Лето — время детских лагерей и всевозможных «каникул с Богом». Свидетельством о работе аниматором в необычном лагере для детей цыган в Словакии поделился Николай Чирков.

Две недели назад я оказался на дневном детском лагере в районе Поштарка (Poštarka) г. Бардеева (Словакия), где проживают цыгане. Лагерь был организован миссией салезианцев Дона Боско. При подготовке лагеря остро не хватало аниматоров для работы с цыганскими детьми. Первое, что меня удивило, так это то, что еще накануне открытия лагеря в наш Салезианский Дом приехали аниматоры из разных городов Словакии (Прешов, Братислава, Кощице). Это были молодые парни и девушки, готовые пожертвовать своим временем каникул для работы с цыганскими детьми (стоит отметить, что в Словакии каникулы длятся всего два месяца и обычно молодежь старается найти работу, чтобы заработать какие-то деньги). Накануне начала лагеря вечером мы все познакомились. Каждый из нас имел опыт работы аниматора или организатора различных лагерей, но никто не имел опыта работы с цыганами. Кстати, в Словакии принято говорить «romovia», вместо слова «цыгане».

Понедельник. Первый день. Как только мы подъехали к храму и к Дому Салезианцев в район Поштарки наши авто окружило неимоверное количество детей. Такое чувство, что словно в Африке побывал. Интересным был момент отворения дверей автомобиля. Это было сделать сложно, ведь дети настолько радовались, облепив наше авто со всех сторон, что пришлось немного подождать, чтобы открыть дверь. Дети кричали, прыгали, смеялись. Из-за их крика мы, аниматоры, даже не слышали друг друга. Удивительная атмосфера. На словах не передать.

Темой лагеря был библейский рассказ о Давиде и Голиафе. На начало лагеря нас было около 170 человек вместе с аниматорами. К концу лагеря — гораздо меньше. Это первое, что следовало принять – цыгане не имеют представления о том, что есть какой-то план, распорядок, которому нужно следовать. Так, например, до обеда в твоей группе присутствуют все, а после обеда – половина от того, кто был с утра. Мне досталась группа детей из 14 человек. 14 детей было на начало лагеря в понедельник, после обеда в тот же день уже было 11, а к завершению лагеря в пятницу в моей группе было всего 5 человек. Пять оставшихся в живых, пять моих последних героев. Практически все дети имели сложные имена, трудно запоминаемые. Хотя к концу лагеря удалось выучить все имена. Помимо самых экзотичных имен, в моей группе были две девочки, которые имели одинаковое имя – Наталья.

Каждая группа имела название на иврите. Да-да, на иврите. Наша, например, называлась «SENIOT», что в переводе на русский язык означает «скромность». Конечно, в первый день лагеря я очень благодарил Бога, что Он мне так указал через организаторов лагеря, которые придумали названия всем группам в лагере, на то, чего мне не хватает и чему не могу еще научиться – скромности. Каждая группа должна была придумать лозунг или кричалку. Все остальные 7 групп кричали свои лозуги, а когда очередь дошла до нас, наша группа замерла в тишине (что вообще невозможно сейчас и мне самому представить). В этот момент наша группа просто подняла флаг, который мы вместе нарисовали. Удивительно, но ребята просто не хотели ничего придумывать, или же придумывали какую-то ерунду. Так, когда пришло время представить наш лозунг, мы просто остались стоять в тишине. Нам сказали, что наш покрик наилучший и самый ясный, конечно же, самый скромный. Кстати, еще одну интересную вещь хотел бы здесь отметить. Тема лагеря была тесно связана с псалмами. Для аниматоров лагеря каждое утро были отдельные молитвы, сопровождаемые псалмами, и размышление на каждый день.

Что касается распорядка дня, он был следующим. Каждое утро мы начинали с молитв и размышлений для аниматоров, потом ответственные за программу рассказывали нам, какая программа нас ожидает в предстоящем дне. Дети уже от самого раннего утра толпились перед храмом, стучали, кричали, в общем, ждали каждого из нас. После открытия дверей лагеря была традиционная постановка. Дети пели гимн, танцевали лагерный танец, после чего расходились по группам на утреннюю молитву. Потом были различные игры. Святая Месса всегда была в полдень. После чего дети возвращались в свои семьи на обед, и возвращались к двум часам дня на игры, конкурсы и т.п. Каждый лагерный день заканчивался для детей всё тем же гимном и танцем. На завершение следовала молитва и после неё дети возвращались домой или оставались играть дальше. Аниматоры, которые еще стояли на ногах, собирались в круг и делились тем, как прошел день, что получилось реализовать, какие были проблемы и что ждёт их на следующий день.

Не буду описывать каждый день, что происходило и как. Напишу лишь одно, что пред лагерем я еще немного переживал, как я буду с ними работать. Я не переживал за коммуникацию, потому что они тоже не владеют в совершенстве словацким языком, поэтому наша коммуникация была на одинаковом уровне. Я читал и объяснял многие моменты, что касается темы лагеря, молитв и, конечно же, поведения. Удивительно, но многие здесь опасаются работать с цыганами. Почему? Первое, что могу отметить – независимо от того, как бы ты ни планировал программу, не всё пойдет по твоему плану. Больше всего эти дети жаждут кричать, бегать и прыгать. Очень полезно, как мы отметили в группе аниматоров, если аниматор владеет акробатическим искусством или хотя-бы основными приемами. Им очень нравится на это смотреть.

Другая интересная вещь может быть выражена как «смех сквозь слёзы». Смеясь сквозь слезы, можно смотреть на стиль их жизни. Смело могу сказать, что из всех народов в самых разных странах, которых я встречал, логику мышления цыган невозможно понять, даже чуть-чуть. Каждый момент непредсказуем. Работа аниматора в лагере отчасти мне напомнила опыт волонтерской работы в детских домах в России. Но здесь это намного более непредсказуемо. Большинство цыганских детей не привыкло слышать слова любви и доброты в своих семьях. Они имеют родителей, но те не дают им эту ласку. Поэтому все дети в лагере буквально хотят забраться тебе на голову, хотят трогать тебя, обнимать, держаться за твою руку… Конечно, для меня Господь тоже указал в этом тяжелый момент. Обнять ребенка, который не мылся неизвестно сколько времени, от которого воняет всем, чем только можно себе представить (грязные носки, ботинки…). На Мессе просто какая-то газовая камера была, старались открыть все окна в храме. Конечно, это состояние ужасно, состояние брезгливости, которое нужно было как-то побороть в себе. В тот переломный момент я посмотрел на логотип нашего лагеря, который был написан на медальоне у каждого участника. Там были слова: «Бог не смотрит на то, как выглядит человек, Бог смотрит на сердце человека». Удивительно, как ответы сами находят человека, который ещё и не успел задать вопрос. Это мне помогло. Помогло улыбнуться и с головой окунуться в общение с детьми.

Несмотря на это, было много таких моментов, которые нужно было решать. Эти дети совершенно не имеют воспитания. Не стоит ждать благодарности за свой труд с их стороны. Для них это естественное состояние. Они не знают и не умеют благодарить. В последний день лагеря у меня произошел случай, который данный тезис подтвердил. В кармане у меня осталось несколько конфет, и я подошел к девочке (не из моей группы) и предложил ей конфету. Я еще держал её в руках и спросил девочку: «Что ты должна ответить, когда тебе что-то дают? Ты знаешь?» Она ответила: «Знаю, дай еще другую (вторую)!» Конечно, это и есть тот самый «смех сквозь слёзы». Когда ребенка или старшего спрашиваешь, почему он не сказал спасибо, он тебе ответит: «А почему я должен говорить спасибо? За что?» Нужно быть готовым, что тебя обматерят самым отборным матом словацкого и цыганского (ромского) языков. Еще могут пригрозить физической расправой со стороны брата или других родственников.

Невозможно передать словами, в каком мусоре живет большинство из них. Что такое мусорное ведро/корзина – для них это вещь космически запредельная. Несколько дней в конце дневной программы у нас было соревнование. Каждой группе/команде раздавали большие мусорные мешки. Команда должна была за 3 минуты собрать наибольшее количество мусора с игровой площадки. Это мы делали с воспитательной целью – приучить детей к порядку. «Итак, на старт! Внимание! Марш!» – Дети побежали собирать мусор. И – о, ужас! – к нашему удивлению, некоторые из детей кинулись к установленной нами мусорной корзине и начали перекладывать мусор из неё в мешок своей команды. Это невозможно представить. Некоторые из детей принесли книги со штампом какой-то школьной библиотеки, картон – мы до сих пор не знаем, где они всё это взяли… Это притом, что целая игровая площадка усыпана всевозможным мусором, в большом количестве. Когда истекли те самые три минуты, что мы давали каждой команде, и модератор закричал в микрофон «стоп!», дети, еще нёсшие и держащие мусор в руках, просто выбросили его рядом с собой, 10 см от мешка, который держал аниматор… Ну как так?!

В один из дней лагеря у нас был поход в город на целый день. Мы поднимались на башню известной базилики св. Эгидия в Бардееве, в ней же была Литургия с цыганскими песнями. После Мессы мы пошли играть в парк, были различные соревнования, после которых каждый ребенок получил шоколад/вафли. Аниматоры должны были забрать детей и пешком вернуться назад в тот район. Наша группа шла в очереди пятой. Мы выпускали группу домой с разницей в 5 минут, чтобы не создавать аварийные ситуации для водителей на дорогах. Дорога домой заняла 30 минут. И тут я приобрел ещё один интересный опыт. Если бы я впервые очутился в Бардееве (тот город, где сейчас я живу), и мне сказали, что я должен без карты и навигатора неким способом прийти в тот район, где живут цыгане, я нашёл бы путь и без знания дороги. Хватило бы просто идти по «следу». По следу, оставленному детьми. Съев шоколад/вафли, они сразу же выбрасывали обертку на землю, на дорогу. Я просто шел по следу, выложенному обертками, которые оставили предыдущие группы. В нашей группе один парень попробовал выбросить на землю обертку и сразу же получил порцию нравоучений из моих уст. Я ему сказал: «Забери и выброси в корзину, ведь она всего в 10 метрах». Он еще раз выбросил её, как только поднял. Мы с другим аниматором, взяв его за руку, довели до корзины. Но и там он бросил мимо эту обертку. На мой вопрос «ну почему? объясни, что в этом трудного?», он ответил: «Все так делают». Я целую дорогу старался ему объяснить, что ты можешь быть не как все, каждый имеет свою голову и сердце. Ведь тебе не нужно следовать примеру всех. Каждый из нас особенный, в этом и есть красота, что Бог каждого из нас сотворил индивидуальным.

И, пожалуй, опишу еще одну ситуацию, которую невозможно понять. Цыгане всегда ищут самый легкий путь. Когда заканчивался лагерный день и ребятам говорили «всё, на сегодня лагерь закончился, можете возвращаться домой», они рвались перелезать через забор (3 метра) или под воротами игровой площадки. И это занимало гораздо больше времени. Быстрее было бы обойти здание, где был выход. Но они были уверены, что этот путь к дому короче. Мы каждый день наблюдали подобную картину. Потом мы заметили одну особенность. Взрослые ребята перелезают очень быстро, но за ними тянутся дети. Все просто – они видят пример и следуют ему.

Но, конечно, в моем сердце осталось очень много позитивных моментов от работы в этом лагере. Прежде всего, это то, что с этими детьми можно работать. Конечно, нужно быть твёрдым, настойчивым, но в тоже время и мягким, способным дать ласку и любовь. Нужно быть готовым ко всему. Хотя, как практика показала, нельзя быть готовым на сто процентов. Не стоит ожидать слов благодарности, слова «спасибо». В словацком языке есть очень красивое выражение «Pán Boh zaplať», что означает «Бог заплатит, вознаградит». Обычно так отвечают на что-то доброе. Например, в нашей общине мы говорим это нашей тёте повару за то, что приготовила вкусный обед. Но на самом деле, я очень долго размышлял над этими словами: «Бог вознаградит». В Послании св. Апостола Павла к Колоссянам есть очень красивые и глубокие слова: «И всё, что вы делаете, словом или делом, всё делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца. И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков. Зная, что в воздаяние от Господа получите наследие, ибо вы служите Господу Христу» (Кол 3, 17, 23-24). Как важно понять, для чего мы служим, для кого. Не стоит ожидать благодарности за вашу помощь, за ваши добрые дела. Это иногда только тешит гордыню человека. Но как важно научиться всё делать во имя Бога, служить людям во имя Христа. И Отец, видящий тайное, воздаст явно.

Через эту работу Бог показал красивый пример жизни. Прежде всего, что нужно работать над собой, развивать смирение и терпение. Другой важный момент, который я хотел бы отметить, что Бог действительно смотрит не на то, как выглядит человек, на его статус, власть, деньги, социальное положение, цвет кожи, принадлежность языковой группе, больной или здоровый, в общем, Он не смотрит, как смотрим мы, люди. Бог смотрит на сердце человека, и каждое сердце для Него является бриллиантом, сверкающим многими прекрасными гранями в солнечном свете. Каждое сердце для Него самое красивое. А мы? А мы призваны учиться этому взгляду. И третья вещь – никогда не стоит смотреть на результат и ждать его здесь и сейчас. Возможно, пройдёт несколько лет, и они вспомнят что-то. Будет ситуация, где они будут находиться перед выбором между добром и злом, и, возможно, вспомнят то, о чём мы говорили на встречах, на молитвах.

Несмотря ни на что, в субботу утром, проснувшись, я понял, как мне уже не хватает этих детей. Каждый день в лагере я еле-еле доносил своё тело до постели. Не было много времени на молитву, и, уже лёжа в постели, я молился и всегда засыпал, так и не окончив молитву. Мой друг сказал, что это классное чувство – засыпать с Богом. Это приятная усталость. Усталость оттого, что этот день старался посвятить всецело детям, служению другим людям.

Николай Чирков
Фото: Salezíani Bardejov. Slovakia

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of