Святое причастие завершает христианское посвящение. Получив в крещении достоинство царского священства и уподобившись Христу в миропомазании, христианин приобретает в Евхаристии участие в жертвоприношении Господа. Причастие непосредственно следует за крещением или миропомазанием, когда христианин полностью очищен от греха. Дальнейшее участие в Евхаристии возможно при условии совершения покаяния и исповеди.

Евхаристия была установлена Иисусом Христом во время Тайной Вечери, как воспоминание о крестных муках и Воскресении. Около 155 года св. Юстин описал структуру современной ему Божественной Литургии. Она сохранилась по сию пору в обрядах всех основных Церквей. Центр Литургии сосредоточен в таинстве Евхаристии, «источнике и вершине всей христианской жизни» (II Ватиканский собор, Догматическая Конституция «Свет Народам», 11). Все остальные таинства, все духовные сокровища Церкви связаны с Пресвятой Евхаристией, ибо в ней присутствует сам Христос.

Подателем Евхаристии непременно является священник, олицетворяющий самого Иисуса Христа. Некоторые литургические функции (чтение Св. Писания, проповедь и др.) могут исполняться диаконами и даже поручаться мирянам. Материей таинства служит хлеб (в латинском обряде – пресный, а в греческом – дрожжевой) и вино, пресуществляемые в Евхаристии в Плоть и Кровь Христа. При этом хлеб и вино меняют свою сущность, но сохраняют свои видимые признаки (акциденции). Поэтому никакой физико-химический анализ не может обнаружить произошедшие в этом таинстве изменения субстанции. Обряд Святой мессы состоит из двух неразрывно связанных частей: Литургии слова и Литургии Евхаристии. Литургия слова включает библейские чтения, проповедь на тему прочитанного отрывка из Евангелия и Молитву верных. В Литургии Евхаристии совершается приготовление хлеба и вина, освящение Даров и причащение. Литургия слова и Евхаристическая Литургия составляют единое богослужение. Во главе собрания стоит Иисус Христос, совершающий Евхаристию как первосвященник Нового Завета. Епископ или священник представляет на литургии Христа, Который ведёт народ к Отцу. Он принимает приносимые в жертву дары и совершает Евхаристическую молитву.

Церковь просит Отца о ниспослании Его Духа на хлеб и вино, чтоб силою благодати они стали Телом и Кровью Иисуса Христа, а участники Евхаристии – единым телом и единой душой. Затем священник произносит слова, произнесённые Иисусом во время Тайной Вечери. Это центральный момент Евхаристии, когда слова и дела Христа и благодать Святого Духа совершают пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Иисуса Христа.

После этого Церковь вспоминает события истории спасения человечества: крестные муки, воскресение и вознесение Иисуса Христа. В молитве о заступничестве выражается то, что Евхаристия совершается в единении со всей Церковью на небе и на земле.

Затем следует общее чтение или пение молитвы Господней («Отче наш»), а за ней – взаимное приветствие мира, после чего верные причащаются Тела и Крови Христа. Литургия заканчивается благословением священника.

Евхаристия – это встреча с Воскресшим Христом, Который искупил наши грехи, а так же жертвоприношение, в котором вместе с Христом мы приносим самих себя в дар Богу.

В Литургии мы выражаем свою веру в реальное присутствие Христа в Хлебе и Вине, становясь на колени в момент пресуществления, когда хлеб и вино становятся Пресвятыми Дарами. Пресуществлённый Хлеб хранится в Дарохранительнице – вот почему мы преклоняем колени, входя в храм.

Причастие углубляет наше единение с Христом и оберегает от совершения тяжёлых грехов. Более того, по учению Тридентского собора, участие в таинстве Евхаристии снимает обычные грехи, освобождая от неупорядоченных мирских привязанностей и укореняя нас во Христе. Поэтому Церковь поощряет регулярное участие в Мессе с причащением.

Таинство Евхаристии является для христиан завершающим этапом воцерковления, а потом становится центральным моментом жизни в церковной общине. Людям больным, которым трудно посещать Церковь, священник может принести Святые Дары домой или в больницу и там совершить причащение. В советские времена находившиеся в заключении православные и католические священники старались регулярно служить Литургию в лагерях, хотя и подвергались за это преследованиям. Центральное положение таинства Евхаристии в жизни Церкви видно, в частности, из того, что принадлежность двух местных общин одной Церкви определяется возможностью взаимного безусловного причащения прихожан. Если это возможно, значит, Церкви находятся в полном общении, если нет – это признак раскола, отсутствие «общей чаши». В случае необходимости католический священник может преподать таинство исповеди, Евхаристии и елеосвящения восточным христианам, принадлежащим к Церквам, не находящимся в полном общении с Католической Церковью, при условии исповедания веры в эти таинства и надлежащего к ним приготовления.

Ю. Шрейдер

Источник: Журнал «Твой Благовестник», № 1-2, 2000