3 воскресенье Адвента (Ин 1, 6-8. 19-28)

В это воскресенье мы снова оказываемся на берегу Иордана и снова слышим голос Иоанна Крестителя. И Данилка решил не смешиваться с толпой, а подойти к нему самому и задать ему свои вопросы.

— Почему Вы предлагаете очиститься от грехов именно погружением в воду?

— Неужели ты не иудей, раз задаешь такие странные вопросы? Всякий раз мы омываемся в водах миквы, желая приступить к чему-то для нас священному. Каждый паломник, приходящий на праздник в Иерусалим, опускается в воды миквы, чтобы исповедовать свои грехи и оставить их в проточной воде. Само слово «миква» означает всего лишь скопление воды. Но это не просто бассейн или специально вырытый прудик. В микве вода обязательно должна быть проточной, чтобы все нечистое уносилось вон. Мало того, обычно вода в микве – дождевая. Представляешь, как сложно ее собирать в Израиле!

Тебе стоило бы спросить: почему в качестве миквы я избрал реку Иордан? Ведь мог бы я прийти в Иерусалим и проповедовать там, стоя у ворот какой-нибудь миквы. Но пришел на Иордан, реку столь важную для нас, евреев. Ведь именно Иордан является границей Земли Обетованной. Иисус Навин переводит израильтян посуху через эту реку, вступая после сорокалетнего странствия в края, обещанные Богом. Эта река берет начало у горы Хермон. Это единственная гора Святой Земли, на вершине которой бывает снег. Северная граница нашей Земли. А впадает Иордан в Мертвое море, словно унося все грехи Израиля в страну смерти, где им и место!

Вот я встал на границе Земли Обетования и возвестил о скором приходе Мессии. И предложил всем, кто ждет Его прихода вновь перейти Иордан. Но не посуху, как отцы наши, а войдя в его воды и отдав Богу все свои грехи. Я предложил каждому опуститься в его мутные воды с головой, как мы погружаемся в микву. Так, чтобы каждый кусочек тела был омыт. Я призвал открыть свои сердца, вырваться из привычной повседневности, чтобы быть готовыми к встрече с Мессией. И предчувствовал, что это будет необычная встреча. От Него нужно ждать, как вы говорите, сюрпризов. И только чистое сердце сможет распознать то, что уготовал Бог для людей доброй воли.

— Вы говорите: «стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете». Получается, что никто не знает Мессию. Разве такое может быть? Неужели у Него никогда не было ни родных, ни друзей?

— Конечно, Мессия рос среди простых людей. Но до поры до времени Его тайна живет в Нем. Я знал Иисуса с младенчества. Мы ведь кузены! Но и для меня было сокрыто Его мессианство. Даже после нашей встречи на Иордане я все еще сомневался и недоумевал. Для меня было важно не то, что Мессия сметет с лица Святой Земли захватчиков и угнетателей. Для меня было важно то, что Он принесет обновление в понимание Закона, поможет народу вернуться к своему Богу, спрятанному священниками и фарисеями за множеством правил и предписаний. Но и для меня Иисус оказался кем-то неведомым, потому что, даже будучи знакомым с Ним совсем близко, я не ожидал, что Сам Бог может ступить на землю, созданную Им. В моем разуме и воображении не вмещалось то, что Святой может прийти вместе с толпой грешников, чтобы опуститься в серые воды Иордана. Я ждал сюрпризов от Мессии, но совсем не такого!

— Как изменилась Ваша жизнь после встречи с Мессией?

— Моя внутренняя жизнь? Со мной жило сомнение. Действительно ли это Он? Когда Ирод посадил меня в темницу, я попросил тех учеников, что еще остались со мной, спросить Его Самого, Он ли Тот, Кого мы столько ждали. А Иисус, как всегда, дал очень странный ответ: «Идите и скажите Иоанну о том, что видите и слышите: слепые прозревают, хромые начинают ходить, прокажённые очищаются, к глухим возвращается слух, мёртвые воскресают и нищим благовествуют. Блажен тот, кто принимает Меня» (Мф 5, 4-6). Чудеса должны были сопровождать приход Мессии. Но будет ли Он принят Своим народом? Ведь чудеса забываются даже теми, кто был их свидетелем. Должно быть что-то, что не только поразит разум человека, но и коснется его сердца. Мессия должен был стать царем сердец Израильтян. И не знал я, сможет ли стать истинным Царем Израиля Иисус!

-Вы имеете в виду простой народ или фарисеев и священников? Как Вы вообще к ним относитесь?

— Мой отец Захария был священником. Я вырос в этой среде. Мы, левиты, всей жизнью связаны с Храмом и служением Богу. Но вопрос не только в воспитании и знании обрядов! Мне было важно донести до тех, кто приходил к Иордану, что сердца сокрушенного Господь не отвергнет (Пс 50, 19). Все предписания, которые были даны отцам нашим, лишь для того, чтобы научить народ Израиля жить с Богом, подготовить к чему-то более великому, чем то, что уже открыто. Священники же и фарисеи не стремятся выйти из привычных схем. Им не нужно обновления. Отцы их некогда побивали пророков камнями по той же причине: никто не должен нарушать привычного течения жизни. Даже Бог! Простой народ в этом смысле более открыт, но в то же время и более легковерен. В мое время по земле Израиля прошло около 50-ти «мессий». Их имена и поступки стерлись из памяти, хоть они и соответствовали тому, о чем думали и мечтали израильтяне. «Ваши мысли — не Мои мысли, и ваши пути — не Мои пути, — говорит Господь. — И как небо выше земли, так и Мой путь выше ваших путей, и Мои мысли выше ваших мыслей» (Ис 55, 8-9). Слова эти забылись в Израиле. Все искали чудес и явлений, а не встречи с Богом Живым!

— Вы так странно одеваетесь и едите пчелиный мед для того, чтобы показать людям, что Бог ищет в их сердцах чего-то другого? Почему именно верблюжья шерсть?

— Одежда моя просто повторяет одежду пророка Илии. Мед диких пчел сладок и потому быстро придает сил. Я и мои ученики много постимся, потому что готовимся к приходу Мессии. Это как служители перед началом свадебного пира много сил посвящают подготовке. Так же и мы готовим свои сердца и души. В то же время моя одежда должна была напомнить всем о времени нашего великого избавления от рабства, пути к свободе. Ведь одежду из верблюжьего волоса носили отцы наши, путешествуя по пустыне. Мед же – это один из символов Земли Обетованной, места, где течет молоко и мед. Призывая народ к покаянию, я всем своим видом напоминал, что приход Мессии – это выход из рабства греха к истинной свободе, движение туда, куда зовет Господь. Понимаешь ли ты меня? Готов ли ты сам отказаться от многих привычных вещей и отправится в такой поход?

Анна Гольдина и Данилка

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of