быстрого прогресса в изучении грамматики и письма.

  В семь лет Висенте стал клириком и даже получил церковный бенефиций. В двенадцать его ум был настолько полно развит, что это позволяло ему проникнуть в сложнейшие вопросы философии, и  он посвятил два года изучению абстрактного.  В итоге в четырнадцать лет он начал курс по теологии и посвятил  себя этой последней науке до того времени, когда начал серьёзно думать о своём жизненном предназначении, к которому его призвал голос Бога. В этот период жизни добродетели молодости  никоим образом не ослабли. Напротив, был виден их рост, ибо благодать никогда не ослабевает в душе, которая с полной верой откликается на её зов. Его привычкой было ежедневно помогать на Мессе и  величайшей радостью – прислуживать священнику. Его молитвы были долгими и пылкими.  Он чувствовал сопричастность Страстям нашего Господа.  Обычно он читал Оффиций Страстям Господним, добавляя к нему благословение Пресвятой Деве (служба Страстям Господним – молитва, составленная по типу Литургии Часов, включающая серию похвал и псалмы. Введена св. Франциском Ассизским – Прим. перев.). Он регулярно постился по средам и пятницам каждую неделю. Его любовь к бедным помогла ему совершить  множество добрых дел через благотворительность. Но то, что мы хотим в основном отметить в нашем Святом – это те качества, которые он проявил в ранние годы для его будущего призвания к апостольству.

  Ещё будучи ребёнком, Висенте запоминал основные моменты проповедей, во время которых он помогал, и повторял их в кругу семьи. Часто, отвлекая своих товарищей по учёбе от их игр, он собирал их вокруг себя; затем, забравшись на какое-нибудь возвышение, пересказывал им по памяти, имитируя жесты и движения проповедников, которыми он больше всего восхищался. Он делал те же практики, что и взрослые. Таким образом, в годы своего детства он сделал много хорошего среди молодых людей своего возраста, говоря с ними о Боге, о душе и о Небесах. Его пример произвёл на них живое впечатление. Все смотрели на него как на святого, так как благодать чудес, казалось, возрастала в нём с годами. Многие пытались подражать его добродетелям и идти по его стопам, а он с любовью направлял их своими добрыми советами. (5)    

Глава 2. Св. Висенте Феррер  получает хабит брата-проповедника – Его новициат и обет

  По достижении нашим Святым семнадцатилетнего возраста наступил момент, когда ему было необходимо принять решение – какая жизнь наиболее соответствует его внутренним устремлениям и вдохновению благодати. Его отец обратился к нему со словами: «Сын мой, я предоставляю тебе полную свободу. Будь уверен — я не стану препятствовать исполнению твоей воли». «Однако, — добавил он, — я бы советовал тебе выбрать религиозную жизнь в Ордене братьев-проповедников, так как, мне кажется, что на это есть Божья воля, когда я размышляю над знаками, предшествовавшими твоему рождению». И он рассказал Висенте о чудесных вещах, которые происходили, и о толковании, которое их родственник, епископ, дал этим чудесам.

  Висенте ответил без колебаний: «Мой отец, Вы ожидали моего решения, и я благодарю нашего Господа за то, что Он вдохновил Вас произнести то, что в наибольшей мере соответствует мне. У меня нет стремления к богатству, удовольствиям и почестям этой жизни; моя любовь,  мысли и решимость сосредоточены на Боге. Поэтому я решил следовать Его призыву в Доминиканскую семью, и теперь больше ничего не хочу, кроме согласия моей матери и вашего совместного благословения, чтобы я мог идти с миром и служить Богу в пристанище, которое Его голос ясно указывает мне». При этих словах  отец обнял его со слезами нежности, и в порыве чувств они пошли искать Констанцию, которая тоже проливала обильные слёзы – не от печали, но от святой радости.

  «Моё возлюбленное дитя, — плакала она, — ты собираешься сделать то, о чём я всегда мечтала. Я часто просила этой милости у Бога, и теперь Он услышал меня. О, радостное событие для тебя и для нас! Мы должны поздравить друг друга: тебя – потому что ты собираешься уйти от страданий этой жизни, нас – потому что мы дождались от нашего Господа исполнения наших самых заветных желаний.  Пусть Бог преисполнит тебя, дитя моё, всеми благословениями. Как я, так и твой отец, мы охотно отдаём тебя до конца твоей жизни».

  На следующее утро Уильям Феррер сам отвёл своего сына в монастырь братьев- проповедников в Валенсии. Это произошло 2-го февраля 1367 года. Приор монастыря той же ночью получил откровение в чудесном видении о драгоценном приобретении, которое собирается сделать Орден.  Ему явился св.  Доминик, держащий за руку юного постуланта. Ему показалось, что это был Винсент, охваченный пылом и говорящий ему: «Отец, припадаю к Вашим стопам, чтобы стать одним из монахов». И в это же время его проводник добавил: « Прими его; он будет твоим братом и моим сыном». Приор, узнавший св. Доминика по звезде, сиявшей у него на лбу, бросился к его стопам, и тотчас всё исчезло.  Но в его сердце осталось горячее желание увидеть скорейшее исполнение видения, для которого он был избран; и он был полностью утешен, когда на следующее утро наш Святой,  сопровождаемый своим отцом, бросился к его стопам и смиренно просил его о получении хабита, утверждая, что единственный мотив совершаемого им шага — подчинение голосу Бога, Который призвал его служить Ему под славным знаменем св. Доминика. (1)

  Кто сможет описать чувство радости, охватившее божьего человека, к которому были обращены эти слова, когда он услышал юношу, с такой серьёзностью и смирением умолявшего о получении хабита Ордена Проповедников?  Его монастырь и весь Орден должны быть обогащены несравненным сокровищем. Он испытал чувство сродни тому, что испытывал престарелый Симеон в Храме, чья высокая привилегия  заключалась в том, что он увидел Младенца Иисуса, принесённого в Храм Марией и Иосифом. Это произошло в день Торжества, посвящённого этой Тайне. Было поразительное сходство в этом принесении. Висенте спонтанно принёс себя в жертву духовной жизни, в то время как его родители сопровождали благочестивую жертву. Здесь было даже сходство в приёме. Ибо как ангелы, служители святилища, вдова Храма и народ Божий в Иерусалиме разделили божественную радость Симеона, так же и монахи, друзья Святого, его семья и другие жители Валенсии были объединены в радости и благодарности за неоценимую милость с почтенным главой общины. Мы можем хорошо представить, что Висенте был единогласно принят в постуланты.

  День его облачения был назначен на 5-е февраля, в праздник славной девы св. Агаты – день, памятный для жителей города. Это было через 128 лет после того как св. Доминик основал  этот монастырь.  Орден тогда возглавлял генерал по имени о. Элиас Тулузский.  Главой доминиканской провинции Арагона был блаженный Жак  Доминик де Кольюр, а приором монастыря в Валенсии – почтенный отец Берангер де Геласио. (2)

  С первого момента послушания Висенте чувствовал такую силу благодати, которую Бог давал ему в его призвании, что он не переставал благодарить Небеса и с пылом и невыразимой радостью целовать белое шерстяное одеяние, в которое  был одет. В монастыре, куда он поступил, было много монахов, чья жизнь вполне могла стать примером для него. Но его щедрая душа выбрала более превосходный образец. Он  решил сделать свою жизнь близким подражанием св. Доминику; и чтобы с большей лёгкостью понять свои действия, он начал читать с особым интересом жизнеописание этого великого патриарха.

  Именно тогда он научился отличать истинный характер брата-проповедника, —  как он потом объяснял в своих проповедях —  характер, который состоит в ангельской чистоте, абсолютном послушании и святой бедности; и не оставаться в монастыре, закрывшись в келье подобно отшельникам прошлого, но идти проповедовать Евангелие по всему миру по примеру Христа, апостолов и святого основателя Ордена.  «Ибо именно для этого, — добавлял он, — был создан Орден братьев-проповедников.»  

  Висенте чудесным образом проник в глубокий смысл каждого аспекта личности благословенного Отца. В качестве доказательства нам нужно только процитировать данное им толкование известного видения, в котором св. Доминик явился увенчанным славой и восходящим на Небеса по двум лестницам. «Наш Орден, — заметил он, — не ведёт своих приверженцев в Небеса только по лестнице созерцательной  или только деятельной жизни, но он позволяет им подняться для завоевания Рая с помощью обеих.  Те, кто просто остаются в монастыре, доходят до Небес по лестнице созерцания; те, кто восходят по лестнице деятельной жизни, как по военному приказу вступают во владение своей страной. Но дети святого Доминика должны идти  по обеим, объединяя упражнения в молитве и обучение со служением апостольской проповедью».  Этот факт позволяет нам судить о том, с какой ясностью ума наш Святой понимал свою судьбу и принятые на себя обязанности. Молодой послушник всегда был верен этому свету, и в день его смерти на его лице отразилось точное изображение св. Доминика.

  Во время прохождения новициата Висенте проявил себя исключительно, в соответствии со своим духовным правилом упражняясь во внутренней жизни.  Он никогда не пропускал молитвы или умерщвления плоти, которые налагал на себя. И даже несмотря на то, что по Доминиканским правилам они не были связаны с грехом, он соблюдал все мельчайшие детали с такой точностью, как если бы был связан с их исполнением наказанием за тяжкий грех.  В хоре и на отдыхе он был первым; и он никогда не отказывался от каких-либо общих обязанностей ради удовлетворения своей особой набожности. Он повиновался всем с глубоким смирением. Его учтивость и скромность сделали его любимым всеми, и приветливость его характера располагала к разговору с ним каждого новиция. Он был самым молодым в монастыре, но уже считался самым первым в святости.

  Истекли три месяца его новициата, когда пришло испытание, тяжёлое для сердца сына. Он вынужден был сопротивляться слезам своей собственной матери. Констанция Мигель, придя однажды в монастырь, попросила разрешения повидать её сына. Когда он появился, она предстала перед ним в слезах и со следующими доводами: она не может жить без него;  для него, её сына, было бы легко освящать себя среди светского духовенства; кроме того, его семья нуждалась в доходах  церковного бенефиция,  от которого его вынудило отказаться духовное призвание.  Следовательно, он должен покинуть монастырь и вернуться в мир.

  Тронутый этими мольбами, он тем не менее ответил матери с несгибаемой твёрдостью: « Вы хотели, чтобы я ушёл в монастырь, и Вы благословили меня, когда я покинул Вас.  Почему же теперь я должен вернуться? Я всегда буду помнить слова св. Бернарда: «Тот, кто оставляет монастырь, чтобы вернуться в мир, покидает общество ангелов, чтобы присоединиться к дьяволу!»  Я умоляю Вас, моя дорогая мать, вернуться к Вашим прежним чувствам;  давайте посмотрим на вещи этого мира глазами веры и оценим их сейчас, как мы хотели бы оценить их в час смерти. Только одно необходимо каждому из нас – достичь своего спасения так, как предназначил Бог».

  Эти слова, лишающие Констанцию надежды убедить сына отказаться от его призвания, наполнили её печалью, и она вернулась домой в великом огорчении. Но Бог не оставил её в этих обстоятельствах.  Когда она приблизилась к своему дому, то увидела нищего, который учтиво приветствовал её и сказал: «Госпожа, почему Вы печальны? Неужели Вы забыли необычный лай, который слышали, когда носили Висенте в своей утробе? И пророческий сон Вашего мужа ушёл из Вашей памяти? Вы не помните, как епископ Валенсии объяснил эти чудесные знаки и как Вы предсказали, что однажды Ваш сын станет братом-проповедником? И не могли бы Вы сейчас помешать исполнению Божественной воли?» Эти слова утешили Констанцию и осушили её слёзы. Вскоре она признала в этом бедном человеке посланника Небес и хотела пригласить его в дом, чтобы дать милостыню и вознаградить за добрые слова, но так и не нашла его ни на пороге дома, ни на улице.

  Этот год новициата прошёл без других помех. А затем молодой новиций по единогласному решению общины принёс обеты. Он произнёс их перед о. Матео Бенинкаса, который в тот год был приором монастыря в Валенсии. И так велика была радость братьев, что впоследствии до разрушения монастыря они каждый год отмечали годовщину этого счастливого дня. (3) 

Часть 2. От духовного обета Святого до его призвания к  апостольству.  1368-1398.

Глава 3. Обучение св. Висенте Феррера – Его широкая эрудиция – Его глубокое благочестие в период  обучения и написания схоластических трудов

  Если бы св. Висенте умер во время новициата или вскоре после своего духовного призвания, он, несомненно, заслужил бы поклонение в алтаре, подобно блаженному Петру Люксембургскому, умершему в возрасте 18 лет, или молодым исповедникам Алоизию де Гонзага и Станиславу Костке, которые являются славой и украшением Общества Иисуса. Но Божественному Провидению было угодно посредством долгой жизни, полной заслуг, ещё более возвеличить красоту венца славы, полученного им. Висенте носил священное ярмо посвящённой и апостольской жизни более 50 лет. За долгий срок длиной в полвека он с совершенной преданностью и неустрашимым постоянством объединял аскетизм обители с изнурительным делом служения душам. Следовательно, мы можем судить о достоинствах, накопленных этим бесстрашным служителем, и об огромном урожае славы, который он собрал в конце своего жизненного пути. С того момента как он увидел себя полностью отданным Ордену Проповедников, он решил без отдыха посвятить себя трём вещам: усердной молитве, изучению теологии и Священного Писания. Они образуют тройную обязанность брата-проповедника, который хочет плодотворно трудиться для блага душ. Без молитвы он не может освящать ни себя, ни других; без изучения теологии и Писания ему не хватает знаний, необходимых для того, чтобы он занимал кафедру достойно.

  В Ордене существует замечательный обычай: учащиеся, у которых проявились незаурядные способности, должны быть задействованы в обучении других, как только они закончат своё обучение. Эта профессиональная занятость даже необходима, чтобы позволить им продвигаться в порядке академических степеней, которые, несмотря на испытательный экзамен, не могут быть получены, если это условие не будет выполнено. Легко понять, что такая система хорошо подходит для образования крепких проповедников;  опытный ученик, который провёл десять, пятнадцать, двадцать  лет – будь то обучение или преподавание философии, теологии и Священного Писания – должен быть в конце этого срока обучен всем сложностям науки и превосходно подготовлен, чтобы объяснять людям истины догматики и нравственного учения. Св. Висенте прошёл все эти этапы, пока не достиг высшей степени — Магистр теологии.

   По окончании новициата Висенте был назначен преподавать логику и философию в том же монастыре в Валенсии, и он посвятил себя этому делу к радости студентов, которые присутствовали на его лекциях. Многие студенты в этом городе хотели слышать то, что он говорит, потому что они могли слушать профессора, чья святость превзошла науку.

  Спустя три года Висенте отправился учить в Лериду. Он оставался там два года, и его лекции принесли такие же плодотворные результаты, как и в Валенсии. Когда наставники сочли его достаточно разбирающимся в тонкостях метафизики, они пожелали, чтобы он занялся особым исследованием  Священного Писания и для этой цели в 1372 году отправили его в монастырь в Барселоне, где он прожил три года. Здесь он с невероятным усердием посвятил себя изучению священных текстов; и для того, чтобы умножить свои познания в Ветхом Завете, выучил еврейский язык. Св. Раймунд Пеньяфортский, третий генерал Ордена, учредил в Испании множество школ этого языка для обращения евреев, которых было много в этой стране, и поэтому знание их языка было необходимо. У Висенте было слишком большое рвение к спасению душ, чтобы не разделять взгляды св. Раймунда. Он приобрёл такое совершенное знание, что мог процитировать евреям каждый текст Ветхого Завета и опровергнуть абсурдные доктрины Талмуда и лживые истории, которыми изобиловала эта книга. Также считается, что он знал ещё греческий и арабский языки. Три года были посвящены Святым исключительно изучению Писания и ещё один год – изучению физики в том же монастыре в Барселоне. В 1376 году он вернулся в Валенсию, где в духовном уединении возобновил своё рвение. В 1377 году он был назначен главой провинции Тулузы и в следующем году – Парижа. В обоих городах он продолжал совершенствоваться в духовных науках, обучая им других. Его пребывание в Париже продолжалось всего год, после чего он снова вернулся в Валенсию и взял на себя ответственность за курс теологии на шесть лет подряд. В 1388 году начальство послало его в Лериду, чтобы получить степень доктора теологии в знаменитом университете этого города. Когда они объявили ему своё решение, он смиренно подчинился ему, не для того, чтобы напрасно удовлетворять свои амбиции, но чтобы стать способным принести бóльшую пользу Церкви. Ему было 38, и к тому моменту он был священником всего семь лет. Находясь в Барселоне, он написал  два трактата — «Диалектические предположения» и «Природа Универсального». Его современники отзываются о них с большой похвалой, но эти работы не сохранились до нашего времени. (1)

  Обучение и преподавание – это скалы, которые иногда становятся роковыми для благочестия тех, кто ими занимается. Св. Висенте знал, как избежать этих опасностей. Сделав совершенствование в науке своей основной заботой, он не страдал от пыла, воспламенившего его душу, чтобы не замёрзнуть среди схоластических спекуляций. Обучение было его продолжительным упражнением в благочестии; он не только ссылался на Бога с совершенной чистотой намерения, но и сам себе представлял, как слышит из уст самой Божественной Премудрости всё, что он читает. Всякий раз, когда возникала любая сложность, особенно в отрывках, которые были наиболее неясными, он привычно просил Иисуса как своего небесного Учителя ниспослать ему разум и свет, в котором  он нуждался. Он часто поднимал глаза от книг и смотрел с любовью на раны своего распятого Господа; в некоторые моменты он получал из этого источника невыразимой сладости восхищение, которое наполняло его душу, и сразу же после этого возобновлял чтение. Порой, встав из-за стола и опустившись на колени, он возносил к Небесам горячую молитву со вздохами и причитаниями, умоляя Бога ниспослать его душе новое пламя любви. Таким образом, он шёл от обучения к молитве и от молитвы к обучению, и каждое из этих действий одновременно развивало его науку и благочестие.

  Помимо аскетических упражнений, совершаемых в келье, он посвящал значительную часть ночи молитве в церкви. Здесь особенно, даже больше, чем в своей келье, он получал множество небесных видений и особых милостей, которые поддерживали пыл его души и способствовали ежедневному возрастанию его преданности. Однажды ночью, находясь в молитве перед Распятием и размышляя о страданиях Иисуса, созерцая раны на Его руках и ногах и на Его священном боку, он был тронут до слёз и в порыве нежного сочувствия воскликнул: «О Господи, Ты пострадал на кресте!» Господь, повернув голову налево, где молился Святой, ответил: «Да, Висенте, Я претерпел все эти страдания, и даже больше». Голова Христа на чудесном Распятии осталась и по сей день в том положении, которое Он принял при произнесении этих слов. (2)

  Когда Висенте исполнился 31 год, он был рукоположен в священники. Древние каноны требовали, чтобы клирики достигли такого возраста, прежде чем они примут священническое достоинство, и в то время это правило соблюдалось и в Ордене св. Доминика. Как Святой отслужил свою первую Мессу? Каким образом он готовился к этому великому действию? Историки его жизни не дают ключа к разгадке этой тайны. Всё же мы можем судить о том пыле, с которым он совершал это торжественное действо, по тому факту, что Жертва на Алтаре вдохновляла его на протяжении всей жизни. «Месса, — замечает он в одной из своих проповедей, — это самая возвышенная работа созерцания, которая может быть». Он никогда не совершал это божественное служение без пролития обильных слёз благочестия и святой радости, особенно от начала канона до Причастия. На него могли смотреть как на человека, подобного св. Доминику, совершающего Святые Таинства.

  Совершенство его монашеского послушания ежедневно росло вместе с его благочестием. Конституции Ордена были объектом его особого внимания; он исполнял их до мелочей с внутренним духом, который позволял видеть со стороны кто истинный и верный служитель Божий. Для того чтобы понять его возвышенные чувства, касающиеся святости государства, которое он принял, обязательства посвящённой жизни и добродетели души: отказ от мира, желание жить только для Бога и спасение  ближних;  чтобы получить представление о многочисленных  тайнах, открытых Святому для достижения высшей степени совершенства в самых обычных жизненных делах, таких как: покой, сон, принятие пищи, беседа и отдых, — достаточно прочитать его «Трактат о духовной жизни» — одну из немногих работ, которые избежали уничтожения временем.  Здесь мы найдём жизненный портрет того, кто это написал. Св. Висенте описал себя в ней и, несомненно, дал нам истинное представление о его совершенстве.  Автор сначала излагает ряд общих правил; затем он подробно вводит в ежедневные упражнения, которыми наполнена жизнь монахов. Далее он перечисляет различные мотивы, которые должны побуждать его, не переставая, стремиться к истинному совершенству. Бедность, безмолвие и чистота сердца, согласно его мнению, — необходимые основы духовной жизни. Также он объясняет с очаровательной простотой способ управления телом за столом, в спальне и в хоре. Совет, который он даёт в том, как избежать мягкости и избытка в различных практиках умерщвления, показывает большую глубину мудрости. Что касается трудов для приобретения знаний, мы должны, по его словам, учиться, преобразуя знания в молитву. В той же работе находится полезный совет на предмет ложных откровений, которые обманывают духовных людей. Словом, св. Висенте предписывает метод проповеди, рекомендуя, прежде всего, простоту и даже своеобразную наивность, которой проповедник может способствовать тому, чтобы быть более понятным для своих слушателей. Все эти различные советы были плодами собственных размышлений св. Висенте, его опыта и ежедневной практики.

  Злой дух искушал его тысячей способов, чтобы ввести в тяжкие грехи или, по крайней мере, уменьшить пыл его рвения в стремлении к добру. Мы находим описание двух явлений сатаны в «Духовных наставлениях» — во вторую пятницу перед праздником Святого и на восьмой день его новенны. Но Святой всегда с победой избегал видений Ада.  

Глава 4. Первые проповеди св. Висенте Феррера – Продолжение проповеднической деятельности Святого до его окончательного вызова в Авиньон

  Это случилось, когда он жил в Барселоне, – в период с 1372 по 1375 годы – наш Святой начал публично проповедовать людям. Тогда он был ещё только дьяконом в Ордене. Его пыл, красноречие и доводы были настолько сильны, что глубоко затронули толпу. Многочисленные обращения свидетельствовали о его первых успехах в апостольском служении. Люди стекались не только из соседних городов, но и из округи на расстоянии 10 лиг (приблизительно 30 миль), чтобы услышать его. Скопление народа было настолько велико, что самые большие церкви не могли вместить всех; и чтобы удовлетворить их благочестие  Висенте был вынужден проповедовать им на площадях. 

  Однажды произошёл замечательный случай, который в значительной степени поспособствовал установлению его авторитета среди людей. В течение года Барселона была опустошена ужасным голодом; случился неурожай пшеницы, со всех сторон предпринимались усилия для преодоления дефицита пищи, но всё было напрасно. Люди больше не могли помочь. Жители усиленно молились и устраивали процессии, чтобы получить от Бога избавление от бедствия. Однажды, в начале весны 1375 года, большая процессия прибыла в один из окрестных городов, и Висенте обратился ко множеству людей с горячим призывом к покаянию. Он показал им, как забвение Божественного закона привело христианский народ к голоду. Затем он  призвал их уповать на Бога, Который не позволил бы Своим детям погибнуть посреди зол, ниспосланных им для того, чтобы исправить и освятить их. Вдруг он внезапно воскликнул: «Имейте мужество и радуйтесь, мои братья, этой ночью два судна, нагруженные пшеницей, прибудут в порт и обеспечат вас обильным запасом пищи».

  Но в тот день и во многие дни до этого на море был сильный шторм, и казалось невозможным, чтобы хоть одно судно выжило в такую бурю. Только немногие из его слушателей поверили в пророчество; большинство роптало против проповедника, обвиняя его в неблагоразумии, хвастовстве и тщеславии. Его собственные братья, до которых дошли эти жалобы, предупредили его, чтобы он был более осторожным в своих речах. Висенте принял увещевание с искренним смирением. Затем, не теряя спокойствия души, он провёл остаток дня у подножия алтаря, прося простить его за желание веры в людей и не удерживать помощь, которую Бог для них предназначил.  Для тех, кого раздражали слова Святого, стало большой неожиданностью, когда ближе к вечеру, два судна, нагруженные пшеницей, вошли в порт Барселоны, за ними в течение нескольких дней следовали двадцать других, везущих подобные грузы из портов Фландрии. При виде таких обильных запасов пищи они признали истинность пророчества Святого, раскаялись в том, что выступали против него и пытались загладить свою вину, в будущем принимая его слова с полным послушанием. (1)

  Согласно его биографам, этот Божий человек во время своего пребывания в Париже в 1379 году был не доволен тем, что привлёк к себе внимание молодых верующих, но проповедовал людям Слово Божие.  Его проповедь во Французской метрополии принесла такие же чудесные плоды, как и в Испании. Его непревзойдённое красноречие не только слушали с большим восхищением, но и с унынием сердца и слезами покаяния.  За каждой его речью последовало множество обращений.

  Однако Валенсия, его родина, была главным местом его успеха в этот период  жизни. Перед кафедрой стояла жаждущая толпа, и он совершал в душах чудеса благодати и освящения. Когда он стал священником, его успех вырос ещё больше. Ему сразу же разрешили использовать те дары, которые помогали людям освобождаться от грехов. Начав слушать исповеди, он пожинал большие плоды, выросшие из семени Благой Вести, которые сеял долгое время своими проповедями. В этом полезном служении он подкреплял чудесами огромное благо, которому положил начало своим проповедованием. Кроме того, жители Валенсии не довольствовались тем, что видели в нём просвещённого проводника на пути христианского совершенства, умелого врачевателя душ — они считали его универсальным советником и прибежищем для всех страдающих. Все слои общества прибегали к его помощи. Простые люди и дворяне приходили к нему как к прорицателю и с послушанием подчинялись его справедливым решениям, высказанным с тактичностью. 

  Завидуя его успеху, Ад придумывал много скандалов вокруг Святого, от описания которых мы воздержимся и передадим только следующее.

  Однажды ночью в дом женщины с дурной репутацией пришёл грешный старик, накинувший плащ брата-проповедника.  Назвавшись Висенте Феррером, он много наобещал ей, но потом она его больше никогда не видела. Тогда она подала жалобу начальнику города, которым в том году был Бонифаций Феррер, брат Святого. Начальник, слушая её, подозревал, что это чудовищная ложь, вызванная ненавистью и завистью. Доминиканцы должны были пересечь часть города с процессией. Бонифаций в сопровождении нескольких свидетелей расположился в доме у истицы, откуда они могли видеть всех идущих монахов. Затем он попросил её указать на того, на кого она жаловалась. Но она не могла его отличить. Тогда он указал  на своего брата. «Это тот человек?» — спросил он.

  «О!» — воскликнула она. — «Это Святой, я иногда слушала его проповеди».

  «Этот Святой – Висенте Феррер»,  — сказал он, — «и я его брат. Вы были обмануты, чтобы проклинать его».

  Тем не менее Бонифаций не мог успокоиться, пока не нашёл виновного. Затем он вызвал его и в присутствии нескольких судей обязал извиниться перед Святым. Это тот старик, который упоминается в «Духовных наставлениях» в пятый день новенны. (2)

  Св. Висенте стал доктором теологии за два года и проповедовал жителям Валенсии и других городов Арагона, когда кардинал Педро де Луна проезжал через город.  Этот прелат был каноником и настоятелем кафедрального собора. На тот момент Церковь, к несчастью, была разделена между папскими представителями Авиньона и Рима. Педро де Луна прибыл в Испанию в качестве апостольского легата, чтобы побудить эту страну признать авторитет Климента VII, Авиньонского Папы. Он уже слышал, как говорил Висенте, и не был удивлён единодушной похвалой, произносимой в его адрес соотечественниками. Он сам имел возможность судить о том, насколько Святой заслужил высокое уважение, окружавшее его, и решил пригласить Висенте присоединиться к нему на время миссии в Испании и затем представить его при дворе Климента VII в Авиньоне. Почитая в его лице посла Святого Престола, Висенте согласился сопровождать его и следовать за ним в Саламанку, где тогда находился король Кастилии. В путешествии его рвение не позволяло ему оставаться в безмолвии, и он проповедовал в различных городах, через которые проходил. И это дело не было бесплодным, в Вальядолиде он обратил иудейского раввина, который, будучи повышен до священства, впоследствии стал епископом Карфагена. Он также привёл к вере, то есть к изменению жизни, множество евреев, неверных и плохих католиков. Когда Педро де Луна завершил свою миссию, он пригласил Висенте сопровождать его ко двору Климента VII; но Святой, не считая, что должен уступить желаниям Луны и видя, что он может достичь большего блага для душ, предпочёл продолжить проповедование в Кастилии.

  По его возвращении в Валенсию он был назначен, вопреки желанию, исповедником Виоланты, королевы Арагона, супруги Хуана I. Он направлял эту принцессу с чрезвычайным благоразумием. Она была женщиной с живым характером и различными талантами, но высокомерной, жадной до власти и желающей, чтобы весь мир лежал у её ног. Она управляла своим царственным супругом, всё поведение которого было результатом её советов. Тем не менее она слушала св. Висенте, который пытался внушить ей презрение к вещам мирским и любовь к вещам небесным. Почитание, с которым она относилась к своему святому наставнику, несомненно, было средством для её исправления. Висенте не был по отношению к ней трусливым льстецом, всегда готовым закрыть глаза на ошибки кающегося. Пример, приведённый в «Духовных наставлениях» и  связанный с седьмой пятницей перед праздником Святого, показывает, что он знал, как отчитать её, когда она заслуживала этого.  

  1-го июля 1391 года евреи Валенсии по чудесным обстоятельствам были приведены, чтобы попросить наставления в христианской вере. Епископ этого города назначил Висенте наставить их. Большая часть из них обратилась, и их синагога была преобразована в церковь, посвящённую св. Христофору.

  Вскоре после того, как был собран этот урожай душ, Висенте вернулся в Каталонию и пошёл ко двору Хуана I, который некоторое время проживал в этой провинции. Он стал государственным советником и главным подателем милостыни при короле Арагона, кроме того, будучи исповедником королевской супруги.  Он оставался при дворе до самой смерти этого правителя в 1396 году. Эти новые должности не помешали апостольскому рвению Святого. Он проповедовал ежедневно и с равным успехом в разных местах, включая Кордову, жители которой настолько высоко почитали его, что разрезали на кусочки  его монашеский плащ и делились ими друг с другом как священными реликвиями. 

  Но пока он нёс апостольское служение в Арагоне, Клемент VII умер. Педро де Луна был избран Папой кардиналами Авиньона и принял имя Бенедикта XIII. Когда прошло два года с момента его избрания Верховным Понтификом, Бенедикт назначил своего исповедника, кармелита Жерома из Очоа, епископом Эльна в Руссильоне и избрал вместо него своим исповедником Висенте. Он отправил посланников с письмами, в которых просил его незамедлительно прибыть в Авиньон. Святой повиновался и без формального ответа поспешил туда, куда Бенедикт, которого он считал Папой, звал его. Во время всего путешествия он не прекращал проповедовать людям в городах, где должен был останавливаться.

  Прибыв ко двору Авиньона (это было в 1396 г.), св. Висенте получил самый лестный приём. Бенедикт, желая привязать Святого к себе другими титулами, а не только как исповедника, назначил его Магистром Священного Дворца, Верховным пенитенциарием (Верховный пенитенциарий (лат. Poenitentiarius major) — глава Апостольской пенитенциарии, одного из трёх церковных трибуналов Римско-католической Церкви – Прим. перев.) и своим личным капелланом. Эти возвышенные почести не помешали скромному монаху продолжать свои обычные упражнения в благочестии,  усердно изучать Священное Писание и проповедовать людям.  Его примерная жизнь придавала больше веса его словам.  Среди роскоши папского двора он практиковал те же аскезы, как если бы он находился в обычном монастыре – соблюдая те же посты и продолжая совершать молитвы и наблюдения. Он проповедовал реже, несомненно, из-за его обязанностей, но это всегда было с теми же обильными плодами.  От его голоса толпа грешников, плача о прошлых  беззакониях, начинала жизнь искреннего покаяния и исправления тех дурных поступков, которые они совершили. (3)

Части 3-6 доступны доступны в полном файле для скачивания в начале страницы

Перевод: Ольга Романова

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *