«Моя проблема в том, что я никак не переживаю Причастия. Ну вот совсем ничего. Умом понимаю, но в сердце никак. И понимаю, что никто и не обещал, но делать вид и притворяться, стоя на коленях, что что-то происходит, стало уж совсем невыносимо. Да, можно разогнать себя, «настроиться» и как-то проникнуться, но я то знаю, что это искусственно всё. Ты всегда так пишешь о Дарах. Как это? Что происходит у нормальных христиан?»

Очень сложно что-то говорить о такой болезненной теме, совершенно не зная человека, а с другой стороны, возможно и легче, т.к. невозможно сделать какие-либо выводы, можно говорить только о своем собственном христианском опыте. И актуальность данного письма очевидна, мы все через это испытание проходили и проходим регулярно. Думаю, что именно в России (с нашим разрывом церковной традиции) эта проблема особенно болезненна. Редко кто из пришедших в Церковь во взрослом возрасте задерживается в ней надолго. Особенно страдают мужчины (впрочем, у дам другая беда — нам не разобраться, что и к Кому/кому мы чувствуем, и тонем в этой каше).

«Я пришел в Церковь и… ничего не чувствую», – основная беда взросления в вере, пожалуй, самая острая. Вопросы: почему я ничего не чувствую, почему чувствуют другие, почему во мне ничего не отзывается на Литургии, есть ли вообще смысл в этом всем, зачем тогда Церковь, а есть ли вообще Бог??????? – Вокруг же все явно верующие в той или иной степени погружения, а в книжках — святые со своими мистическими опытами, а что я здесь делаю?! Я, я же ничего не чувствую! Во всем этом нет смысла. Я… ухожу из Церкви.
Так человек теряет очень многое, иногда всё. И это всегда трагедия.

Ок. Попробуем разобраться своими силами. Сначала с теорией, а до «нормальных христиан» доберемся позже. Мы не богословы, поэтому возьмем самое простое – Компендиум ККЦ, и почитаем Третью главу.

Глава третья. Ответ человека Богу. Верую

25. Как человек отвечает Богу, открывающему Себя?
Человек, поддерживаемый Божественной благодатью, отвечает с послушанием веры, то есть полностью предает себя Богу и принимает Его Истину, достоверность которой гарантирована Самим Богом, ибо Он есть Сама Истина.

27. Что для человека означает вера в Бога?
Означает прилепиться к Самому Богу, доверяя Ему и абсолютно принимая все открытые Им истины, ибо Бог есть сама Истина. Означает веровать в Бога, Единого в трех Лицах: в Отца, и Сына и Святого Духа.

28. Каковы основные характеристики веры?
Вера – безвозмездный дар Бога, доступный всем, кто его смиренно испрашивает; сверхъестественная добродетель, необходимая для спасения. Акт веры – человеческое деяние, то есть, деяние разума человека, свободно принимающего Божественную истину по повелению воли, движимой Богом. Вера, кроме того, – конкретна, поскольку основывается на Слове Божием, и деятельна «любовью» (Гал 5,6); вера постоянно возрастает благодаря слушанию Слова Божия и молитве. Уже сейчас она дает нам предвкушать небесную радость.

29. Почему вера и знание не противоречат друг другу?
Хотя вера стоит выше разума, между верой и знанием никогда не может быть противоречия, потому что и вера, и знание берут свое начало от Бога. Именно Бог дарует человеку и свет разума, и веру.

30. Почему вера есть личное и, одновременно, церковное деяние?
Вера – личное деяние, поскольку является свободным ответом человека, открывающего себя Богу. Однако в то же время, она – церковное деяние, что выражается в исповедании: «Веруем». Действительно, верует именно Церковь: тем самым, по благодати Святого Духа, она предваряет, рождает и питает веру каждого христианина. Поэтому Церковь – Матерь и Наставница.

Есть ли в этом тексте что-нибудь о чувствах? Хоть что-то? Нет. Церковь определяет веру как «безвозмездный дар Бога, доступный всем, кто его смиренно испрашивает; сверхъестественная добродетель, необходимая для спасения», ничего не говоря о способности чувствовать Бога, видеть Его, испытывать какие-либо состояния. Ответом на Дар становится Акт веры – человеческое деяние, то есть, «деяние разума человека, свободно принимающего Божественную истину по повелению воли, движимой Богом». И опять — никаких эмоций, чувств и переживаний. Деяние разума человека — ни много ни мало. «Я бы не верил, если бы не признал, что верить – разумно», – говорит св. Фома Аквинский.

Впрочем, разве мог Бог построить отношения с нами на чувствах и эмоциях? Сегодня мы так себя ощущаем, завтра эдак, послезавтра вообще в ноль с похмелья, а Богу ждать пока мы в этих самых чувствах разберемся?Никакого божественного терпения не хватит. Разум – то, что объединяет нас с Создателем, а наш разумный выбор — единственное, на что может положиться Господь в отношениях с нами.

Чего от нас ждет Бог? – Он просит нас о доверии. Ни много ни мало, о полной отдаче себя в руки Божьи, что абсолютно невозможно сделать на чувственном фундаменте: за примерами краха неофитских восторгов или страстных романов далеко ходить не нужно. Обрушившийся водопад чувств вдруг иссякает, и… я остаюсь наедине с реальностью, в которой (как кажется) вообще нет чувств. Безуспешно ожидая их возврата, проявления, мы надеемся словить кайф (снова или впервые) и ломаемся на ожидании того, что уже не придет. По сути, эта тоска по чувственной связи с Богом – человеческое, настолько человеческое, что даже… животное желание? Попав в Церковь, мы хотим ощущать себя защищенными, укрытыми, переживать гарантию Спасения и в умилении, радости и экзальтации находим опору, ведь разум спит, он не привык работать в этом поле, не желает строить доверительные отношения неизвестно с кем. Нам хочется лишь жмуриться в теплом свечении дарохранительницы и не испытывать дискомфорта (и не работать, Господи, нет, ведь мы так устали в своей тяжелой реальной жизни!!!).

Так мы попадаем в страшную зависимость от постоянно падающего уровня чувственного возбуждения, привыкнув считать оный доказательством глубины и надежности нашей веры. Мы кидаемся в разные формы благочестия, паломничества, ищем ответа у духовников, в экзотических формах поклонения, длительных паломничествах, лицезрении святынь, подогревая угасающий чувственный контакт до того дня, как на нас обрушивается понимание: я ничего не чувствую, я остался один.

Слава Богу! Поздравляю! Теперь начинается настоящая христианская жизнь – самое удивительное приключение в нашей жизни, дорога к настоящим отношениям с Богом. Пора взрослеть.

И тут мы наталкиваемся на собственную неопытность и незнание (и, прости меня, Господи, лень). Мой собеседник пишет: «и понимаю, что никто и не обещал»… Нет, друг мой, еще как обещал. В том то и фокус. Все Евангелие пропитано обещаниями, весь Ветхий Завет (простите за тавтологию) набит Заветами. Я: выращу, размножу, сохраню, напою, накормлю, спасу – и так до бесконечности. «Я обещаю».

И во всех обещаниях Бога слышно полное доверие к нам. Иисус не манипулятор. Его слова очень просты и понятны и направлены к каждому конкретно, это приглашение. Вот здесь лежит ключ к проблеме – у нас в руках инструкция по получению счастья, но она недоступна к прочтению, если человек не верит Автору. Вот так просто. Так что же нужно-то?!

Нужно попросить: «Вера – безвозмездный дар Бога, доступный всем, кто его смиренно испрашивает». Любой безвозмездный Дар Бога начинается с моей смиренной просьбы: «Боже, помоги моему неверию. Помоги моему неверию в саму способность поверить в Тебя, в то, что просимое возможно в моей жизни, что то, о чем прошу, нужно Тебе, помоги моему неверию в то, что Ты хочешь, чтобы я владел этим даром!»

«Бог никогда не дарит меньше, чем Себя Самого», – пишет св. Августин. Друг мой, нет никакой разницы между нашей связью с Пресвятыми Дарами, Словом и Церковью – это всё равно Бог. Как без Одного нет Другого, так и для нас нет ничего без веры, доверия Богу.

Когда отгорает пожар чувственных удовольствий от первой встречи с Христом, на пепелище остается маленький тлеющий уголек Веры, той самой, разумной, реальной, единственной надежды разжечь пресловутую лампу и осветить тьму внутри. И примеры житий святых показывают, как из этих маленьких искорок разгоралось огромное пламя, приводившее (в том числе) и к экстатическим чувственным состояниям, но более всего – к чувству уверенности и защищенности, которое проистекает из «свободного, исполненного любви обращения Бога к нам, Его доброжелательную помощь, исходящую от Него жизненную силу» (опять начинаю цитировать Катехизис).

«Благодать – это быть на попечении у Бога, чувствовать прикосновение Его любви», – говорит Папа Бенедикт XVI. Прикосновение Любви Бога — это и есть вера, надежда, любовь, которые изливаются на нас, прорастают в душе и всё меняют.

Так что делать, если я ничего не чувствую к Пресвятым Дарам? Во-первых, перестать считать данное состояние страшной трагедией. Это норма христианина. Разум отличается от чувственного аппарата именно тем, что требует постоянных усилий для выдачи результата. Если угасли чувства, это испытание и приглашение к глубокой доверительной беседе со Христом, в которой предстоит ответить на многие важные вопросы. И начать придется с азов: «Верую ли я?», «Во что я верую?», «Как воспринимаю Бога?», «Кем хочу стать для Него?» или даже «а кто такой Иисус?»

Во-вторых, личные отношения со Христом строятся (как ни смешно) на личных отношениях со Христом. Очень просто. Как? Еще проще. Нужно принять сумасшедшую идею, что Бог сейчас рядом со мной. Вот здесь, рядом, помогает мне набивать эти буквы, дает силы упрямо стучать по клавишам, не задаваясь вопросом, а услышат ли меня, не обругают ли.

В каждом сомнении и негодовании мы проверяем наше доверие к Богу. В беде, в оставленности, в болезни, в одиночестве… и тот ответ, который мы получаем, исходит в первую очередь из нашего опыта доверия ко Христу. Я знаю, что Он здесь, потому что это вывод моего разума. Мой Бог, говорящий со мной со страниц, через проповеди, знаки, через мою жизнь и весь этот мир, не обманывал меня ни разу. В момент нужды Он рядом. И не только в моменты горя, но и в рассеянности и скуке. Сколько раз ловишь себя на мысли, что отвлекаешься от Литургии на кроссовки министранта или шепот, или скучную проповедь, сколько раз на пути к Причастию отвлекаешься от «возвышенных мыслей» и падаешь в чей-то неприязненный взгляд. И «ничего не чувствуешь». И снова фокусируешь взгляд на маленьком кружочке в руке священника. И что?
Недавно я улыбнулась и в момент причастия прямо у Него спросила: «интересно, Господи, а все же Ты это или не Ты? Мне кажется, я в Тебя не верю…» и ушла, хихикая, потому что абсурдность этого разговора очевидна: а с кем я разговариваю, если в Него не верю? Вот простейший пример включения разума в вопросе веры. Помню свой первый разговор с Богом в пустом храме: «ээээ… ну, Господи, извини за беспокойство, я пришла, но понятия не имею, что говорить».

Если бы мы все рождались святыми, способными чувствовать Пресвятые Дары, мир был бы другим. Способность «переживать» Причастие, переживать Литургию, Крестный Путь, Розарий, да что угодно, вырастает из опыта христианина, из роста доверительных отношений с Богом. Только так. И «переживать» здесь не значит чувствовать, об этом говорит корень «жить»: Христос приглашает нас в Церковь жить, а не «переживать». Жить по-настоящему. А другой пытается всеми силами помешать нашему взрослению, используя всё, в первую очередь – нас самих.

И на сцене появляются «нормальные христиане» – это которые правильные, которые все умеют. По умолчанию это обычно клир, бабушки и особо просветленные миряне в разной степени миссионерского запала. По сравнению с их благочестием свои подвиги выглядят жалкими потугами на христианство и даже лицемерием: «они же так молятся! а я так не могу!» Начинается фрустрация: не получается, не могу, неприятно, стыдно… да ну его. Нельзя, дорогой друг, нельзя смотреть на других. Из сравнения часто вырастает не радость, а зависть и обида на себя и Бога.

Отношения со Христом глубоко индивидуальны, даже интимны. На катехизации всех учат одинаково, но откликаемся мы на разное и в свой срок. Кто-то сразу подсаживается на Розарий, кто-то на Адорацию, кто-то на Литургию, кто-то вообще решает, что «Отче наш» достаточно. Суть не в том, что делают другие, а что делаю я сам. И здесь ключевое слово «делаю».

Церковь довольно четко определяет основные требования, в соответствии с которыми христианин (технически) должен двигаться к Спасению: регулярно приступать к Таинствам, соблюдать заповеди и тп. Для желающих есть добавки: взятие на себя дополнительных обязательств, чтение Литургии Часов, индивидуальные обеты, послушания и далее третьи ордена и т.п. и т.д.

Зачем все это? Это формы поклонения и общения с Богом. Проще говоря, дисциплина, способ выбраться из ловушки чувственности. У нас как? Ощущаю душевный подъем – молюсь, плохо мне – втыкаю в комп весь день, а то и всю неделю. Выспался – пошел на службу, нет, занят, настроение плохое – не пошел. Все просто. И результат этого – тупик. Духовный. Потому что наш разум и воля под воздействием настроений и состояний не входят в соприкосновение с Богом, не происходит целительного и освящающего общения, да просто ничего не происходит. А на этом фоне что? Правильно, идет накопление мелких грехов, разрастание уныния, недовольства, критиканства. Глядишь, а у меня уже и рожки начинают прорезываться. Ну с какой стати тебя благодать посетит, если ты добровольно от Таинств отказываешься? Бог тихонько в стороне постоит, расстроится, конечно, но подождет.

Дисциплина – лекарство от человеческих болячек, это мы знаем со школы. С духовной и молитвенной дисциплиной аналогично. Здесь включается комплекс мероприятий, который призван помочь нам углубить и сохранить связь с Богом в течение дня. Немного эгоистично звучит? Нет.

Месса, молитва, поклонение – те формы, которые дал нам Господь через Церковь для жизни с Ним. И Он нуждается в нашем желании быть вместе. Представьте себе это бесконечно терпение и ожидание, кажется, вот-вот, я повернусь к Любимому лицом, раскину руки, обниму… но нет, зазвонил телефон, попалась какая-то дрянь в сети, и понеслось, а потом и вовсе забыла, и протянутые ко мне руки оказались пусты. И так день за днем.

Верность и доверие. Доверие и верность. Даже в минуты полного человеческого бесчувствия выбирай верность. Не уходи! Какой смысл молиться дома, если рядом Дом Отца. Об этом нас просит Христос. Если есть в тебе уголек веры, ты не сможешь не вернуться, что-то всегда будет причинять боль и страдание. Забудь о глупых человеческих чувствах. Приди в дом Божий и просто посиди. Поговори с Ним – не нужно думать «я не могу поверить, не поверю, это обман». Мы приходим в храм не поражать Иисуса своей святостью, мы приходим к Отцу домой. Помолчать. Поговорить. Пережить. Позволь Ему решать, достоин ли ты Его даров, дай Ему шанс помочь тебе. Просто приди, побудь с Богом. Он нас ждет!

Светлого Воскресенья!

Любовь Сумина

2
Отправить ответ

avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Sergey SabsayАнна Соколова Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анна Соколова
Гость
Анна Соколова

шикарная статья! спасибо большое!

Sergey Sabsay
Гость
Sergey Sabsay

Почитайте этого автора — трезво, глубоко, жизненно, выстрадано.