Значение Евхаристии в диалоге, в религиозном аспекте, очень велико. Устанавливая Евхаристию, Иисус Христос пригласил участвовать в ней Своих учеников, которые, будучи Им избраны, решили быть с Ним, идти за Ним, чтобы подражать Ему. Чтобы они не устали в пути, не утратили единства, Христос установил Евхаристию как центральное таинство. Таким образом Он указал им источник силы и единения, реальность строительства Церкви, как общины любви, прощения и совместной жизни. Ученики Иисуса приняли это сокровище, а вместе с ним и намерение Иисуса пребывать единодушно в молитве, чтобы быть едиными.

Церковь, послушная воле Иисуса, должна совершать Таинство Евхаристии, установленное Христом, неустанно принося эту Пасхальную жертву в Его воспоминание, чтобы пребывать в Нем и в единстве общины, исполняя самое сильное желание Иисуса. Церковь совершает Евхаристию в знак благодарения за дар спасения, чтобы таким образом воплощать Самого Господа в себе, как в Его мистическом Теле. Если Церковь хочет быть подлинной, Иисусовой, если она не хочет быть каким-нибудь «христианским представлением», то, совершая Евхаристию, она должна постоянно стремиться к диалогу с Богом и людьми, а не только к исполнению некого ритуала.

Исходя из этого, в структуре Евхаристии я предлагаю выделить моменты, касающиеся примирения и диалога.

1. «Очень желал Я есть с вами сию пасху» (Лк 22, 15)

Омовение ног

За день до Своих страданий, это было вечером, на вопрос учеников, где на этот раз Он хочет совершить пасху вместе с ними (ср. Мф 26, 17), Иисус указал им место, в котором попросил приготовить все к скромной вечере, символизирующей пасху – переход Израиля из дома рабства в Землю обетованную. Они, послушавшись Учителя, приготовили пасху, как Он им сказал (ср. Мф 26, 18-19). Так наступил момент, когда Иисус углубил значение этого священного принятия пищи, придав ему совершенно новую ценность. Он захотел Собой заменить пасхального агнца, чтобы дополнить эту тайну тем, чего в ней не хватало. Иисус хотел придать этой трапезе спасительную ценность, хотел воплотить в ней благодать Нового Завета, новой жизни в Его Крови, Божией жизни. Кроме того, Он хотел, чтобы с этого момента ученики постоянно повторяли это таинство.

В самом начале Иисус с сильным волнением признался своим ученикам, что уже давно горячо желает вкушать с ними эту пасху, прежде чем будет должен исполнить волю Отца, волю спасения всех людей, через крест и страдание (ср. Лк 22, 15). Таким образом, мы видим, что Иисус собирает учеников для диалога с Собой. Это не столько диалог слов, сколько диалог дел любви. Лучше всего это выражает в своем длинном описании св. Иоанн: «Перед праздником Пасхи Иисус, зная, что пришел час Его перейти от мира сего к Отцу, [явил делом, что], возлюбив Своих сущих в мире, до конца возлюбил их. (…) встал с вечери, снял [с Себя верхнюю] одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем» (Ин 13, 1-5).

Иисус начал святую Евхаристию с диалога служения. Мы знаем из Евангелия, что Его ученики этого не поняли (ср. Ин 13 6). Особенно сопротивлялся Петр. Тогда Христос, помазанный Отцом выполнять Его спасительную волю, сказал ему, объясняя Свое намерение: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною». (Ин 13, 8). Таким образом Он показал, что Евхаристия начинается с дел любви, которые, в свою очередь, являются делами смирения. Они открывают человеческие сердца, готовя их к диалогу с Богом, Который от начала до конца есть любовь (ср. 1Ин 4, 8). Жест омовения ног – это прежде всего жест служения, помогающий открыться диалогу. Петр, будучи открытым по отношению к Иисусу, проникся глубиной тайны участия в том, что Он собирался сделать для самого Петра и для всего человечества. Петр еще не понимал этого, но подчинился воле Учителя (ср. Ин 13, 9).

После этого жеста служения Иисус объясняет Свой поступок всем остальным ученикам, одновременно уча их тому, что они должны омывать ноги друг другу, не забывая при этом оставаться слугами многим другим: «Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его. Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете» (Ин 13, 16-17). Этот жест примирения, который не миновал даже Иуду, станет источником благословения в диалоге с другими.

Таким образом прекрасно подтверждается тот факт, о котором чаще всего забывают в диалоге с окружающими: недостаточно занимать партнерскую позицию, необходима позиция служения, которую, так же, как Петр, не понимает современный мир. Даже христианам не до конца понятен жест Иисуса, Который и дальше желает стоять на коленях у наших ног, чтобы делами любви вступить в диалог с нами, а посредством нас – с другими людьми.

2. «Ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою» (Пс 41, 10; Ин 13, 18)

Предательство

Настоящий диалог, в котором хочет участвовать живой Христос, открывает истину и срывает маску со зла. Среди учеников, присутствовавших на последней Вечере Ветхого Завета и первой Вечере Нового Завета, был и Иуда Искариот, который планировал выдать Иисуса первосвященникам (ср. Мф 26, 25; Ин 13, 2). Он уже предпринял определенные шаги и твердо решил, что передаст первосвященникам Иисуса. К этому времени, на Вечере, у него уже была при себе определенная сумма денег, полученная за то, что он осуществит этот подлый поступок. Мы помним, как Иуда всеми силами искал способ выдать своего Друга (ср. Mф 26, 14-16).

Иисус с радостью выразил желание вкушать трапезу с учениками, но Он, не скрывая горечи, говорит во время вечери, что готовится что-то такое, что не имеет ничего общего с тайной этой Пасхальной трапезы. Пасха всегда была воспоминанием об исцелении и солидарности.

Зная, что во время трапезы Нового Завета должно произойти предательство, Иисус открыто говорит всем: «Истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» (Ин 13, 21; Мф 26, 21).

Из текста видно, что в этот момент ученики не были готовы услышать и принять эту правду. В тот момент они более всего были заинтересованы в том, чтобы выяснить имя того из них, кто намеревался это сделать, начали выяснять, кто бы это мог быть, смотрели друг на друга (ср. Ин 13, 22) и, расстроенные, спрашивали об этом Учителя (ср. Mф 26, 22). Они даже прибегли к своего рода протекции. Петр предлагал Иоанну спросить Учителя о предателе, и они получили ответ, известный сегодня каждому: «Тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам». (Ин 13, 26). Таким образом Иисус указал на Своего предателя, открыв его намерения: «Что делаешь, делай скорее». (Ин 13, 27). Из текста Евангелия далее видно, что после сказанного Иисусом Иуда съел хлеб и вышел, скрывшись во мраке ночи (ср. Ин 13, 30).

Не вызывает сомнений, что это был трудный диалог, но он открывал истину и разоблачал зло. Христос не остановил Иуду, не помешал ему в его намерениях, позволил ему делать то, что он запланировал. Но даже этот плохой, бесчестный поступок ученика, которого Иисус выбрал и возлюбил, не перечеркнул Божии планы. Случившееся произошло, чтобы исполнилось Писание (ср. Mф 26, 24) и человечество, по замыслу Божиему, было искуплено. Иуда, отказываясь от Учителя, осудил себя сам. Христос до конца не изменил Свои чувства по отношению к предателю и даже перед предательским поцелуем Иуды называл его другом (ср. Mф 26, 50).

Подобным образом представляется диалог Иисуса с Петром, который заявлял, что может отдать жизнь за Учителя. Иисус и в этом случае открыл перед ним истину: «В эту ночь, прежде, нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Mф 26, 34). Петр отрицает это: «Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя» (Mф 26, 35). Однако мы знаем, что произошло… Поступок Петра оказался аналогичен поступку Иуды. Но поведение их после случившегося диаметрально противоположно.

Диалог не бежит от истины – он на ней основывается. Диалог не боится разоблачения какого-либо зла. Однако при этом необходимы любовь до конца и уважение к человеку. Только такая любовь поможет найти путь к примирению. Из отрывка Евангелия, над которым мы размышляли, следует, что не всегда это приводит к успеху. Но ничто не может остановить развитие Царства Божьего. Человеческое предательство и неверность не остановят реализацию Божиего замысла. Он исполнится так, как исполняется Писание. Это гарантирует поднятая чаша спасения в Его Крови!

3. «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое. (…) пейте (…) сие есть Кровь Моя Нового Завета» (Mф 26, 26-28)

Тело и Кровь Христа

Иисус взял хлеб, благословил, преломил его и дал ученикам, чтобы они ели его, как Его Тело. Затем взял чашу, произнес благодарение и подал им, чтобы пили из нее, ибо все ее содержимое есть Его Кровь Завета. Так была установлена святая Евхаристия (ср. Mф 26, 26-30). Она представляет собой самое глубочайшее единство, которое только возможно между Богом и человеком. Нет ничего более глубокого и сильного в христианской вере, что гарантировало бы целостность и единство всех верующих во Христа, чем Евхаристия. Но это возможно только во Христе.

В этих животворных отношениях необходим личный диалог ученика с Христом, человека с Богом, в котором принимает участие единственный Посредник, Иисус Христос – Бог и Человек. Только Он гарантирует, что мы испытаем благодать спасительного диалога в сфере таинств и сфере внутренней жизни. Вне Него все человеческие усилия и намерения легко сойдут на нет. Можно сказать, что к диалогу в вере готов тот, кто пребывает во Христе, в Его Слове и в Его благодати. Грех является самым большим препятствием к диалогу, поэтому сначала его необходимо разоблачить в себе, чтобы выйти к другим, демонстрируя готовность служения, прощения и жертвы за других.

Нетрудно догадаться, что истина о диалоге и единстве с Господом, а также единение, происходящее среди верующих людей, совершается в атмосфере любви, подразумевающей открытость, принятие, чистоту сердца, отказ от зла. Но, прежде всего, необходимо укорениться в Самом Христе. Примером этому служит виноградная лоза, упоминаемая Иисусом также и во время последней пасхи Ветхого Завета, которая одновременно была первой Трапезой Любви Нового Завета. Иисус ясно говорит: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин 15, 5).

Пребывание в Христе гарантирует, что мы будем приносить благие плоды. Наивысшее благо – это любовь, которую Иисус дает нам в этом святом пресуществлении хлеба в Его Тело и вина в Его Кровь. Во время Пасхальной трапезы, трапезы любви, Иисус ясно говорит ученикам о Своей любви и одновременно просит так, как только Бог может просить человека, чтобы тот пребывал в Его любви как ни в какой другой: «Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей» (Ин 15, 9). Эту просьбу нельзя оставить без внимания, ведь она является фундаментом всего христианского, а значит, и фундаментом диалога, как внешнего проявления христианской любви.

4. «Отче Святый! соблюди их во имя Твое, [тех], которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы» (Ин 17, 11)

Молитва

Есть еще один фактор, способствующий диалогу христиан с Богом и между собой и облегчающий его, – это первосвященническая молитва Иисуса (ср. Ин 17, 1-26). Ее содержание, глубокий духовный смысл, пульс жизни Бога в Единстве Лиц, Которые находятся в неустанном диалоге божественной Любви, являются открытием для человека, выходом к нему, помещением всего его существования в центр Божией жизни. Молитва Иисуса во время последней Пасхальной Вечери и первой Евхаристии представляет собой заключение и обобщение всего Откровения и дела спасения, которое Христос, как Мессия, должен совершить на алтаре Креста.

Молясь, Христос постоянно представлял Отцу тех, кого Он Ему дал (ср. Ин 17, 9). Иисус был убежден, что этот дар Отца нельзя потерять, его нужно сохранить во имя Божие, то есть в Божием «Я Есть Который Есть». Поэтому Он взывал всей Своей сыновней любовью: «Отче Святый! соблюди их во имя Твое, [тех], которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы» (Ин 17, 11). Иисус понимал, что их внутреннее единство возможно только благодаря пребыванию в Боге. Пребывание в Боге, в молитве и любви является той основой, которая поможет вести даже самый трудный диалог, направленный к прощению и примирению.

Единство христиан во Христе, Его Теле и Крови, должно стать фундаментом евангельского свидетельства об истинности мессианского послания Иисуса. Эта правда также нашла свое отражение в молитве Иисуса. Она охватывает уже не только учеников, но и тех, кто уверует благодаря их словам. Исполненный Духом любви, Иисус взывает к Отцу: «Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня» (Ин 17, 20-23).

Вытекающее из диалога единство, берущее начало в присутствии Иисуса в Евхаристии, становится методом миссионерского послания, основой новой евангелизации, которая всегда начинается изнутри, от единства с Богом. Ее действие в сегодняшнем мире будет успешно настолько, насколько христиане, а особенно призванные и посвятившие свою жизнь Христу, будут открыты к диалогу, направленному к братскому единству. И никакого другого пути нет, ведь и Иисус не показал другого пути, как только этот один. Пребывание в Его любви и в любви Отца – вот путь к единству с ближними.

* * *

Подводя итог, скажем, что мы попытались выделить моменты Евхаристии, относящиеся к теме диалога и примирения.

Закончим наши размышления словами Слуги Божия Иоанна Павла II. В своей последней энциклике Ecclesia de Eucharistia («Церковь и Евхаристия»), провозглашенной в Великий Четверг, 17 апреля 2003 г., он однозначно учит нас: «Церковь живет благодаря Евхаристии. Эта правда выражает не только повседневный опыт веры, но она также содержит в себе сущность тайны Церкви» (ср. EE 1).

Обращаясь к учению II Ватиканского собора, Иоанн Павел II, говоря о Евхаристии, указывает на дар Причастия, как жизнь Церкви: «Церковь, странствующая по земле, призвана поддерживать общение верных как с Богом, в Троице Едином, так и друг с другом, и всячески содействовать этому. Для этого у неё есть Слово и Таинства, прежде всего Евхаристия, благодаря которой она «непрестанно живет и возрастает» и в которой, одновременно, выражает себя. Неслучайно термин «причастие» (communion) стал одним из определений именно этого высочайшего Таинства. (EE 34). Время, данное нам как дар Бога для христианина в современном мире, должно быть прежде всего наполнено заботойо диалоге прощения и строительстве единства Церкви в даре Евхаристии. Только таким образом мы исполним волю Иисуса, заключенную в Его первосвященнической молитве, которая продолжается благодаря Евхаристии!

о. Хенрик Калужа, SVD

Источник: Католический катехетический журнал «Радуга», №2 2011

(чтобы оформить подписку, кликните баннер)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz