1. Продолжаем изучать то «изначальное», на которое сослался Иисус в своей беседе с фарисеями на тему брака. Это размышление заставляет нас перешагнуть порог истории человечества и приблизиться к состоянию изначальной невинности. Чтобы понять значение подобной невинности, нам некоторым образом придется опереться на опыт «исторического» человека, на свидетельство о его сердце, его сознании.

2. Следуя линии «исторического апостериори», попробуем восстановить своеобразие изначальной невинности, заключенной во взаимном опыте тела и его значении в браке, как об этом говорится в Бытии 2:23-25. Ситуация, описанная здесь, демонстрирует блаженный опыт значения тела, который человек приобретает в контексте таинства сотворения в, так сказать, взаимодополнении того, что в нем есть мужского и женского. Тем не менее, в основе этого опыта должна быть внутренняя свобода дара, прежде всего связанная с невинностью; человеческая воля изначально невинна, и, таким образом, она способствует взаимности и взаимной самоотдаче, согласно своей мужской и женской природе, в качестве дара личности. Следовательно, невинность, о которой говорится в Бытии 2:25, можно охарактеризовать как невинность взаимного опыта тела. Фраза «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» как раз выражает подобную невинность во взаимном «опыте тела», невинность, вдохновляющую на духовную взаимоотдачу, которая во взаимных отношениях на практике реализует брачное значение мужественности и женственности. Итак, чтобы понять невинность взаимного опыта тела, мы должны постараться прояснить, в чем состоит духовная невинность при взаимоотдаче. Такой «обмен» на самом деле является истинным источником опыта невинности.

3. Мы можем сказать, что духовная невинность (т.е. чистота намерений) при взаимной самоотдаче заключается во взаимном «принятии» другого, что соответствует самой сути дара; таким образом, взаимная самоотдача создает общность людей. Поэтому речь идет о «принятии» другого человеческого существа, о том, чтобы «его принять», именно потому, что в этих взаимоотношениях, о которых говорится в Бытии 2:23-25, мужчина и женщина становятся даром друг для друга посредством всей истины об их собственных телах, их мужской и женской природе. Оттого речь идет о таком «принятии», которое выражает и утверждает значение дара при обоюдной наготе и поэтому усиливает ценность самоотдачи. Эта ценность глубоко соответствует тому факту, что Создатель пожелал (и постоянно желает) сотворить человека, мужчину и женщину, «ради него самого». Невинность «сердца», а, следовательно, и невинность опыта, означает духовное участие в вечном и постоянном акте воли Бога.

Противоположностью подобному «принятию» другого человеческого существа, как дара, могла бы стать утрата дара, а потому и изменение, и прямое сведение роли другого к роли «объекта ради меня самого» (объект вожделения, «незаконного присвоения» и т.д.).

Мы не будем сейчас отдельно говорить об этой многообразной предполагаемой противоположности дара. Однако нужно уже здесь, в контексте Бытия 2:23-25, констатировать, что подобное лишение дара другого человеческого существа (мужчины – у женщины, и наоборот) и духовное приведение его к чистому «объекту ради меня самого», как раз должно свидетельствовать о первых признаках стыда. Это, действительно, соответствует угрозе дару при личных отношениях и свидетельствует о внутренней утрате невинности во взаимном опыте людей.

4. Как говорится в книге Бытия 2:25, «Адам и жена его не стыдились». Это позволяет нам прийти к выводу, что взаимоотдача, в которой присутствовала вся их человеческая природа, душа и тело, женственность и мужественность, происходила, сохраняя духовные свойства (т.е. как раз невинность) самоотдачи и принятия другого как дара. Эти две функции взаимоотдачи глубоко связаны во всем процессе «самоотдачи»: дарение и принятие дара соединяются так, что дарение становится принятием, а принятие преобразуется в дарение.

5. Бытие 2:23-25 позволяет нам сделать вывод, что женщина, которая в таинстве сотворения «дана» мужчине Создателем, благодаря изначальной невинности «принимается», иначе говоря, признается им как дар. В этот момент библейский текст полностью ясен и прозрачен. В то же время встреча женщины мужчиной и ее принятие становятся практически первым даром так, что женщина, отдавая себя (с первого мгновения, когда в таинстве сотворения она «дается» мужчине Творцом), в то же время «вновь открывает себя», благодаря тому, что она была принята, и тому, как она была принята мужчиной. Следовательно, она вновь узнает себя через самоотдачу («через искреннюю самоотдачу», Gaudium et Spes, 24), когда она принимается так, как ее захотел сотворить Создатель, т.е. «ради нее самой», посредством ее человеческой природы и женственности; когда в этом принятии признается вся ценность дара, через предложение того, что она пребывает во всей истине своей человеческой природы и во всей реальности ее тела и пола, ее женственности, она постигает духовную глубину своей личности и полноту самообладания. Мы подходим к тому, что это самооткрытие через самоотдачу становится источником новой самоотдачи, который возрастает в силу внутреннего намерения отдавать себя друг другу и в той мере, в которой человек находит такое же или даже более глубокое принятие, как плод все большего осознания самоценности.

6. Кажется, второй рассказ о сотворении «изначально» определил человеку функцию того, кто главным образом принимает дар (см. Быт 2:23). Женщина «изначально» полагается на свои глаза, сознание, чувствительность и «сердце»; мужчина же в некотором смысле должен обеспечить сам процесс взаимоотдачи, взаимного дарения и принятия дара, которое как раз через свою взаимность способствует созданию подлинной общности людей.

Если женщина в таинстве сотворения является той, кто «дается» мужчине, то он со своей стороны, получая этот дар во всей истине об ее личности и женственности, этим обогащает ее, и, в то же время он тоже в этих взаимоотношениях обогащается. Мужчина обогащается не только через ту, которая отдает ему собственную личность и женственность, но также и через самоотдачу. Самоотдача со стороны мужчины в ответ на самоотдачу женщины является обогащением для него самого; действительно, здесь проявляется как бы особая сущность его мужественности, которая через реальность тела и пола достигает духовной глубины «самообладания», благодаря которой он способен как отдать самого себя, так и принять дар другого.

Оттого мужчина не только принимает дар, но в то же время и женщина принимает его дар, открывая духовную суть его мужественности, во всей полноте истины об его теле и поле. Будучи принятым таким образом, он через эту встречу и принятие собственной мужественности обогащается. Следовательно, подобное принятие, при котором мужчина вновь открывает себя самого через «искреннюю самоотдачу», становится для него источником нового и более глубокого обогащения женщины собой. Самоотдача взаимна, и в ней вновь открываются и возрастают взаимные плоды «искренней самоотдачи» и «самооткрытия».

Таким образом, следуя по пути «исторического апостериори», и, главным образом, следуя за человеческим сердцем, мы можем представить и практически восстановить взаимоотдачу, которая описана в столь драгоценном и глубоком древнем тексте книги Бытия.

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz