Сериал неоднозначный, яркий, талантливый, наполненный символами, которые не сразу бросаются в глаза. Но самое главное, это – сериал о том, как нас, католиков, видят современные носители европейской культуры. «Молодой Папа» – это о нас!

1. Италия

«Молодой Папа» — настоящее итальянское кино. В нем все прекрасно. Природа, архитектура, люди, ни в чем нет уродства. И каждая деталь значима сама по себе. Даже снежинка не пролетает мимо окна папского кабинета бесцельно. В картине множество смыслов и множество персонажей, которые не только на первый взгляд кажутся незначительными, но мы их попросту не замечаем. Кусты, цветы, статуи, проходящие мимо монахини в белоснежных одеяниях, приехавшее из Австралии кенгуру, облака и ветер… У всего есть свой голос и своя неповторимая мысль. Некоторые сцены имеет смысл пересмотреть несколько раз, чтобы разглядеть разговор двух листочков на заднем плане. Не зря создатель сериала Паоло Соррентино обозначил свою работу как произведение искусства. Так и есть! Сериал нужно не просто смотреть. Его нужно рассматривать, созерцать, медитировать и размышлять вместе с его персонажами.

И особенно нам, католикам, потому что в этой картине через прекрасные виды звучит вопрос мира к нам: осознаете ли вы, каким сокровищем владеете? Делает ли это вас счастливыми или только потребителями? Чем из этого вы готовы поделиться?

2. Одиночество

Соррентино в одном из интервью сказал, что это фильм об одиночестве. И в процессе того, как разворачивается действие фильма, одиночество предстает перед нами с разных сторон. Папа-американец в окружении несколько чуждой ему итальянской культуры. Не зря кардиналы говорят между собой по-итальянски, а Папа с ними по-английски. Только один раз в фильме звучит испанский язык, когда обсуждается посещение Папой Латинской Америки. И в этот раз на этом языке говорит сам Папа.

Небольшой психологический штрих, мало заметный из наших провинций. Америка – носительница молодой культуры! Молодой относительно европейской и, в первую очередь, римской. Они, американцы, североамериканцы и латиноамериканцы, только перенимают то, что жило в Риме веками. В них нет тех нюансов и полутонов, которые знает Европа. Отсюда и Нью-Йорк представлен как некая череда зданий. Отправленный туда по очень неприятному делу кардинал Бернардо Гутиеррез ходит по странным улицам, напоминающим о пиксаровских мультфильмах, в которых персонажи видят все дома снизу. Он пьет в неприбранном гостиничном номере и не ходит в красивый Центральный парк. Хотя мог бы скучать по садам Ватикана, среди деревьев которых протекла значительная часть его жизни. В Нью-Йорке не находится места культуре и красоте, только коньки и страдающие люди.

Это же касается Африки, которая представлена автоматчиками и небольшими постройками. Мы не увидим великолепия саванны и удивительных закатов. Только небольшие островки в пустыне, словно символы европейской, т.е. христианской культуры, среди вечных песков.

Но вернемся к Папе. Он сталкивается с одиночеством в окружении итальянских кардиналов, отвергнутый своим учителем кардиналом Спенсером, который сам мечтал взойти на престол св. Петра. Он сталкивает с одиночеством, теряя друга. Он сталкивается с одиночеством в Африке, когда священник не понимает его исповедь. И люди, окружающие Папу тоже живут с осознанием одиночества. Осколок этой боли есть в каждом персонаже. Только в отличии от Папы мало кто называет ее своим именем.

Молодой Папа ведет Ватикан и всю Католическую Церковь к одиночеству. И вот тут мы переходим от чисто философских вопросов, которые нередко поднимаются в современном кино, к вопросам, обращенным к нам, современным христианам, католикам. Папа Белардо пьет колу, курит и занимается фитнесом. Сын века сего. И в то же время он страшно консервативен. Он служит по тридентскому чину. Он выкупает тиару, чтобы даже кардиналам показать все величие Церкви. Он говорит странные слова и еще более странные проповеди, в которых призывает к страху и трепету. Он изгоняет гомосексуалистов из семинарий, запрещает аборты, оказывает давление на итальянское правительство. Этот Папа делает Церковь непопулярной! И вопрос здесь совсем не в Папе Франциске, которому он якобы полная противоположность. Речь идет совсем о другой теме: чего ждут люди от Церкви? Чего ждут люди от Папы? Чего ждут люди от нас, называющих себя верующими?

Очень интересно получается: в конце Года Милосердия выходит сериал, в котором представлена немилосердная Церковь с жестким Папой во главе. Почему? Потому что люди ищут подлинности. Папа Франциск оказывает милосердие, он подает пример. А что делают все остальные верующие? Фотографируют его на суперсовременные гаджеты?

Вот перед нами Папа, мечта традиционалиста. Он ультракосервативен. В нем все доведено до крайности. Но именно в этом он подлинный. Белардо честен, когда говорит: «Вы недостойны меня». Это не появление гордыни конкретного человека. В этих словах боль Невесты Христовой, боль человека, который отождествляет себя с Ней. Молодой Папа ищет эту самую подлинность. Поэтому он не поворачивается к работникам кафе в Венеции, в которое заходит, чтобы выпить колу на завтрак. Ему не нужны радостные крики. Ему нужна честность.

Пришедшие к нему в видении Папы прошлых лет отвечают на вопрос одиночества понтифика. В этом ответе единственный выход из этой темы – принятие самого себя, осознание свое истинности, подлинности, целостности. Это психологический вопрос и в то же время вопрос веры. Вопрос тех, кто ищет огонек этой веры среди нас. Как преодолеть одиночество? Как обрести свое истинное лицо?

3. Отцовство

В одной из серий Папа говорит о том, что священники никогда не взрослеют. Они всегда дети Небесного Отца, потому что им не дано познать радости быть отцом, иметь своего ребенка. В этих словах все тот же взгляд мира на людей Церкви. Не только на священников. Удивительно, но сама идея богосыновства с веками дала своеобразные всходы. Мир становится не только инфантильным, но и очень женственным. Наша культура все больше перебирается на женскую половину дома. Вопрос совсем не в том, что мужчины не должны вышивать крестиком, готовить или воспитывать дочерей. Проблема намного глубже. Культура, а соответственно и общество, не учит нести ответственность. Мужчина более не является наместником Христа в своей семье. Он не готов любить свою жену как Христос любит Церковь. Теперь речь идет о партнерстве, в котором равные права и возможности, но и равная безответственность. Мужчины все более перенимают женскую манеру поведения, боясь открытой конфронтации и ожидая пока ситуация сама «разрулится». В этом смысле молодой Папа в первых сериях выступает как типичный представитель этой культуры. Он прячется в Ватикане. Он уходит не только и не столько от толпы, сколько уводит Церковь от проблем мира. Его метод – спуститься в катакомбы и переждать. И ведь мы с этим уже сталкивались совсем недавно. Многими именно так воспринималась политика предыдущего Папы, Бенедикта XVI. С позиции современного мира, любящего играть в разные игрушки и ролевые игры, Папа Белардо это вполне себе уместное продолжение и доведение до абсурда политики Папы Бенедикта XVI.

Кстати, тема игры также всплывает в сериале. Молодой Папа говорит о подлинности игры в человеке. «Игра — это единственный естественный путь, чтобы жить в гармонии с жизнью. А чтобы жить в гармонии с Богом, мы должны жить в гармонии с жизнью. У нас нет выбора», — это слова из проповеди, которую Папа произносит во сне. Не надо быть педагогом, чтобы знать, что игра – это деятельность, характерная для детей дошкольного возраста. Именно в отношении к ним эти слова обретают свою истинность. Взрослые, конечно, тоже играют в разные игры. Но зрелость она отличается от других возрастов именно тем, что теряет черты инфантильности, в том числе и в игровом аспекте. Зрелости не нужны маски и актерствования!

Ставший Папой кардинал Белардо в начале скорее играет в Папу. Поэтому в какой-то момент он готов отречься. В нем нет целостности и зрелости. Но самое главное, что его незрелость не позволяет ему стать подлинным отцом. Он примеряет на себя эту роль, беря на руки маленького Пия, рожденного по его молитве. Но это только роль.

Во всей фигуре Папы и его поведении прослеживается эта нарочитость правильно отыгранной роли. Дети лучше других чувствуют фальшь. Они нуждаются не столько, чтобы с ними играли, сколько чтобы с ними были. Это не только вопрос искренности и подлинности. Это еще и вопрос безопасности и доверия. Сам молодой Папа говорит об этом кардиналу Спенсору, которого называет лучшим духовным отцом. Он не наставляет, не руководит. В беседе с Папой он именно направляет, не подавляя своим авторитетом. Папа учится быть отцом для Церкви. Учится быть отцом для работников Ватикана. И в какой-то момент у него это получается. Тогда он говорит им, что любит их.

Поиски отцовства в сериале — это вопрос мира к Церкви, людям Церкви: вы называете священников отцами, в чем их отцовство? Вы говорите, что Бог ваш Отец? И в чем это выражается? Можете ли вы сами быть ответственными, сильными, можно ли вам доверять и на вас надеяться, как вы доверяете своему Отцу?

4. Призвание

Отцовство священника – это еще и вопрос призвания. В сериале две эти темы идут рука об руку. Хотя, конечно, интересно, почему Ленни Белардо не решил свои психологические и духовные проблемы в годы формации или священства. Почему он не пытался найти родителей, бросивших его в детстве, раньше? Ведь эта боль преследовала его всю жизнь. Почему в Америке, так любящей психологов, он не искал помощи? Где были его духовные наставники? Тот же кардинал Спенсер? Все эти вопросы, конечно, в первую очередь к сценаристам. Но словно желая себя реабилитировать, они вплетают в повествование бесконечные вопросы Папы о призвании. Нас подводят к мысли, что вот это волшебное призвание может стать объяснением многих странностей.

Тут уже возникает целая цепь вопросов к христианам. К чему вы призваны? Как вы это понимаете? Как вы этим живете?

У молодого Папы, как выясняется, есть свой ответ на вопрос. Это – чудо, совершенное им на заре юности. При этом мы видим только само чудо. Ни слова о внутреннем мире мальчика, по молитве которого оно произошло. Постепенно напрашивается ответ, что истинное призвание Папы – это святость.

5. Святость

Пожалуй, это сама сложная тема, звучащая в этом сериале. Перед нами святость, как ее принято изображать в голливудских фильмах. Красивые молитвенные позы, чудеса, луч солнца, касающийся лиц людей. Иногда проскакивают вопросы: может ли быть святость несносной? Может ли быть святость заносчивой? Глупой? Навязчивой? Святость Папы Белардо – это именно вопрос о святости. Какова она в современном мире? В противовес ему возникает несколько типов праведности. Сначала Гутиеррез, настоятель собора св. Петра, которого посещают видения, но который оказывается алкоголиком. В начале сериала он влюблен в чужую жену. В конце он уже гей. И другой образ – блаженная Хуана Фернандес. В цитату этой вымышленной праведницы вложен взгляд создателей сериала на святость и на Бога. В конечном счете он сводится к «улыбнитесь друг другу». Неужели это все? За скобками остаются вопросы: почему святость может творить чудеса? Какой путь подразумевает достижение святости? И множество других.

Тема святости – эта лакмусовая бумажка, которая показывает, что сериал «Молодой Папа» ни в коей степени не претендует на реалистичность. Его создателей ругают, изыскивая ошибки в костюмах и этикете. Но это мир фэнтези, сказки, очень похожей на реальность. Никому же не придет в голову искать историческое сходство в фильме про Золушку или Белоснежку! Тем не менее, это не отменяет вопросов ко всем нам.

Часто отмечают, что в этом сериале почти нет Христа. Внимательный наблюдатель заметит, что это совсем не так. Он постоянно присутствует, просто надо иметь наметанный глаз, чтобы Его заметить. Проблема в том, что в нашей христианской жизни Он также не заметен, как и в этом фантазийном сериале. И это самый большой вопрос к нам, верующим: Христос, а вы сами знаете кто Он? Есть ли Он в вашей жизни?

Анна Гольдина

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz