1. Сегодняшнее размышление включает то, что мы уже приобрели благодаря проделанному ранее анализу. Он исходит из ответа Иисуса его собеседникам (см. Мф 19:3-9; Мк 10: 1-12), которые задали Ему вопрос о браке, его нерасторжимости и единстве. Учитель посоветовал им внимательно обдумать то, что было «в начале». Именно поэтому в цикле наших размышлений до текущего дня мы старались некоторым образом восстановить реальность союза, или лучше сказать общности людей, в которой «изначально» жили мужчина и женщина. Затем мы попытались понять смысл лаконичного стиха 25 второй главы книги Бытия: «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились».

Эти слова указывают на дар изначальной невинности, открывая его свойство, так сказать, синтетическим образом. На этой основе теология составила общее представление об изначальной невинности и справедливости человека до грехопадения, применяя метод объективизации, свойственный метафизике и метафизической антропологии. В настоящем анализе мы, напротив, постараемся принять во внимание аспект человеческой субъективности; впрочем, она, кажется, ближе к первым текстам, особенно ко второму рассказу о сотворении, т.е. к тексту книги Бытия.

2. Независимо от некоторых разночтений в интерпретации, кажется предельно ясным, что «опыт тела», который мы можем извлечь из древнего текста книги Бытия 2:23 и еще больше из книги Бытия 2:25, указывает на степень «одухотворенности» человека, отличной от той, о которой говорит тот же текст после грехопадения (глава 3 книги Бытия), и с которым мы знакомы из опыта «исторического» человека. Это иная мера «одухотворенности», которая требует иного состава внутренних сил самого человека, почти иного отношения тела и души, других внутренних соотношений между чувствительностью, духовностью и эмоциональностью, т.е. другой степени духовной чувствительности к дарам Святого Духа. Все это обуславливает и вместе с тем определяет состояние изначальной невинности человека, позволяя нам также понять рассказ книги Бытия. Теология, а также церковное учение, придали этим фундаментальным истинам собственную форму.

(«Если кто не согласен с тем, что первый человек, Адам, нарушив в раю Божью заповедь, в тот же час потерял святость и праведность, в которых он был сотворен… да будет анафема [Тридентский собор, сессия V, кан. 1, 2: D.-S. 788, 789]. «Наши прародители были сотворены в святости и праведности… Состояние изначальной праведности было даровано нашим прародителям безвозмездно, сверхъестественным образом… Наши прародители были сотворены целостными по своей природе, т.е. они были свободны от вожделения, невежества, боли и смерти… они наслаждались особым счастьем… Нашим прародителям была дарована целостность, безвозмездно и противоестественным образом. [A. Tanquerey, Synopsis Theologiae Dogmaticae, Parisiis 194324 pp. 534-549].)

3. Приступая к анализу того, что было «в начале» в рамках теологии тела, мы осуществим его, опираясь на слова Христа, с которыми Он сам сослался на то «начало».

Когда Он сказал: «Не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их?» (Мф 19:4), Он призвал и всегда призывает нас обратиться к той глубине таинства сотворения. И мы делаем это, обладая полнотой осознания дара изначальной невинности, свойственной человеку до грехопадения. Хотя непреодолимая преграда отделяет нас от того, чем тогда стал человек, как мужчина и женщина, посредством дара благодати, связанной с таинством сотворения, и от того, чем оба стали друг для друга при взаимной самоотдаче, тем не менее, постараемся понять то состояние изначальной невинности в его связи с состоянием «исторического» человека после грехопадения: «статус падшей природы одновременно с искупленной».

Посредством категории «исторического апостериори» постараемся достичь первоначального значения тела и уловить связь, существующую между ним и природой изначальной невинности в «опыте тела», который раскрывается столь многозначным образом в книге Бытия. Мы приходим к выводу, что очень важно определить эту связь, не только сравнивая с «теологической предысторией» человека, в которой совместная жизнь мужчины и женщины была почти полностью пронизана благодатью изначальной невинности, но также в отношении ее способности раскрыть для нас бесконечные корни человеческого, а особенно теологического этоса тела.

4. Человек входит в мир и почти в самую глубинную суть своего будущего и своей истории с осознанием брачного значения собственного тела, собственной мужественности и женственности.

Изначальная невинность означает, что это значение «этически» обусловлено и, кроме того, со своей стороны, утверждает будущее человеческого этоса. Это очень важно для теологии тела: она является причиной, по которой мы должны построить теологию «от начала», тщательно следуя указаниям Христа.

В таинстве сотворения мужчина и женщина были «даны» друг другу Создателем особым образом, не только когда мы говорим о первой человеческой паре и этой первой общности людей, но и касательно всей перспективы существования человеческого рода и семьи. Основой существования человека на каждом этапе его истории является то, что Бог «сотворил мужчину и женщину»; в действительности Он сотворил их так, и они всегда таковы. Понимание основных значений, заключенных в самом таинстве сотворения, таких, как значение тела в браке (и основных связей подобного значения), важно и необходимо для понимания того, кем является человек, и кем он должен быть, а, следовательно, и того, как он должен организовывать свою деятельность. Это самое главное для будущего человеческого этоса.

5. В книге Бытия 2:24 говорится о том, что двое, мужчина и женщина, были сотворены для брака: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть».

Таким образом, открывается огромная творческая перспектива, как раз являющаяся перспективой существования человека, которая постоянно обновляется через «сотворение» (можно даже сказать о «самовоспроизведении»). Такая перспектива глубоко связана с осознанием своей человеческой природы (см. Быт 2:23), а также с особым пониманием значения тела в браке (Быт 2:25). Мужчина и женщина прежде, чем стать мужем и женой (речь об этом пойдет далее, в Быт 4:1), возникают сначала из таинства сотворения как брат и сестра, принадлежа одному человеческому роду. Понимание значения тела в браке в его мужественности и женственности раскрывает глубину их свободы, являющуюся свободой дара.

Отсюда берет начало общность людей, в которой двое встречаются и взаимно отдают себя в полноте их субъективности. Так оба возрастают как личности-субъекты, взаимно развиваются, один для другого посредством их тел и той «наготы», лишенной стыда. В этой общности людей полностью сохраняется вся глубина изначального одиночества человека (первого и всех вообще), и в то же время такое одиночество чудесным образом преодолевается и ослабляется благодаря дару «другого». Если мужчина и женщина перестают быть взаимным и бескорыстным даром, каким они были друг для друга в таинстве сотворения, тогда они замечают, что они «наги» (см. Быт 3). Тогда в их сердцах появляется чувство стыда за эту наготу, чего они не испытывали в состоянии изначальной невинности.

Изначальная невинность выражает и вместе с тем утверждает идеальный этос дара. Мы еще вернемся к этой теме.

Источник (ит.): www.careware.it

Перевод: Мария Кедрова

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz