«Папа на работе. Он охраняет Папу», — сообщает одна из самых маленьких граждан Ватикана, 3-х годовалая Маруся. Ее мама, Магдалена Валиньская-Риеди (Magdalena Wolińska-Riedi), жена офицера Швейцарской гвардии и докторантка в григорианском университете, рассказывает о жизни в Ватикане: где покупать еду, как одеваться, как попасть внутрь, когда закрыты ворота, кто может получить гражданство Святого Престола и каково это — жить рядом с Папой Римским.

— Как вам живется в Ватикане?

— Наверное, как в небольшой деревне. (Смеется). В Ватикане постоянно проживает 13 семей. И хотя Ватикан можно назвать «мужским государством», нас, женщин, здесь около 30, включая дочерей, все нас знают и мы чувствуем себя привилегированно. Мы дружим. Вместе ходим на Святые Мессы. Следует отметить, что во время праздничных мероприятий с Папой, у нас есть особое место в выделенном секторе. Раз в месяц мы организовываем обед для всех офицеров гвардии с семьями.

Иногда я думаю, что мы живем в маленьком нереальном мире. Под постоянным наблюдением. Охранники у ворот, итальянские военные полицейские у следующих ворот, каждый переулок контролируется. Они видят, как ты выходишь на улицу и как возвращаешься. Вокруг каждого здания установлены камеры. Но мы чувствуем себя в безопасности. Нет краж или нападений. Не приходится закрывать двери или окна дома или в автомобиле.

Но необходимо до 24:00 быть дома, так как в полночь все ворота закрываются. Если кто-то опоздает, то необходимо вызывать начальника смены для специальной отметки в журнале. Это случается крайне редко и без каких-либо последствий, но, если бы это часто повторялось, может быть, я и должна была бы заплатить какой-то штраф. Или вовсе бы запретили мне покидать священные стены (смеется).

— А когда приезжают родители, они могут пожить у вас?

— Могут только самые близкие люди — родители, родные братья и сестры. Двоюродные или друзья — уже нет. Няня, которая заботится о наших детях, живет с нами на основании временного разрешения. Когда гости приходят ко мне из Рима — они должны покинуть Ватикан до полуночи и я обязательно должна проводить их до ворот. Для меня это не хлопотно. Я живу в этих стенах, я получаю привилегии, но я должна также соответствовать действующим здесь правилам.

— Никогда не противились, не чувствовали ли себя женщиной, запертой за стенами?

— Иногда, да. Но это просто заставляло меня смеяться — что, как Золушка до полуночи, я должна бежать с бала в Риме. Я бываю немного бунтарем, когда стоит римская невыносимая жара — температура в июле и августе нередко превышает 40 градусов — но я должна ходить одетой. Я бы хотела загорать на балконе, но не могу. Я не могу ходить на любимых каблуках, одежду необходимо одевать с длиной до колена, с длинными рукавами, не декольте. Все-таки я живу под окнами Папы, куда приходят много людей, и я должна быть примером.

Через открытое окно своей квартиры с слышу в воскресенье Angelus, эхо аплодисментов, звуки толпы с площади Святого Петра. Во второй половине дня субботы или воскресенья, когда людской поток утихает, закрываются все учреждения, офисы, магазины. Ватикан покидают более пяти тысяч сотрудников. Тогда я ощущаю абсолютное душевное спокойствие. Я могу пойти за стены в Рим, но, как правило, я остаюсь, я люблю послушать тишину. Смотреть, как моя дочь ездит на роликовых коньках на пустых улицах. Или прогуляться по Садам Ватикана. Там существует отдельная часть, на которой есть теннисный корт, детская игровая площадка (с качелями, горкой и песочницей) и столы, на которых часто едят полдник. Там нет туристов, так как пройти можно только через ворота, к которым у нас есть ключ.

— Что дает Ватиканский паспорт и кто имеет право его получить?

— Кардиналы имеют дипломатические паспорта и большая часть тех, кто являются гражданами, — члены дипломатического корпуса, работающие в нунциатурах по всему миру. Мы же легитимируемся гражданскими. Их получают, в основном, жены всех унтер-офицеров и офицеров Швейцарской гвардии с согласия руководства. Я получила их автоматически после свадьбы. Мои дочери также гражданки Ватикана (но лишатся права тут жить, если когда-то выйдут замуж).

Интересно, что нашим мужьям, служащим, выдают только такие паспорта, которые дают право проживания. Гражданство предоставляется только на время пребывания в Святом Престоле. Большинство лиц из 444 человек, проживающих на территории Ватикана, не являются его гражданами. Паспортов не получают, например, сестры, которые готовят еду, или гувернантки. Моя няня из Польши живет на основании специально выданного согласия губернатора Ватикана и имеет только срочный паспорт. Это значит, что лучше влюбиться в офицера Швейцарской гвардии. (Смеется).

Обладание гражданством Ватикана дает право на пересечение границ, но всегда вызывает интерес пограничников. Мы не платим налоги и можем делать покупки в магазине беспошлинной торговли Ватикана. Но за многими вещами нужно ехать «за границу» — в Рим, в котором у меня есть любимые продуктовые лавки, пекарни и таверны в непосредственной близости от стен Ватикана.

За услугами косметолога и парикмахера я должна ехать в Рим. Но у нас есть свой ​​фитнесс-тренер. После того, как я его попросила. Он тренировал охранников, мы поговорили, и я начала приходить в спортзал. Кто-то увидел, кто-то рассказал кому-то, и оказалось, что некоторые девушки также хотели бы заниматься. Кроме того, у нас более дешевый бензин, есть место для машины.

Есть отличная служба здравоохранения — бесплатная клиника, всего в 50 метрах от моего дома, в которой работают 63 различных специалиста. Имеющим полис фонда медицинского страхования, Ватикан возмещает затраты на покупку лекарств, на основе предписаний, выданных врачами Ватикана. Знаете, боюсь, что после этого разговора все захотят поселиться в Ватикане.

— Существует ли в Ватикане детский сад, школа?

— На 44 акрах Ватикана не хватит места, чтобы вместить все заведения. Детский сад находится недалеко от площади св.Петра под управлением духовенства. Работают там светские женщины. Туда ходят мои дочери — пятилетняя Мела и Маруся, которой 3 года. Это престижное учреждение, которое посещают дети других гвардейцев, а также итальянских врачей, юристов, высокопоставленных правительственных чиновников. Дети гвардейцев также могут посещать детский сад и школу в посольстве Швейцарии в Риме. Я рада, что моя дочь говорит на трех языках — польском, немецком и итальянском языках. Спонтанно переключаться с одного языка на другой. Маруся первые дни в детском саду ничего не говорила, и после недели начала составлять из слов предложения на итальянском. С бабушкой и дедушкой в Швейцарии уже пытается говорить на родном языке.

— Как Вы познакомились со своим мужем?

— На площади св.Петра во время Всемирного Дня Молодежи. Марсель стоял в мундире, а я была волонтером. Мы говорили некоторое время у бронзовых ворот и так все и началось.

— Но Гвардеец не может разговаривать во время службы.

— Ну, как-то я его убедила. Ответил мне.

— Подмигнули ему? Сделали какой-то знак?

— Начала что-то говорить и пошутила, что нельзя не ответить женщине. Затем я вернулась на учебу в Варшаву, и мы писали письма друг другу. Тогда еще не было никакого Интернета. Мы проводили каждые праздники вместе. Ездили в Швейцарию на его родину и ко мне, в Польшу. Через два года мы решили пожениться. В то же время, я провела шесть месяцев в григорианском университете в Риме как студент по обмену в рамках программы Erasmus. Это был период интенсивных, почти ежедневных встреч. Когда мы поженились, мне было 23 года. Окончила университет я уже после брака. Человек никогда не знает, что может случиться в жизни.

— Как вы относитесь к тому, что ваш муж имеет такую работу?

— Его дед и двоюродный брат были гвардейцами. В 1992 году Марсель приехал в Ватикан на присягу двоюродного брата. Идя по коридору, он встретил Иоанна Павла II, шедшего после молитвы и поздоровался с ним. Папа не понял, но когда узнал, что парень говорил на ретороманском, одном из четырех официальных языков Швейцарии, улыбнулся и сказал, что они встретятся снова. И три года спустя Марсель поступил на службу в Гвардию. В настоящее время он является мастер-сержантом, отвечает за материально-техническое обеспечение казармы и обучение.

Многие туристы, пытаясь сфотографироваться вместе с одетыми в красочные костюмы гвардейцами, думают, что это часть фольклора Ватикана. На самом деле, это одна из самых старых и самых маленьких в мире армий. Охранники хорошо обучены, они знают боевые искусства и систематически проходят через все виды обучения по борьбе с терроризмом, а также при себе имеют огнестрельное оружие. Когда рядом с Папой видят людей, идущих в безупречно скроенных костюмах с наушниками в ухе, то часто думают, что это полиция, а на самом деле — это швейцарские гвардейцы. Только они следят за безопасностью Папы Римского. Они должны контролировать то, что происходит вокруг, и быть готовыми вмешаться.

График службы гвардейцев очень сложный, поэтому сложно планировать совместные мероприятия заранее. Иногда приходится отмечать праздники без него. Но есть и свои привилегии.

— Любая женщина может стать женой гвардейца?

— Атеистка или буддистка не может. Это должна быть крещенная и практикующая католичка. С свидетельством епископа своей епархии. Вы должны представить справку с рекомендацией (о морали) от приходского священника, а также свидетельство о несудимости из городского офиса. Это все, что я представила в Секретариат государства-града Ватикан и ждала решения.

— Вашей подготовкой к венчанию занимался кардинал Ратцингер?

— Это были две встречи до свадьбы. Я помню, ожидая на кожаном диване в огромном холле ренессансного дворца Святой Инквизиции, была в напряжении. Через мгновение я должна была говорить с великим кардиналом, великим мыслителем, другом Иоанна Павла II, главой Конгрегации Вероучения. Да еще и по-немецки. Я была так впечатлена, что не смогла до конца сосредоточиться на том, что кардинал говорил нам. Позже он же нас и венчал.

Мы поженились в маленькой церкви св.Стефана на территории Садов Ватикана. Очень скромное, строгое здание четвертого века с античными колоннами. Кардинал ждал меня перед входом с несколькими священниками, которые сослужили с ним. Это был прекрасный, солнечный день, на улице более чем 30 градусов жары. В нашей столовой висит снимок, сделанный после свадебной церемонии — кардинал стоял на нем в середине, держа нас за руку. После церемонии, во время ужина, он подписал его золотым маркером: «Йозеф Ратцингер». Я тогда и не думала, что эта подпись скоро станет исторической, ведь с 19 апреля 2005 года кардинал Ратцингер всегда будет подписываться уже как Бенедикт XVI.

Никогда не забуду тот момент, когда объявили результат конклава после смерти Иоанна Павла II. Я не могла тогда быть в Ватикане, были важные дела в Польше. Я прилетела в Краков, но все это время я был мыслями на площади Святого Петра. На следующий день я поехала на поезде в Варшаву. Моя мама позвонила мне и сказала, что появился белый дым. Я слушала по телефону итоги конклава, которые сообщали по телевизору. Удивительные ощущения, что Папой является человек, который нас венчал и с которым мы хорошо знакомы. Он очень добрый, скромный, застенчивый и несколько замкнутый. Всегда о всем помнит. Когда я подола к нему на аудиенции после своего избрания, он спросил, закончила ли я уже писать магистерскую диссертацию. Позже Папа Бенедикт крестил дочерей в Сикстинской капелле.

— Где вы сейчас работаете?

— Я заканчиваю писать докторскую в григорианском университете Рима о времени кардинала Ledochowski, примаса Польши конца девятнадцатого века. Когда дети находятся в детском саду, я бегу в библиотеку и архивы Ватикана. Я занимаюсь также переводом с польского на итальянский и латинский свидетельств об отмене брака или экскомуник для судов Ватикана — Римской Роты и Апостольской Сигнатуры. Иногда работаю с польским телевидением в реализации различных проектов.

— Могли бы вы работать в Риме?

— Могу, но тогда я потеряю льготы Ватикана. Я должна буду платить налоги и не смогу пользоваться услугами фонда медицинского страхования Ватикана.

— Когда вашему мужу исполнится 40 лет и он уйдет в отставку — вам придется оставить Ватикан. Где будете жить?

— Скорее всего не в Риме — я не могу представить свою жизнь в итальянском хаосе. Иногда я боюсь думать, как я буду жить в реальном мире. Вся моя взрослая жизнь, с тех пор как я вышла замуж, была словно под защитным зонтиком. Я бы хотела вернуться в Польшу, где мои родные, мои друзья, где можно слышать вокруг польскую речь. И даже на лыжах я предпочитаю кататься в Татрах или других польских горах, а не в Швейцарских Альпах. Ведь мои корни в Польше.

По материалам wysokieobcasy.pl и gosc.pl

Подготовил Maxim Sergeevich

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of