Культура смерти и ценность жизни

Продолжаем цикл публикаций к 100-летию легализации абортов в РСФСР. Сегодня поговорим о культуре смерти, порождающей менталитет контрацепции, абортов и эвтаназии. На чём она основана, и как Католическая Церковь передаёт искру жизни умирающей культуре?

Естественные науки могут рассказать нам о вещах только голые факты: «что, где, когда».  «Почему и зачем» в отношении тех же вещей приходит от Бога, Который наводит порядок во всех этих фактах. Верьте Богу и вы будете жить в истине; отрекитесь от Бога и вам придётся выдумывать ложь.

Мы те, кто мы есть, только благодаря Богу – Единому в Троичности и Тройственному в Единстве.  Отрицать это, значит присоединиться к огромнейшей лжи, что жизнь – это случайность. Если мы не понимаем, что жизнь – это дар, мы и на смерть не способны смотреть иначе, чем на проклятие. Нам знакома невыразимая скорбь, с которой мы смотрим на умирающего, и нам знакома тревога, с которой мы размышляем о собственной смерти. Эти чувства могут становиться невыносимыми, если мы не понимаем, что благодаря возрождению души смерть может стать вратами в вечную жизнь.

Если люди не верят, что Бог предлагает нам вечную жизнь, они становятся одержимы смертью и той тревогой, которую она у них вызывает. И тогда они начинают отгонять смерть от себя, «причиняя» её другим.

Мы можем пытаться жить ложью, но от истины о смерти невозможно уклониться.  И, конечно же, всякая попытка «обезвредить» смерть создаёт культуру лжи. А мы, в свою очередь, превращаем эту культуру лжи в культуру смерти. Менталитет культуры смерти – менталитет контрацепции, абортов и эвтаназии, может держаться только на лжи.

Судебное разбирательство Роу против Уэйда, которое закончилось легализацией абортов в США, было основано на лжи – на ложном понимании Конституции и права на личную жизнь, на лжи о биологических фактах и о жизни как таковой. Фактически, судебное разбирательство, которое привело к этому решению, было основано на личной лжи той женщины, которую использовали, чтобы довести дело до суда. Эта женщина, Норма МакКорви, с тех пор приняла благодать крещения, чтобы жить в истине, а не во лжи.

Многие международные организации пропагандируют менталитет смерти, спекулируя на лжи о населении, о законах природы и о человеческом потенциале поддерживать или разрушать жизнь. Ужасные предсказания, сделанные десятилетия назад, о населении и о способности цивилизации поддержать существование большего числа людей, оказались неверными. Папа Павел VI в своей энциклике Humanae vitae, изложил фундаментальную истину, которая далеко выходит за рамки статистики и предсказаний так называемых экспертов. Те, кто не хочет слушать эту истину, просто затыкают уши. Если истину не хочешь принимать, приходится её душить.

Я вспоминаю, как стоял на одном из митингов в защиту жизни. Во время молитвы, открывавшей митинг, группа сторонников абортов начала свистеть в свистки, чтобы заглушить слова молитвы. Они не могли отрицать тот факт, что мы были там, они не могли отрицать тот факт, что мы молились, и они не могли отрицать, что Бог – это факт. Они могли только пытаться перекричать нас своими свистками.

Во время Второй мировой войны советские войска расстреляли сотни польских офицеров в лесах под Катынью. Советская пропаганда утверждала, что это сделали нацисты, но теперь мы знаем правду. Мы также знаем, что солдаты, которые косили польских офицеров из пулемётов, а потом сваливали их тела в ров, как в общую могилу, получали дополнительную порцию водки. Иными словами, они были жестоки, но они были людьми. У них была совесть. Если идёшь на поводу у смерти, приходится обманывать совесть ложью; а если живёшь по лжи, то приходится одурманивать совесть, чтобы притупить боль, которую причиняет ей правда.

С другой стороны, человек может очень легко стать преданным истине до такой степени, что теряет уверенность в способности истины выжить самой по себе. И тогда он начинает действовать так, словно всё зависит только от него. Правда, в конце концов, всегда открывается, но люди, посвятившие себя борьбе за правду, могут испытать настолько глубокое разочарование, видя всю восстающую против них ложь, что могут потерять душевное равновесие. Так становятся фанатиками. Каждая праведность имеет своего фанатика (или нескольких). В движении в защиту жизни есть свои фанатики, как они есть, например, среди аболиционистов, вроде Джона Брауна, который устроил атаку на федеральный арсенал в Харперс-Ферри (16 октября 1859 года аболиционист Джон Браун и его отряд мятежников атаковали арсенал в Харперс-Ферри, чтобы захватить оружие и вооружить рабов. Они заняли арсенал и захватили заложников. Однако после вмешательства властей были захвачены, — прим. пер.).

Я помню, как однажды, когда я был ещё студентом колледжа, мы с родителями пошли в оперу послушать «Фауста».  В кульминационной сцене в тюрьме женщина взяла своего младенца и швырнула его на землю. Мы сидели достаточно близко, чтобы видеть, что младенец был, конечно же, не настоящий, а кукольный. Но когда певица швырнула его на пол сцены, у моей мамы вырвался крик. Я был очень молод и настолько наивен по поводу жизни, что мне стало стыдно за её материнский крик. Теперь я понимаю, что этот крик матери выражал суть той истины, благодаря которой я смог родиться, благодаря которой могла родиться в мир каждая жизнь во все времена.

Тот же святой крик был слышен в Вифлееме вскоре после того, как был рождён наш Господь. Трусливый и своевольный правитель устроил резню невинных младенцев, потому что хотел жить по лжи. Он хотел быть единственным царём. Но его ложь не устояла (ни одна ложь не может устоять) и он умер ужасной смертью. И, тем не менее, многие младенцы заплатили жизнью за его ложь. Обратите внимание на эту характерную особенность царя Ирода, типичную для ему подобных: он был сентиментален и играл на сентиментальности других. Когда три таинственных путника, пришедших с востока, сказали ему, что родился великий царь, он ответил: «Пойдите, тщательно разведайте о Младенце и, когда найдёте, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему» (Мф. 2:8). Мы почти видим это слащавое выражение притворного благоговения, которое расплывалось по его лицу, пока его циничный ум плёл заговор.

Мэри Фланнери О’Коннор, одна из величайших католических авторов Юга США, много раз показала в своих произведениях, что самые жестокие люди оказываются и самыми сентиментальными. Они живут не по истине, но по лжи. А тот, кто живёт по лжи, руководствуется не фактами реальности, а своими чувственными иллюзиями. И действительно, наихудшие преступления окутаны покровом сентиментальности.

Вот ещё один факт: святая Католическая Церковь – наша Мать. В культуре смерти она не только сохраняет искру жизни, но и передаёт её умирающей культуре. В папском соборе – Латеранской базилике св. Иоанна, латинская надпись на крестильной купели гласит: «Отсюда берёт своё начало народ божественного происхождения, рождаемый от Святого Духа, Который делает эти воды животворящими. Матерь-Церковь рождает своих детей в этих волнах».

о. Джордж Ратлер

Эта статья представляет собой адаптированную для отдельной публикации главу из книги о. Ратлера «Благодать и истина: 20 шагов, чтобы принять добродетель и спасти цивилизацию» (Grace & Truth: Twenty Steps to Embracing Virtue and Saving Civilization).

Источник (англ.): Catholic Exchange

Перевод: Наталья Проскурина

Автор:

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *