Нередко можно слышать обвинения Католической Церкви в том, что она якобы вводит некие «новые» догматы, которые искажают истинное христианское учение, доставшееся нам от святых отцов. Среди таких догматов обычно упоминают «Filioque» (то есть, прибавку выражения «и Сына» к Символу Веры — «…от Отца и Сына исходящего»), догмат о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии, принятый в 1854-м году, а также догмат «о непогрешимости Папы Римского», объявленный I Ватиканским Собором в 1870-м году.

Тут надо сразу отметить, что догматы — это, по определению, лежащие в основе церковного сознания религиозные истины, данные людям в Божественном откровении. Поэтому догматы не могут выдумываться или вводиться произвольно. Все вероучительные истины основаны на Священном Писании, и не должны ему противоречить, хотя и не обязательно изначально были оформлены именно как догматические положения. Как нам хорошо известно из истории Церкви, все христианские догматы вводились постепенно, в ходе изучения и лучшего осознания Божественного откровения, в ходе борьбы с возникавшими ересями. Если же встать на позицию полного отрицания догматического развития в Церкви, то тогда придется отказаться и от Символа Веры, и от терминов «единосущный Отцу» и «Богородица» —  ведь они тоже в свое время были «нововведениями», и в Священном Писании их нет.

К сожалению, объем не позволяет рассмотреть здесь все богословские аспекты трёх упомянутых выше догматов. Поэтому ограничимся лишь кратким их рассмотрением, сосредоточившись в основном на исторических примерах, доказывающих, что эти догматы не новейшие выдумки, а имеют древнее происхождение.

Во-первых, неверно полагать, что под формулой об исхождении Св. Духа «от Отца и Сына» понимается исхождение и от Отца, и от Сына, то есть от двух источников. Имеется в виду, конечно же, исхождение от Отца и Сына, как от единого источника. Именно этому учит Католическая Церковь, именно это имели в виду и восточные Отцы, говорившие об исхождении Духа от Сына или через Сына. Учение это основывается на евангельских цитатах (Деян. 2:33; Лк. 24:49; Ин. 15:26; 16:7; 16:13— 15; 20:21— 22 и др.), и встречается у многих Отцов Церкви, как восточных, так и западных. Вот что пишет православный богослов Валентин Васечко в своих лекциях по сравнительному богословию, в главе об исхождении Святого Духа: «некоторые восточные отцы, в частности, св. Максим Исповедник, чьи слова были приведены выше, св. Василий Великий, св. Григорий Нисский и св. Григорий Богослов, а также св. Иоанн Дамаскин допускали выражения, предполагавшие исхождение Св. Духа от Отца чрез Сына. Например, св. Иоанн Дамаскин писал “Бог … всегда был Отцом, имея из Себя Самого Своё Слово и чрез Своё Слово исходящего из Него Своего Духа”. В “Определении православия … патриарха Тарасия”, одобренном VII Вселенским Собором и папой Адрианом, говорится: “Верую во Единого Бога Отца Вседержителя, и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия … и в Духа Святаго, Господа животворящего, от Отца чрез Сына исходящего” [1]. Довольно  ранние упоминания о Filioque мы находим в догматическом письме Римского Папы св. Льва Великого епископу Асторгскому Туррибию в 447 г., в так называемом Афанасьевском Символе Веры (V в.), в деяниях Толедского собора (589 г.), в письме папы Гормизда императору (521 г.).

В ответ на сомнения в правильности подобного учения, широко распространившегося к тому времени на Западе, св. Максим Исповедник писал: «Многочисленными свидетельствами они (западные христиане) доказали, что они не делают из Сына причину Св. Духа, ибо знают, что единым началом является Отец… они только хотят показать, что Дух исходит через Сына, чем устанавливается тождество сущности», и «…В вопросе об исхождении они (римляне) обратились к свидетельствам латинских Отцов — а, кроме того, разумеется, и к толкованию св. Кирилла Александрийского, на Евангелие от Иоанна. Опираясь на это, они показали, что не представляют Сына Причиной Духа, ибо знают, что Отец есть единственная причина Сына и Духа — одного по рождению, другого по исхождению, и лишь показывают, что Дух через Сына происходит, обозначая тем единство и неизменность сущности» [2].

Уже после раскола 1054 года между представителями западной и восточной Церквей происходили обсуждения вопроса о Filioque (в 1135 г., в 1274 г. на Втором Лионском Соборе, на Ферраро-Флорентийском Соборе в 1438–1439 гг.), в результате которых обе стороны приходили к взаимопониманию. Вот что пишет православный архиепископ, профессор Феодор Стилианопулос: «…вопрос о филиокве не указывает на “великий раскол”  между Восточной и Западной церквями, поскольку две церкви едино исповедуют догмат о Святой Троице и разделяют общее понимание действия Духа в соответствии с Писанием, Традицией и литургией.  Филиокве не означает решительного различия в догмате, но является лишь важной разницей в интерпретации догмата из-за различий в каппадокийском и августианском подходах к тайне Троицы. …» [3]. В июне 1995 года патриарх константинопольский Варфоломей I согласился признать в принципе разрешённым вопрос о Filioque [4].

Обратимся к догмату о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии. Догмат этот после совещания с епископами был официально провозглашен Папой Пием IX в булле “Ineffabilis Deus” в 1854 году. В 1858 году Бернадетте Субиру в Лурде явилась Приснодева, назвавшая себя «Непорочным Зачатием», что и послужило для Католической Церкви и её верующих подтверждением правильности решения Папы. Русское название этого догмата часто вводит людей в заблуждение. Многие считают, будто в догмате о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии речь идет о бессемянном зачатии, подобном зачатию самого Иисуса от Св. Духа. Однако это не так. Под Непорочным Зачатием Богородицы католическое вероучение понимает непричастность Девы Марии первородному греху с момента зачатия, которое, однако, произошло естественным путем от земных родителей — Иоакима и Анны. Известно, что культ Марии стал развиваться прежде всего на Востоке. Около 700-го года, по-видимому, в сирийских монастырях возник праздник Зачатия Богородицы, который впоследствии распространился по всей Византийской империи. На Западе же первые сведения о нём относятся лишь к середине XI века. Свидетельства о вере в чистоту и непорочность Богородицы, в Её непричастность первородному греху, мы находим в трудах многих восточных святых, а также и в литургических текстах Православной Церкви. Однако момент очищения Пресвятой Девы от первородного греха не получил в Православной Церкви догматического закрепления. Тем не менее, в XV веке о приверженности вере в Непорочное Зачатие Богородицы заявлял Георгий Схоларий, ставший первым, после захвата Византии турками, патриархом Константинополя под именем Геннадия II. В XVI–XVIII веках эту веру разделяли архиепископ Черниговский Лазарь Баранович, ректор и игумен Киевской коллегии Иоанникий Голятовский, Стефан Яворский, Феодосий Черниговский, архимандрит Печерский Стефан Гизель, митрополит Киевский Иоасаф Кроковский. Учение о Непорочном Зачатии содержится в первом издании “Четьих Миней” св. Дмитрия Ростовского. Собор Русской Православной Церкви в 1666–1667 годах, на котором присутствовали патриархи александрийский и антиохийский, одобрил книгу Симеона Полоцкого «Жезл правления», в которой изложено учение о Непорочном Зачатии Богородицы: «…Той же Ея чистоте и святости нецыи присмотрящеся, не усумневаются глаголати: яко ниже прародительному греху подлежаще: имже и Православная Церковь видится согласовати, поющи в день рождества Ея сице: “поем святое Твое рождество, чтим и непорочное зачатие Твое, невесто богозванная”, песнь 6. И в день Введения Ея в церковь Господню… “прежде зачатия освятися Богови, и рождьшися на земли, дар принесеся Ему”» [5].

Этого же учения придерживались и старообрядцы. Священник суздальского собора Рождества Богородицы Никита Константинович Добрынин в челобитной царю Алексею Михайловичу писал: «…а пренепорочная Владычица наша Пресвятая Богородица… прародительной скверны не имела: еще бо ей во чреве сущи матерни освященне и Богу в жилище преуготованне… и по сим, великий Государь, свидетельствам и младенцам разумно есть, что Пресвятая Дева прародительныя скверны не имела… Как бы нам не прогневать Богородицы…» [6].

Завершая рассмотрение вопроса об этом догмате, приведём слова митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева) из книги «Слово пастыря. Бог и человек. История спасения», главы «О Матери Божьей»: «Если бы не было Девы Марии, то не было бы и Спасения. Но и Сама Божия Матерь очень многое получила от Своего Сына. Как свидетельствует церковное предание, еще до Своего рождества Дева Мария была предочищена Духом, так что последствия первородного греха на Неё не распространились. Это особое действие Божией благодати одновременно сочеталось и с особыми нравственными усилиями Самой Девы Марии… Почитание Божией Матери основывается на изначальном в христианской общине понимании особого значения Пресвятой Девы для спасения человеческого рода, на Её личной святости, превышающей святость кого-либо из людей, и даже ангелов. Господь спасает мир вместе со Своей Матерью. Ни в церковном Предании, ни в евангельских повествованиях Она не выступает в качестве Той, на Которую направлена спасительная миссия Ее Сына [7], ибо Она уже предочищена Духом Святым от влияния первородного греха. А иначе и быть не могло, ибо безгрешный Бог не мог соединиться с помраченной грехом человеческой природой. Он был во всём подобен нам — кроме греха. И когда говорится о воссоздании во Христе первозданной природы человека, то имеется в виду то, что Спаситель, получив от Своей Матери непомраченную грехом человеческую природу, не повторил грех Адама, но подчинив Свою человеческую волю воле Божественной, в Самом Себе осуществил первоначальный замысел Творца о человеке, уподобившись Богу, став “вторым Адамом”» [8].

И в заключение поговорим о догмате, известном российским читателям как «догмат о непогрешимости Римского Папы». Это название следует признать крайне неудачным, поскольку оно наводит на мысль, что этот догмат говорит о безгрешности Римских Пап. Часто приходится читать некий текст, начинающийся словами «Папа есть божественный человек и человеческий Бог. Посему никто не может судить его, или о нём. Папа имеет божескую власть, и власть его неограниченна. Ему возможно на земле то же самое, что на небесах Богу. Что сделано папою, то всё равно что сделано Богом. Заповеди его должно исполнять, как заповеди Божии…». Текст этот  выдаётся за «дословное постановление Первого Ватиканского Собора». Но никакого отношения к настоящей Догматической Конституции «Pastor Aeternus», принятой на I Ватиканском Соборе, эта фальшивка не имеет, что легко обнаружить, обратившись к документам Собора. Конечно же, догмат не говорит ни о безгрешности, ни о грешности Римских Пап. Совершенно ясно, что Римские Папы ничем не отличаются в этом смысле от других людей. Каждый Папа имеет своего духовника, которому исповедуется в грехах. Догмат говорит о безошибочности Церкви, выражающейся через торжественные определения по вопросам веры и нравственности, сделанные Папой от лица Церкви. Вот что сказано в Догматической Конституции «Pastor Aeternus»: «Папа Римский, когда он говорит excathedra, то есть когда, исполняя свои обязанности учителя и пастыря всех христиан, определяет, в силу своей верховной апостольской власти, что некое учение по вопросам веры и нравственности должно быть принято Церковью, пользуется, с Божественной помощью, обещанной ему в лице блаженного Петра, той безошибочностью (infallibilitas), которой Божественный Искупитель благоволил наделить Свою Церковь, когда она определяет учение по вопросам веры и нравственности» [9].

Как видим, согласно этому догмату, Папа безошибочен не сам по себе, а лишь благодаря обетованию, данному Христом Своей Церкви. В то, что Господь хранит Свою Церковь от заблуждений, верят и православные — «несомненно исповедуем, как твердую истину, что кафолическая Церковь не может погрешать или заблуждаться, и изрекать ложь вместо истины, ибо Дух Святой, всегда действующий через отцов и учителей Церкви, предохраняет ее от всякого заблуждения» (Послание Восточных Патриархов о православной вере, чл. 12).

Любой христианин, признающий правомерность Вселенских Соборов (неважно сейчас, семи или двадцати), не сомневается в том, что Церковь на своём Соборе может говорить с последним, необратимым авторитетом, устанавливая обязательные нормы для каждого христианина [10]. Вопрос об учительном авторитете Папы — это вопрос о том, может ли вероучительный авторитет Церкви принадлежать и Папе (не как частному лицу, а как высшему авторитету в иерархически построенной системе Церкви). И здесь надо сказать, что придание ему такой функции представляет нисколько не большую трудность для понимания, чем когда такая функция придаётся Собору или всему епископату в целом. Ясно, что большое число епископов ничуть не больше гарантирует безошибочность решений по вопросам веры, чем отдельное лицо. Напротив, «личный руководитель коллегиального представительного органа есть нечто более естественное и понятное уже с простой человеческой точки зрения… Большое количество людей не делает человека и человеческое менее человеческим, чем отдельный человек, поскольку здесь не идёт речь о коллективном нахождении истины, где практически большее число людей имеет больше шансов найти истину, чем один. Ибо здесь речь идёт о том, что  дарует церкви Дух» [11].

В прежние времена безошибочность римского епископа могла пониматься иногда слишком широко. Не было ясности, где проходит граница между свободной волей Папы как человека, и его решениями как наместника Христа. Этот вопрос оказался решённым благодаря догмату I Ватиканского Собора о безошибочности Папы. Вопреки распространённому мнению, этот догмат вовсе не даёт Папе «неограниченную власть», а чётко определяет границы безошибочности римского епископа высказываниями, сделанными по вопросам вероучения и нравственности. Надо отметить, что особое значения для определений Догматической Конституции «Pastor Aeternus» имело учение св. Льва Великого и так называемая «Формула Гормизда», подписанная в 519 году двумястами пятьюдесятью восточными епископами. Естественно, что по поводу этого догмата может возникнуть много вопросов и возражений. Часто его пытаются опровергнуть, ссылаясь на мифы (например, на никогда не существовавшую в действительности «папессу» Иоанну), или на фальшивки (в частности на так называемую «речь кардинала Штроссмайера», принадлежность которой кардиналу была опровергнута самим Штроссмайером) [12]. К сожалению, ответить на все эти вопросы и возражения здесь не представляется возможным, поскольку это заняло бы слишком большой объем. Тем не менее, интересующиеся этим предметом могут обратиться к книге священника Станислава Тышкевича «Церковь Богочеловека» [13], где кратко, но ёмко и по существу даются ответы на многие такие вопросы.

Дмитрий Лялин

Источник: 50 религиозных идей, которые никогда не понравятся Богу. Москва: Эксмо, 2009.
Публикуется с разрешения правообладателя.

Примечания:

[1] Васечко В.,Сравнительное богословие, Москва 2006.

[2] Максим Исповедник, Письмо к Марину Кипрскому, в P.G. 91,136 A-B

[3] Stylianopoulos Th., The Filioque: Dogma, Theologoumenon or Error? в The Greek Orthodox Theological Review, Volume 31, No. 3-4, USA 1986, p. 288.

[4] Клеман О., Рим. Взгляд со стороны, Москва 2006, стр. 94.

[5] Цит. по кн.: Свящ. кн. А. Волконский, Католичество и священное Предание Востока, Париж, 1933, с.427

[6] Цит. по кн.: Свящ. кн. А. Волконский, Католичество и священное Предание Востока, Париж, 1933, с.426

[7] В данном случае следует отметить, что Учительство Католической церкви вполне определённо утвержда­ет, что   предочищение Девы Марии произошло ввиду заслуг Иисуса Христа. Об этом говорит Пий IX в  Ineffabilis Deus (DS2803); и об этом же было сказано уже в послании Александра VISollicitudo Omnium Necessarium от 8 декабря 1661 года (DS 2015).

[8] Митрополит Кирилл (Гундяев), Слово пастыря. Бог и человек. История спасения,Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2004 г.

[9] Цит. по книге Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III – XX вв., Санкт-Петербург 2002 , стр. 263.

[10] См. Ранер К., Основание веры, Москва 2006, стр. 530.

[11] Ibidem, стр. 531.

[12] См. Granderath und Kirch, Geschichte des vatikanischen Konzils von seiner ersten Ankungigung bis zu seiner Vertagung (3 vols. Freiburg 1903, 1906),  т. 3, сноска на стр. 189.

[13] Тышкевич Ст., Церковь Богочеловека, Рим 1958, стр. 543-562.

Отправить ответ

1 Комментарий на "О «новых» догматах Католической Церкви"

Notify of
avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
trackback

[…] и Католичеством рез­ко обострились из-за двух «новоизмышленных» догматов — Непорочного Зачатия Пресвятой Де­вы Марии и […]

wpDiscuz