Все мы так или иначе празднуем Рождество – верующие и неверующие, православные, католики, лютеране… в конце концов, та же наряженная ёлка – изначально именно рождественское дерево. Праздник не сводится к покупкам, подаркам, поздравлениям друг друга, праздник всегда имеет смысл. Для христиан этот смысл, как правило, более очевиден и обширен; прочим же, кто воспринимает рождественскую историю  как миф, также стоит задуматься: о чём этот праздник? в чём его уроки для нас? Потому что даже миф, как точно формулирует Википедия, — это «сказание, передающее представления людей о мире, месте человека в нём». Не зря мы до сих пор помним об осаде Трои из-за прекрасной Елены и о путешествии Одиссея, об Орфее и Эвридике и подвигах Геракла, о докторе Фаусте и Големе…

Итак, простая провинциальная семья – муж-плотник с беременной молодой женой – в не самое удобное для себя время (Мария на сносях!) попадает под всеимперскую перепись населения и вынуждена отправиться по месту прописки – то есть, в родной город Иосифа, Вифлеем, за полторы сотни километров от Назарета, на «электричке» того времени – вероятнее всего, на ослике. Вифлеем – практически пригород Иерусалима; всеобщая перепись сдвигает с места массу народа – «пошли все записываться, каждый в свой город» — и места в гостинице Иосифу и беременной Марии не находится. Зимой даже на Ближнем Востоке нежарко: градусов 14 днём, градусов 8 ночью – и нужно укрыться хоть где-то, пусть даже и в хлеву. Там Мария и рожает первенца и кладёт его в ясли – наклонную кормушку для скота. И эта история – о Творце неба и земли, всего видимого и невидимого, материального и духовного мира, пожелавшем прийти на землю и стать человеком и выбравшем для воплощения не царскую фамилию, не высокородную аристократическую, жреческую или хотя бы купеческую, предпринимательскую династию, а самую простую семью из глубокой провинции – начисто уничтожает, просто-таки выжигает напалмом все наши дешёвые понты под лозунгами вроде «я этого достойна».

Но откуда при рождении известно, кто этот бедный провинциальный младенец? Во-первых, на сцену выходит ангел. И опять обращается к каким-то местным плебеям, практически «нищебродам» — пастухам в поле, охранявшим ночью стадо. Успокоив шокированных чабанов, объявляет (под аккомпанемент славословий с небес): найдёте в городе древнего царя Давида младенца в кормушке для скота – знайте: это Спаситель всех людей (под которого через пару тысячелетий будет косить Тринити из «Матрицы»), так что есть повод для радости великой. И пастухи идут посмотреть, что там случилось, и находят Марию и младенца в яслях, и рассказывают о происшедшем, и Мария слушает и запоминает, «сохраняет все слова сии, слагая их в сердце своём», как поэтично пишет первый из врачей-писателей, Лука. И снова – одни простые провинциалы приходят к другим, и к ним всерьёз относится Творец, и посылает к ним ангелов возвестить о радости, и становится невозможным презрение к людям, самым простым, небогатым, незаметным.

Рассказ Луки о поклонении пастухов дополняет Матфей – поклонением волхвов. Оказывается, далеко с востока, скорей всего – из Ирана, эти звездочёты (вернее всего – жрецы зороастризма, религии, признававшей единого Бога и ожидавшей прихода Спасителя) давно шли, следя за невиданной звездой (редчайшим соединением на звёздном небе, в созвездии Рыб Юпитера и Сатурна, к которым через год присоединился Марс) – явлением, в котором они прочитали знак рождения царя. И вот эти образованнейшие мудрецы поклоняются найденному младенцу и приносят ему драгоценные подарки – золото, ладан и смирну (ароматную и целебную смолу). Оказывается, не только пастухи и им подобные удостаиваются добрых вестей от Создателя, но и учёные, которых их знание приводит к открытию и принятию истины. И все равны перед Богом – простецы и мудрецы, и все для него важны.

Но поиски новорождённого царя возбудили службу безопасности царя правящего, Ирода. Надежда узнать подробности об опасном младенце – возможном претенденте на трон – от волхвов не сбылась, те не выступили в роли доносчиков и вернулись другим путём. Поэтому высылается карательная экспедиция с простым приказом: убить всех. Небесный Отец хранит своего Сына: Иосиф получает во сне откровение и бежит с семьёй в Египет, подальше от жестокого и ревнивого правителя. И вновь освящаются земная история и людские проблемы, и в беженцах нас учат видеть не лишний и надоедливый сброд, а Мадонну с Младенцем.

Мы привыкли воспринимать Рождество вне его религиозного смысла, как праздник семьи и домашнего уюта, любви и радости материнства. Но оно напоминает нам также об уважении к людям – простым и учёным, гонимым и беженцам; о простоте и скромности, о заботе и милосердии. Пусть праздничная суматоха, шопинг и готовка  не вытеснят из наших сердец самого главного – человечности и доброты.

Сергей Сабсай

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о