Этот цикл представляет собой переписку двух людей. Александр находился в духовном поиске. Он заметил исключительность христианской вести, но ему нужно время, чтобы принять её как истину, чтобы она по-настоящему стала основой его жизни. Николай Павлович практикующий католик, пришедший из православной традиции, с глубоким чувством христианского единства. С высоты прожитых лет и опыта в Церкви он отвечает на вопросы Александра о Христе, вере и Церкви.


17 сентября 2009 года

Продолжаю сомневаться

А у вас не было сомнений такого рода — каждая вера говорит: верь каждой букве святого Писания (Коран, Джамапада, Заратустра, буддизм, Махабхарата, Бхагавад-Гита). Не оказываемся ли мы, христиане, подобными им всем? Вдруг, имеет значение только вера (не важно, как называть при этом Тот Абсолют, в который ты веришь)? Вдруг Библия — всего лишь выдумка семитских народов, евреев, проще говоря, которых весь мир подозревает в заговоре, в масонстве и проч.? Или еще хуже — вся эта религия и идеи про человека-Бога, понесшего крест за всех, родилась еще в Древнем Египте, где умели промывать головы людям? Чем исторически доказывается правда Библии и отвергается правда других религий? Все они учат добродетели. Просто, может быть, каждый народ, на своей эволюционной ступени развития, заслуживает своего пророка? Или хуже — хитрые правители манипулируют так людьми. Вот мусульмане, например, они здоровее нас, у них крепкие семьи… Мне лично религия индусов или буддизм кажется более космогоничной и универсальной, что ли… Там остается место для размышления, для вольной мысли. Мне нравится анализировать и предполагать (последнее время я разработал у себя интуицию — все трактую через реинкарнацию и проч.).

А христианство – оно какое-то средневековое, что ли… Не могу сформулировать. Ну, в общем, только так, а не иначе воспринимай. И все эти молитвы на непонятном языке, непонятные песнопения церковнославянские (или трудно понимаемые). Не лучше ли медитация, чистота мыслей? Ведь ощущения лучше слов? И если ты направляешь искренний луч любви от сердца к Богу — это лучше, чем бормотать малопонятные тебе старинные слова?

И еще я наткнулся на хагиотерапию. Там тоже медитация, только к Иисусу. Так, выходит, правы были буддисты и индусы? И медитация эффективнее молитвы, раз ее христиане позаимствовали с Востока? А может, и не было никакого Христа — исторически ведь Он не до конца доказан? И нет Его изображения — верить ли туринской плащанице и иконам, которые были написаны через 3 века после Его смерти. А если и был, то, может, датируется неверно?

Вот так меня лукавый искушает. И где, кстати, в Евангелии сказано, что Христос имел в виду именно поедание хлеба и выпивание вина? Мне кажется, что Он под кровью и плотью имел в виду что-то иносказательное — мол, живите как я, дышите мной, моей праведностью, моими заветами, моими словами? Откуда христиане вообще взяли эти обряды? И храмы? Откуда они взяли, что весь этот институт должен быть именно таким? Может, Христос имел в виду молиться хоть дома, хоть в поле, хоть, простите, в туалете, а главное — Ему. Понял, от чего меня тошнило до сих пор: мне все эти обряды и песнопения, все эти сытые священники — всё кажется фальшивым. Что они не чувствую чего-то свыше, а просто живут так — играют роль, лицедействуют. У меня в душе давно есть какое-то тонкочувствие — я даже не могу передать словами свои ощущения мистические, которые бывают изредка… Не пойму, может, это от беса, от гордыни, от ощущения, что «я особенный»? Так вот, мне кажется, что важнее в сердце своем отдать любовь как кусок энергии какой-то (не могу описать), чем бормотать слова непонятные, которые кажутся мне внешними, несущественными, не помогающими войти в состояние молитвенного экстаза…

В общем, бесы меня давят. Чуют, что добыча уходит. Кстати, откуда взялось это — бесы? И имеет ли зло свою личность? Или оно — тоже вроде поле, обезличенное?

Несмотря на все сомнения, к Богу я обратился всем сердцем, ко Христу. Но мне ещё много надо над собой работать, в первую очередь — изучать, осознавать, понимать. С чего начать приближение к Богу? Есть ли какой-нибудь способ, путь, методика? Есть ли какие-нибудь ступени приближения? Понимаю, что христианство не должно быть похожим на эзотерику, но хочется иметь хоть какие-то ориентиры на этом пути. Не знаю, может, я вообще священник? Страшно идти в попы — я так не смогу, мне кажется. А в монастырь? У меня же семья, дети…

*   *   *

22 сентября 2009 года

Об акцептации человеком Бога

Добрый день, Саша!

Да всегда помним о том, что неотступно пребывает с нами Господь Бог и Спаситель наш Иисус Христос!

Почему мы склонны забывать об этом? Ведь мы постоянно помним, например, свое «я»!

Однако, если мы постараемся быть внимательны к самим себе, то заметим, что ощущение своего «я» у нас не обособленно полностью. Имею в виду то, что, вчувствываясь в свое «я», мы не увидим себя в полной отделенности от «чего бы то ни было» (Закон Фихте в психологии). Более того, если бы нам таковое и удалось, т.е. если бы и удалось почувствовать, что ты отделен от «всего, что ни есть», окружающего тебя вещественного мира («я не дерево», «я не камень», «я не воздух» и т.д.), то почувствовать свое «я» отделенным от своего собственного бытия, от того, что ты существуешь, а значит от того, что есть само существование, в котором ты ощущаешь себя существующим, для нас, как самосознающего объекта, это просто невозможно, ибо это было бы ощущением абсолютного небытия. Абсолютное же небытие невозможно ощутить объекту, который уже существует, т.к. это было бы полным самоотрицанием, т.е. ложью в чистом виде: видеть то, чего нет.

Итак, ощущению нашего собственного «я» предшествует сознание возможности самого существования. Без сознания этого, сознание самого себя было бы просто невозможно.

Сознание возможности самого существования, предшествующее сознанию своего «я», и есть наше внутренняя акцептация Бога, ибо началом всякого существования является Бог. Так Бог об имени своем и сообщил Моисею: «Я есть Тот, Кто есть» или на настоящем русском языке (старорусском языке, как его после революции стали называть): «Я — Сущий».

Иными словами, внутреннее ощущение Бога у нас предшествует ощущению своего «я», а значит, предшествует всякому ощущению.

Что же в таком случае позволяет нам ощущать себя индивидуальностью? («я не Бог, я человек», «я не Бог, но если пребуду Его дитем, буду богом, как Его сын и значит, наследник Его божественности»)

Индивидуальностью нам позволяет себя ощущать дар Бога, данный нам при нашем сотворении, называемый свободной волей: я волен поступить в любой ситуации так, как сам решу. Бог разделил со мной свободу собственного действия.

Однако образ Бога в нас будет действителен только, если мы будем в действиях своих поступать так, как Он. А это значит, если наша воля будет совпадать с волей Его, а это возможно лишь тогда, когда сами вручим свою волю Ему. Итак, будучи хозяином своей воли, я добровольно решаю соединить ее с волей любящего меня Бога, основы моего существа, с великой благодарностью позволив Ему руководить ею. Благодарность эта вытекает от моего сознания невозможности мне поступать вопреки воле Бога и не противоречить при этом самому себе, как Его творению, бытие которого положено на Его законах, т.е. на Его воле. Итак, решение предать свою волю Богу является естественным желанием существа, ощущающего себя Его частью и желающего потому быть единым с Ним. Ибо два лица могут находиться в единстве, лишь соединив свои воли в одну. Потому и Бог может жить в супружестве, если муж и жена сами будут стараться иметь одну волю, т.е. быть в единстве, в любви.

Итак, ощущение собственного «я» есть следствие ощущения присутствия Бога.

Так близок нам Бог! Так близок, что и ощущать самого себя без ощущения Его мы не можем. Мы есть тварная часть Его, а Он основа нашего бытия, основание нас самих. Более того, мы не только часть Его Самого, но сами собой представляем в тварном мире образ и подобие Бога, т.е. сами представляем Его. В этом смысле мы уже боги, если сохраняем в нас Его образ.

Постараемся теперь отчетливо осознать это:

1) Ощущая себя, мы ощущаем присутствие Иисуса Христа, т. к. Бог явил Себя творению Своему именно через Иисуса Христа, второе Лицо Свое, а ощущая себя, мы ощущаем присутствие Бога.

2) Сохраняя в себе Его образ, мы являемся частью Его: Он живет в нас, а мы в Нем.

3) Сохраняем мы в себе Его образ, если живем Его заповедями, которые все сводятся к одной — любовь.

4) По подобию своего единства с Богом, мы можем сохранить единство между собой и в самом себе, если не будем поступать против любви, а для этого следует считать другого лучшим себя: поступая с ним так, как хотели бы, чтобы поступили с нами в такой ситуации.

5) Решая, как поступить в данной ситуации, думаем о том, как поступил бы в этом случае Ты, Господи Иисусе Христе.

6) Руководствуясь любовью друг ко другу (в первую очередь в своей семье), с каждым поступаем так, как с Самим Тобою, Господи и, таким образом, в каждом из них видим Тебя.

7) Из любви к Тебе, Господи Иисусе, стараемся, чтобы дорогой нам человек ощущал себя со мной защищенным и окруженным заботой и вниманием, как и Ты, милосердный Господи всегда с нами поступаешь, и для того быть готовым в любое мгновение отказаться от своей воли, своего желания, хотения, чтобы делом сотворить любовь. (Это и значит: ради любви, т.е. «ради Иисуса Христа, распять себя со страстями и похотями», в любой момент отказавшись от своей воли ради воли Божьей). Творить волю Божью возможно, лишь решившись и научившись отказываться от своей воли ради Его святой и благой воли.

8) Решить для себя, что жизнь наша есть радование Святейшего Сердца Иисуса Христа и Пренепорочного Сердца Его Пречистой Матери, Приснодевы Марии. А как радовать Святые Сердца Иисуса и Девы Марии? Во-первых, отказываясь от своей воли ради Его святой воли (отказываясь от греховных побуждений). Во-вторых, радуя сердце в данный момент находящегося с тобой близкого человека (жены, в первую очередь): думать об этом, изобретать способы того, чем можно ее порадовать, позаботиться о ее нуждах, помочь в трудах, обрадовать каким-то незначительным мелким подарком; сокрушаться сердцем о тех моментах, когда пришлось огорчить ее и просить у нее прощенья за это, делами стараясь теперь исправить те огорчения и т. д. и т. п. — любящее сердце всегда найдет способы внимательной бережной заботы о своей лучшей половинке; необходимо только постоянно это держать в своем сознании, припоминая ваше лучшее время и по возможности повторяя те поступки, которые когда-то были близки тебе в отношении ее.

Учти, невозможно приблизиться к Богу, не сблизившись, насколько только это возможно, со своей женой. Таково таинство брака, созданного Самим Богом при создании человека как существа множественного рода. Когда же есть дети, то это уже полнота человеческого существа, земная «домашняя церковь», где обитает Бог.

Твоему обращению к Иисусу Христу, думаю, как и моему, помогли молитвы прп. Серафима Саровского. Молитвы к нему, при согласной жизни с женой, оберегают человека от действий злых духов.

В любом случае, знай, что самой крепкой защитой тебя и твоей семьи служит твоя любовь к жене, проявляемая в мелких повседневных делах, жестах, взглядах, мыслях, помышлениях, воспоминаниях; взращиваемых самим тобою сердечных пожеланиях к ней, единственной твоей лучшей половинке.

Невозможно приблизиться к Богу, оставив жену саму по себе и ринувшись «возрастать в духе» через собственные подвиги молитвы, поста и пр. Действенная смиренная любовь к ней есть твоя наивысшая молитва к Иисусу Христу, Который жизнь Свою положил за нас, т. е. Свою Церковь, Супругу Свою, показав нам тем самым путь, по которому первым прошел Сам.

Учти, настоящая молитва — это не просто произнесение слов, это действие! И в первую очередь — внутри твоего сердца, которое завершится реальным его воплощением в жизни.

О Святом Причастии

Господь Иисус Христос говорит (Ин 6,32-63) прямо, без иносказаний. Да, это непонятно уму человеческому, ибо милосердие Божие бездонно. Многие ученики Иисуса Христа, зараженные рационализмом, отошли от Него именно потому, что не сомневаясь в «не иносказательности речи», не могли вместить этого в уме своем (Ин 6,66). Но ведь даже апостолов Своих Иисус предупреждал, что и они еще «теперь не могут вместить» всего, что Он говорит — «когда же придет Он, Дух Истины, то наставит их на всякую правду» (Ин 16,12-13).

Принять это верующему в Иисуса Христа следует верой.

Приведу следующую аллегорию. Для того, чтобы продлить свое биологическое существование, мы поглощаем окружающую нас биологическую жизнь и, включая ее в себя, соединяемся с ней, считая это вполне нормальным. Так насколько же более необходимо нам соединяться с Источником Жизни как таковой, Иисусом Христом, чтобы дать жизнь своему духу!

Какая радость для нас, когда мы ощущаем любовь своей жены, своей матери, своего ребенка, любовь близкого человека! А какая же радость от того, что мы соединяемся с Самое Любовью, отражением которой и является эта любовь самых близких нам родных! Ведь это Он в них нас любит.

Думаю, если бы мы могли до конца постичь эту великую радость, то умерли бы от счастья.

О жизни по уверованию в Иисуса Христа

Уверовал в Бога и в Иисуса Христа. Слава Богу! Никто от тебя ничего не требует. Не обязан ты ни становиться священнослужителем, ни монахом. Более того, супружество Господь называет Своей Церковью, а вот ни сан священника, ни монашество само по себе еще не спасают человека, разве что только утрудняют его. Есть даже поговорка, что «священник спасается последним», так нелегка эта форма служения людям. Нужно особое призвание для этого.

Ты же уже призван. Призван в сане супружества. Это совершенная форма для жизни в Боге. Все остальные формы (и священник, и монах) являются служителями ее, лишь помогая ей в этом.

Вера теперь заключается для тебя в служении семье. Ни в коем случае не следует никаким образом принуждать жену к каким бы то ни было религиозным обрядам. Это должно исходить из сердца человека. Если этого нет, то отправление обряда будет его профанацией. Все, чем ты теперь располагаешь, это милые действия к любимой лучшей половинке, сознавая при этом, что ты, так поступая, радуешь Святое Сердце Иисуса Христа. Из любви к Иисусу Христу, так поступая со своей женой, можно даже пожертвовать и своим собственным единоличным присутствием на богослужении, если обстоятельства сложились так, что можешь ее оставить одну. Учти, что обстоятельства даются нам Отцом Небесным для возрастания в любви. А возрастать в любви возможно только творя любовь, т.е. жертвуя собой и своими желаниями и планами ради любимого.

Обличать же действия других людей мы просто обязаны. Нельзя судить человека, т.е. искать для него степень наказания за его поступок. Нельзя осуждать человека, т.е. выносить ему приговор, например, что за содеянное он должен понести такую-то и такую-то кару. Но осуждать его неправедные действия мы не только можем, но и обязаны! Иначе от лживых или подлых действий этого человека могут пострадать другие невинные люди, в том числе и ты сам и твои близкие. Итак, судить и осуждать действия человека мы обязаны, но судить и осуждать самого человека — нет, т.к. никто не в состоянии до конца знать причины этих его действий, кроме Самого Бога. (Речь не идет о работе судьи, который выполняет ее как обязанность для общества.) Есть и другая сторона этого явления — духовный закон отражения: если кого-то осудил за какой-либо совершенный им грех, то и сам наказываешься тем же, т.е. сам потом впадешь в такое согрешение. Об этом пишут святые, об этом без числа примеров в Святом Писании.

Итак, оказывать другим любовь мы призваны Богом, требовать же любви и благодарности к себе от других — нет. Более того, чем скромнее мы в этом, тем милее мы Богу и окружающим нас людям.

«Так да светит свет наш перед людьми, дабы они, видя наши добрые дела, прославили Отца нашего Небесного», в чем да поможет нам Бог и Пресвятая Богородица.

Мира, радости и благополучия желаю тебе, твоей семье и родным и близким тебе людям, 
НП

Изображение: icons.pstgu.ru

На страницу цикла

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о