В Дохе огромное сообщество экспатов исповедует свою веру, избегая использования христианских символов, но свобода вероисповедния остаётся спорным вопросом.

Если вы будете искать Месаймир на любой карте Катара, вы найдете группу изолированных разноцветных зданий. Знак на шестиполосной дороге посреди пустыни указывает на «религиозное объединение», расположенное примерно в 40 км от Дохи, где сгруппированы восемь признанных христианских меньшинств страны. Месаймир предсталяет собой ряд немаркированных карамельного цвета зданий, окруженных гигантской парковкой для автомобилей. Попасть сюда можно только после прохождения полицейского досмотра.

В католическом приходе, церкви Девы Марии Розария, в субботу служится 33 Святых Мессы. Отец Шарбель Махана, ливанский священник внушительного телосложения, служит их на утонченном итальянском языке, приобретенном в годы учебы в Италии. На протяжении двух лет отец Махана работает в миссии на этом небольшом, но очень богатом полуострове, который, благодаря массовому притоку иностранных рабочих, сегодня насчитывает около 300 тыс. христиан, шестую часть от общей численности населения.

Тем не менее, ограничения для не исламских общин здесь весьма обширны, начиная с запрета на распространение своей веры, которое является в Катаре уголовным преступлением и карается лишением свободы сроком максимум на один год. «Я в первую очередь имею дело с экспатами из европейских и других арабских стран. В Катаре наша работа состоит не в евангелизации, но в заботе о христианах, которые хотят исповедовать свою веру в этой стране», — говорит отец Махана.

Законы Катара основаны на учении Шариата и признают только три аврамические религии — иудаизм, христианство и ислам, но переход из ислама в одну из этих религий юридически приравнивается к вероотступничеству, хотя ни один смертный приговор в истории страны не был приведен в исполнение. Кроме того, правительством запрещено распространение не исламских просветительских материалов и любые изображения не исламских религиозных символов.

«Здесь, в Месаймире, нет ни крестов ни шпилей — они запрещены, и даже знаки, обозначающие присутствие церкви в этом месте, вызывают резкую критику. Теперь они заменены абстрактным термином «религиозный комплекс»», — говорит о. Махана. — «Правительство Катара дало нам этот участок земли в пустыне для строительства церквей, и тут мы имеем полную свободу, потому что уважаем правила».

Таким образом, свобода религии в Катаре — сложный вопрос. Правительство эмира Тамима бин Хамад Аль Тани создало Международный центр межрелигиозного диалога в Дохе (DICID), учреждение, чья работа направлена на установление диалога между религиями. «Мы, катарцы, в основном мусульмане-сунниты, только 10% населения составляют шииты,» — объясняет Ибрагим Салех аль-Наими, директор DICID. — «Шариат лежит в основе нашей правовой системы, но, учитывая огромный приток экспатов, которые составляют почти 90% населения, наш центр организует круглый стол, способный объединить представителей всех признанных религий в стране».

Как было отмечено в Международном докладе о свободе вероисповедания, подготовленном Госдепартаментом США, религиозным меньшинствам в этой стране недостаёт правовой процедуры для регистрации себя и установления мест отправления культа. Поэтому, несмотря на создание правительством Международного центра межрелигиозного диалога, законы Катара допускают только те религиозные обряды, которые соответствуют «нормам общественного порядка и нравственности». Это означает, что не допускается никаких видимых признаков, указывающих на присутствие христианских церквей, а также мест отправления культа других не мусульманских конфессий, никакой евангелизации и публичности за пределами уже существующего круга верующих. Эти верующие опекаются десятью священниками церкви Девы Марии Розария. Все они такие же открытые и приветливые, как отец Махана, который не стесняется ходить на общественный рынок в рубашке с колораткой. «До тех пор, пока люди нуждаются во мне, я останусь здесь», — говорит он с улыбкой. — «И я надеюсь, что наступит день, когда станет возможным появление крестов вне стен церкви Месаймир».

Лаура Каппон

Источник (англ.): OASIS CENTER

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar