22 апреля в 20.00 в здании курии на территории кафедрального собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии в Москве состоится встреча с Архиепископом Павлом Пецци о христианах на Ближнем Востоке. В рамках встречи владыка расскажет о том, что он увидел в Сирии и Ливане, которые посетил 6-7 апреля в составе экуменической делегации. А пока сайт Архиепархии делится небольшим свидетельством епископа Павла об увиденном в Дамаске.

В Дамаске тебя сразу охватывает необычайное ощущение – ведь это самая древняя из столиц государств, существующая до сегодняшнего дня.  Это город, который связан практически со всей библейской историей, но особенно с христианством: сюда отправился величайший из вестников Благой вести христианства — Савл из Тарса. Выезжая из дамасских ворот в Иерусалиме, Савл направлялся в Дамаск, чтобы преследовать укрывавшихся там первых христиан. Сегодня в стенах старого города еще можно видеть окна, одним из которых христиане воспользовались, чтобы подготовить побег Савла, из гонителя превратившегося в преследуемого (ср. Деян 9, 25). Так Савл, ставший Павлом, стал одновременно и преследуемым за веру, и беженцем: две тысячи спустя кажется, что история повторяется: эта земля вновь полна гонимыми за веру и беженцами. В Сирии беженцев можно встретить почти везде… Они происходят их разных мест: большинство — из Алеппо, Хомс, Кариатена… Эти конкретные люди нуждаются, прежде всего, в самых обычных, необходимых вещах. Но они, как и все остальные, нуждаются больше всего и прежде всего в том, чтобы кто-то показал им смысл жизни, вкус к жизни. Это именно то, благодаря чему Павел стал  великим и радостным апостолом в любых, даже самых трудных обстоятельствах: «Мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа; а мы — рабы ваши для Иисуса, потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа. Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам. Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем. Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем. Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей, так что смерть действует в нас, а жизнь в вас. Но, имея тот же дух веры, как написано: я веровал и потому говорил, и мы веруем, потому и говорим, зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами» (2 Кор 4, 5-14).

Здесь, как и в Ливане, семьи выходят на первый план: в трудных и драматических обстоятельствах, когда может показаться, что приоритеты должны быть иными, люди ясно свидетельствуют о ценности семьи, красоте семьи, надежде семьи — больше, чем любые возможные теоретические объяснения того, чем должна быть семья. Поэтому мы все чувствовали глубокую боль, слыша истории о разрушенных семьях, о детях, которые были похищены или своими глазами видели, как были убиты их родители.

Сегодня мы встретились с представителями практически всех христианских деноминаций, присутствующих в Дамаске и Сирии. Один из них заметил, что наша встреча — это первая встреча такого уровня после встречи Папы Франциска с Патриархом Кириллом, где поднимается вопрос помощи конкретным людям, которые страдают за веру. Мы собрались, чтобы услышать свидетельства христиан, живущих на Ближнем Востоке, выразить свою солидарность с католиками и православными. Даже если полное единство между нами еще невозможно, мы можем ощутить близость, желание идти вперёд вместе, молиться друг о друге. Мы должны говорить не о том, кто прав, а кто — нет, но через реальное, конкретное свидетельство о том, что происходит здесь, искать возможность помочь христианам оставаться в этих землях или вернуться сюда.

Епископ Мелькитской Католической Церкви из Хомса, который до этого много лет окормлял греко-католиков — мелькитов в Аргентине, рассказал мне о своей личной дружбе с архиепископом Бергольо (теперь — Папой Франциском). Во многих местах в своей епархии он стал свидетелем исхода своей паствы: тысячи семей каждый день покидали свои дома, было разрушено 80% домов… Но сегодня христианские семьи возвращаются. Христиане знают, что присутствие епископа означают покой и уверенность для всей паствы. Поэтому, первое, что верующие стараются восстановить — это храм, даже прежде, чем собственные дома. Второе, что нужно снова открыть как можно скорее — это центры катехизации. Христиане нуждаются в таких местах, где они снова они смогут встречаться, укрепляться в вере, чувствовать конкретную помощь. Христиане уже не хотят уезжать, но сейчас они чувствуют бедность, нищету. Следующая задача — это восстановление школ, христианских школ. Воспитание нужно как воздух. В Дамаске я стал зрителем школы из полторы тысячи школьников изо всех религий, христиан и мусульман: воспитание сближает людей.

Апостольский нунций в Дамаске архиепископ Марио Дзенари рассказал нам о мучениках — четырех священниках и одной монахине. Ещё три епископа и один священник остаются в плену… Но есть тысячи христиан, в отношении которых, может быть, никогда не начнётся процесс беатификации, но которые не могут, не должны быть забыты.

Поистине, крест — это не последнее слово, потому что последнее слово на каждой странице истории — это всегда воскресение.

Подробнее о визите на Ближний Восток: Информационная служба Архиепархии Божией Матери в Москве

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Notify of