Участники пастырской конференции Архиепархии Божией Матери, которая проходила в Вильнюсе с 18 по 21 июня, уделили внимание материальной стороне жизни приходов и связанным с этой сферой проблемам. Чтобы лучше понять те явления, которые обсуждались на конференции, мы поговорили с экономом Архиепархии и настоятелем прихода св. Людовика Французского в Москве о. Вячеславом Гороховым и задали ему все неудобные вопросы о деньгах поместной Церкви.

— Отец Вячеслав, вы эконом и член экономического совета Архиепархии. Что это за орган и для чего он нужен?

— Экономический совет Архиепархии – это совещательный орган при Архиепископе в экономических вопросах, в том числе, в вопросах распоряжения имуществом. Также он рассматривает сметную документацию и различные проекты. Именно поэтому туда входят не только сам епископ и я, как эконом, но большая его часть – это миряне, сведущие в вопросах экономики.

— Согласно декрету епископа, в каждом приходе также должен быть экономический совет…

— Существование экономического совета прописано в Каноническом праве. Каждый приход обязан иметь такой совет. История Католической Церкви в России сложилась таким образом, что долгие годы по ряду причин эти органы не работали, и епископ своим декретом лишь напомнил всем о необходимости создания экономических советов.

— И это также исключительно совещательный орган или ему принадлежит абсолютная финансовая власть в приходе?

— Совещательный, но в то же время он выполняет важные функции. Например, именно экономический совет утверждает бюджет и финансовые отчеты прихода. То есть настоятель не может вносить в бюджет то, что он хочет, в одностороннем порядке. Это рассматривают и подписывают все члены экономического совета.

— Сколькие из 64 приходов нашей епархии имеют свой экономический совет?

— На самом деле, все. Другой вопрос, все ли они в полноте выполняют свои функции.

— Для понимания общей картины, расскажите, пожалуйста, каковы ключевые статьи расходов Архиепархии? Зачем ей вообще деньги?

— Епархия не является приходом, поэтому у неё нет прихожан, которые делали бы пожертвования на воскресной Мессе. Что касается расходов, это в первую очередь содержание здания курии, в котором располагается администрация епархии: Архиепископ, пастырский центр, различные комиссии. Разумеется, они не платят за аренду. Поэтому это забота курии Архиепархии – найти средства на содержание этого здания. Это одна из больших статей расходов. Вторая – это забота о священниках. К сожалению, сейчас наша финансовая ситуация не позволяет заботиться обо всех священниках, но мы обязаны по каноническому праву заботиться об инкардинированных священниках (принадлежащих к Архиепархии, а не просто временно здесь служащих – прим. ред.). В тех приходах, которые не могут сами содержать священника, эту заботу взяла на себя Архиепархия.

— То есть расхожий миф о том, что католическим священникам платит Ватикан, это неправда?

— Да, им платит вовсе не Ватикан, а Архиепархия. И, к сожалению, это копейки. Мы соблюдаем законодательство и не можем платить меньше минимального размера оплаты труда (МРОТ). Мы ориентируемся на московский МРОТ, который составляет около 18 тыс. рублей.

— Но канонически содержать настоятеля обязан приход?

— Конечно.

— И сколько в нашей епархии таких «самодостаточных» приходов, которые сами себя обеспечивают?

— Если говорить о приходах, которые могут содержать здание храма и платить зарплату священнику, то это практически все крупные приходы Санкт-Петербурга, за исключением храма Успения Пресвятой Девы Марии, который приписан к семинарии. Это также все московские приходы, за исключением прихода свв. Петра и Павла, у которых нет собственного храма, но их пожертвования позволяют содержать священника и платить часть коммунальных платежей за храм св. Людовика Французского. А в регионах ситуация очень разная. В основном, хватает либо на содержание храма, либо на зарплату священнику. Есть и такие, где вообще ни на что не хватает.

— В регионах есть совсем маленькие приходы, в которых на воскресную Мессу приходят 20-30 прихожан, и очевидно, что они никак не могут сами себя содержать. Что рекомендует Церковь в таких случаях? На пастырской встрече в Вильнюсе упоминали о том, что, по нормам Канонического права, это может являться основанием для закрытия прихода. Но если бы все такие приходы закрывались, их бы вовсе не осталось. Что же делать?

— С чисто экономической точки зрения дефицитные приходы не обязаны закрываться. Нужно быть внимательными к терминам. Старое каноническое право (1917 года) говорило, что такой приход не имеет права на существование. Затем из-за миссионерских приходов в Африке и Латинской Америке эту статью убрали, в надежде, что ситуация будет развиваться. Хоть мы и не живём в Африке, нас эта ситуация касается напрямую. Здесь нет готовых решений. Всё зависит от епископа и совета священников, который компетентен дать разрешение на закрытие прихода. Епископ не имеет права закрыть приход без одобрения совета священников. Они решают, как поступать, и дают советы епископу на этот счет.

— Как о возможном выходе из положения на конференции говорили о финансовой взаимопомощи приходов, когда более состоятельные поддерживают нуждающихся в своих регионах. У нас в Архиепархии кто-то пытался реализовать такой подход?

— Да, такой эксперимент был. Французский приход св. Людовика в течение трёх лет оказывал существенную финансовую помощь трём приходам в регионах. Так как языковой барьер не позволяет французским прихожанам в полноте участвовать в жизни поместной Церкви, они решили выразить своё участие таким образом. К сожалению, из-за реставрации храма мы вынуждены были прервать эту практику, но надеемся, что ещё вернемся к ней. Так что такой опыт есть.

Идея сама по себе хорошая. До революции в России была даже практика приходов-побратимов. Питерские и московские приходы помогали приходам в регионах. Я думаю, что рано или поздно мы вернёмся к этой практике. Вопрос в том, насколько прихожане и настоятели крупных приходов к этому готовы. Не хотелось бы оказаться в ситуации, когда мелкие приходы, зная, что получат поддержку, расслабятся и оставят всякие попытки содержать себя самим. Здесь нужно найти золотую середину.

— Во французском приходе вы это делали путём регулярных целевых сборов?

— Нет, мы договорились отдавать пятую часть от пожертвований, собранных на Мессе.

— Действительно, прекрасная практика. Давайте поговорим подробнее о финансовой отчетности. Каждый приход обязан делать годовой финансовый отчет. Для чего существует это требование?

— Да, приход обязан отчитываться перед епархией, то есть непосредственно перед епископом. Фактически эти отчеты попадают на рассмотрение экономического совета Архиепархии. Мы ничего не утверждаем, а просто ознакамливаемся. Это помогает нам лучше понять нужды конкретных приходов и динамику происходящего с финансовой точки зрения. И также, когда приходы просят денег на какие-то нужды, это позволяет нам лучше понять их ситуацию: есть ли реальная необходимость в заявленных расходах или это просто желание настоятеля, которому экономический совет побоялся отказать. Поэтому очень важно, чтобы отчеты были реальными. К тому же, приходы и так обязаны подавать каждый год отчеты в налоговую.

— На пастырской конференции сложилось впечатление, что ситуация с отчетностью у нас прискорбная. Но это эмоции. Что говорят цифры?

— Статистически около 60% приходов отчитываются ежегодно. Это не так уж плохо.

— Но есть приходы, где всё ещё необходимо установить регулярную и прозрачную финансовую отчетность. Как прихожане таких приходов могут на это повлиять?

— Мы, как Архиепархия, рекомендуем вывешивать на приходской доске объявлений доходы и расходы на прошедший месяц, квартал или год. Это поможет людям осознать нужды их прихода, видеть реальные доходы и расходы. Это нормальная практика. В семье муж и жена не прячут зарплату друг от друга. Они делятся и видят общий бюджет семьи. В приходах должно быть также. Почему-то годами настоятели стыдились этого, или просто не было такой привычки. Именно поэтому при создании экономических советов в приходах мы настаиваем, чтобы члены этих советов имели полное понимание о текущей финансовой ситуации. Прихожане могут просить и даже требовать, чтобы отчетность была прозрачной и публичной.

— Хорошо, мы понимаем, что фактически все деньги, собранные как пожертвования на воскресной Мессе, расходуются на содержание храма. А что с целевыми сборами? Они требуют отдельной финансовой отчетности?

— Да, у нас в епархии есть несколько целевых сборов: на предсеминарию, на семинарию, на курию, «Грош Святого Петра» для благотворительной деятельности Папы, сбор на Святую Землю в Страстную пятницу. Есть также сбор на епархиальные молодёжные встречи и на дела милосердия епархии (мы поддерживаем благотворительные проекты в некоторых приходах). Все эти дополнительные сборы регистрируются независимо от воскресных пожертвований.

— Мы уже выяснили, что Ватикан нашим священникам не платит, но всё-таки какую-то поддержку поместная Церковь получает. Как это происходит? Исключительно через курию или каждый настоятель может находить жертвователей и писать заявки на гранты самостоятельно?

— Здесь есть несколько вариантов. Есть приходы, в которых настоятель может подолгу отсутствовать, потому что ищет средства для содержания прихода за границей. Потом к нему приходят прихожане и требуют финансовый отчет о собранных деньгах. И такой настоятель отказывается предоставить отчет, ведь эти деньги собрал он, а не приход. На самом деле, так и происходит в некоторых провинциальных приходах, где настоятели вынуждены тратить существенное время на поиски средств за границей. Каким образом? Договариваются о проведении реколлекций со знакомыми священниками, либо собирают деньги на богослужениях в зарубежных приходах… То есть миф про чемоданы денег, ввозимые под сутаной, это тоже, конечно, неправда. Кроме того, эти священники должны иметь разрешение на сбор пожертвований от епископов в тех епархиях, где его проводят. И в последнее время им всё чаще запрещают этим заниматься. Потому что одно дело, когда такие сборы проводятся 2-3 года, но 10-15 лет… Извините, вы ведь не из Африки приезжаете! Неужели католики в России не могут собрать средства на оплату коммунальных услуг?! Такая реакция.

Другая возможность – привлечение зарубежных благотворительных фондов. Когда нам, в России, возвращают храмы, либо нужно строить новые храмы, это требует колоссальных денег. Есть также срочные ремонтные работы в существующих храмах, без которых невозможна их эксплуатация. В таких случаях, когда нужна существенная сумма и сразу, приходы обращаются в епархию, пишут проекты. Экономический совет епархии рассматривает эти заявки (насколько они адекватны рыночной стоимости, реальным нуждам прихода), одобряет и направляет жертвователям. Например, есть несколько немецких церковных благотворительных организаций. Но не каждый проект одобряется ими.

Третья возможность – когда епархия может изыскать собственные средства. Естественно, наши средства ограничены. Епархия имеет определенное количество недвижимости, которую сдаёт в аренду и полученным доходом покрывает часть текущих расходов.

— Как вы видите из собственного опыта настоятельства, прозрачная отчетность стимулирует прихожан активнее участвовать в экономической жизни прихода, жертвовать больше средств? То есть, если все будут отчитываться, как положено, это способно улучшить общую финансовую ситуацию в наших приходах?

— Думаю, способно. Свет всегда лучше тьмы, правда всегда лучше неправды. Даже если многие проигнорируют это и будут бросать в корзину 10 рублей, как бросали всегда, будут и те, кого эта открытость тронет, в ком проснется совесть и ответственность. Не у этого поколения, так у следующего. А новое поколение мыслит практично. Даже если посмотреть на светские благотворительные проекты. Мы ведь не будем жертвовать деньги на помощь бездомным кошкам и собакам, если знаем, что этих кошек и собак не существует. Мы всегда хотим видеть результат. А если что-то не получилось, мы хотим разобраться, почему, куда ушли деньги. Так мыслит современный человек.

— Пастырский центр предлагал настоятелям какую-то помощь в обучении финансовой грамотности? Хотя бы её основам. Ведь многие из них – иностранцы, не знают российских законов, не понимают всех нюансов налоговой системы и т.д. Им оказывается какая-то помощь?

— Во-первых, есть приходы, в которых отчетность ведут профессиональные бухгалтера, которые идут в ногу со временем. Во-вторых, любой настоятель в любое время дня и ночи может позвонить мне со своими вопросами. Мы не можем к каждому приходу приставить юриста и бухгалтера. Они должны справляться сами, а если что-то непонятно, они всегда могут обратиться за помощью к курии.

Беседовала Анастасия Орлова

Фото: Ольга Галкина для Информационной службы Архиепархии Божией Матери в Москве

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *