Пятая публикация из цикла «Великий пост с библейскими женщинами»

Эта женщина упоминается библейским бытописателем несколько раз. Сначала мы встречаем ее как влюбленную девушку, потом — как хитрую, но верную жену. Проходит какое-то время, и она уже причина горя и печали другого мужчины, за которого была выдана замуж. В тексте даже слышатся осуждающие нотки относительно ее слов. Происходит это в тот момент, когда она выговаривает царю за его неправильное поведение. При этом внутренний мир этой женщины никого не интересует. Ее переживания, причины слов осуждения остаются где-то за кулисами большой библейской истории.

Мелхола – младшая дочь первого царя Израиля, Саула. Влюбленная в прекрасного Давида девушка становится разменной монетой в политической игре отца. В 18 главе книги Царств повествуется о том, как приступы безумия нападают на несчастного царя, и как в этих приступах выступает наружу его панический страх. Он боится не того, что Господь отвернулся от него. Он не ищет покаяния, не разрывает одежд и не посыпает голову пеплом. Саул за короткий срок стал обычным восточным владыкой, живущим в роскоши, окруженным слугами, и постоянно опасающимся, что кто-то из них его отравит, пронзит во сне ножом. Он ждет заговоров. И только в пылу сражений теряет бдительность. В тот момент истории Саула, когда библейский бытописатель впервые упоминает о Мелхоле, израильский царь боится молодого, но уже весьма популярного Давида. Прекрасный юноша прославил себя как мужественный и хитрый воин еще в битве с Голиафом. Тогда же окружение Саула обратило внимание и на его острый язык. Все эти качества со временем были отполированы жизнью при дворе. Талантливый военачальник услаждал слух царя игрой на псалтири и гуслях, пел прекрасные и благочестивые баллады. Вероятно, в эти дни, проведенные во дворце, он и познакомился с Мелхолой.

У Саула было две дочери. Старшую звали Мерова, что значит «умноженная». Ее имя подразумевало, что она станет матерью многочисленного потомства. Боявшийся заговора Саул сначала именно ее обещал отдать в жены Давиду. Нельзя сказать, что молодой человек стремился к этому браку. «Я человек незнатный, и моя семья недостаточно знатна в Израиле, чтобы мне быть зятем царя!» — говорит Давид (1Цар 18, 18). Тогда девушку выдают замуж за Адриэла из Мехолы. Про этого человека не известно ничего, кроме имени. Оно, как всегда в библейском повествовании, скрывает за собой небольшую историю. Имя Адриэл может быть переведено и как «стадо Божие». Упоминается и отец молодого человека, Барзилай. Что значит «крепкий, как железо». Родом они из местности Мехола. Название переводится как «хоровод». Кстати, из этих мест был и пророк Елисей. Мехола находилась в Ездрелонской (Изреельской) долине, небольшом отрезке земли, питаемом множеством источников. Эти земли всегда славились своим плодородием, поэтому служили лакомым кусочком для завоевателей. Сколько кровопролитных сражений произошло в этих местах. Да и последняя битва должна произойти где-то здесь, неподалеку от холма Мегиддо. Из этих плодородных и столь желанных для завоевателей земель и был родом муж старшей дочери царя Саула. Он олицетворял собой стадо Божие, крепкое, как железо, хороводом окружившее северную границу Израильского царства, защищавшее ее от финикийцев. Это был, скорее всего, политически выверенный брак, казавшийся Саулу на тот момент более нужным, чем приручение Давида.

Надо сказать, что Мерова оправдала свое имя. Она родила мужу пять сыновей. Но умерла довольно рано. Считается, что детей воспитывала ее сестра, Мелхола. В последующем все уже воспринимали именно ее как мать этих пяти юношей. Тем печальнее звучит история о том, как Давид выдал их гаваонитянам, которые жаждали отмщения и хотели убить потомков Саула (2 Цар 21,8). Ведь Мелхола стала первой женой Давида и большую часть жизни провела рядом с ним.

Выдав замуж старшую дочь, Саул снова устремил свой взгляд на популярного в народе Давида. Не укрылась от его внимания и та симпатия, которую питала его младшая дочь к молодому военачальнику (1 Цар 18,20). «Я отдам её за него, и она станет для него ловушкой, и он погибнет от руки филистимлян», — подумал хитроумный Саул (1 Цар 18,21). Трудно сказать, нравилась ли Давиду Мелхола. Библейский бытописатель говорит о его решении жениться просто: «Давид обрадовался, что у него есть возможность стать зятем царя» (1Цар 18,26). Скорее всего, он решил принять участие в этой политической игре. Женитьба на дочери прежнего царя в последующем могла укрепить его позиции, а Давид всегда отличался дальновидностью.

Саул посылает Давида на верную смерть. Выкуп за невесту – сто краеобрезаний филистимлян. Необходимо не только убить врага, но и обрезать. По мнению царя нахального выскочку должны были убить во время выполнения этого сложного задания. Саул попросил не головы, которые можно срубить, не спускаясь с коня. Он придумал вариант, когда Давид должен был наклониться над каждым трупом и на какое-то время стать удобной мишенью для врагов. Мало того, он решил сыграть на религиозности молодого человека, предложив ему как бы пожертвовать Богу каждого убитого врага. Видимо, Саулу казалось, что так он наверняка уговорит Давида ввязаться в это дело. А там его филистимляне и порешат. Но задумка не срабатывает. Давид приносит двести краеобрезаний.

Мелхола становится женой молодого и популярного военачальника. Счастлива ли она в этом браке? Она мечется между двух огней: любимым мужем и отцом. Привносит в дом мужа какие-то свои привычки, скорее всего, чуждые Давиду. Чувствует его холодность. Ведь нигде ни словечком не упоминается, что он возлюбил Мелхолу или что она просто была ему по нраву. Есть только упоминанием о том, что Давид обрадовался, что сможет стать царским зятем. Но пока любовь девушки сильна. Когда Саул подсылает к зятю убийц, Мелхола не задумываясь предупреждает его и помогает бежать через окно. Убийцы намеревались ворваться утром и застать Давида спящим, но вместо него находят в постели идола… (1Цар 19)

Кстати, откуда взялся идол в доме Давида? Священное Писание употребляет слово «терафимы». Речь идет о семейных божествах, хранителях домашнего очага. Время от времени они появляются библейском повествовании. Например, такие божества похищает Рахиль из дома своего отца Лавана. Скорее всего, и Мелхола принесла эти небольшие статуэтки в дом Давида. Для нее это не было каким-то отклонением от следования вере в Единого Бога. В ее поведении многие иудейские мудрецы видят всего лишь продолжение мировоззрения, которое было ею воспринято в доме отца. Саул не был столь набожен, как Давид. Для него царствование над Израилем было политической и военной миссией. Он был вождем, военачальником и при этом ощущал себя несколько помазанником Божьим, сколько владыкой. Пусть не столь богатым и значительным как цари соседних народов, но все-таки требующим к себе определенного почтения, а при дворе – отношений близких к тем, что были приняты у соседних народов. Этим объясняют и его взбалмошность и переменчивость в решениях. Этим же объясняют и то, что «злой дух от Господа» нападал на него. Бог пытался вразумить Саула, но для того важнее всего было построить крепкое, обороноспособное государство и завоевать верность и любовь подданных. В этом смысле Давид – полная ему противоположность. Его жизнь посвящена Богу. Молодой воин, быстро набирающий популярность среди израильского народа, чувствует себя именно помазанником. Для него отношения с Богом – на первом месте. Ему сопутствует удача, но только потому, что его действия соответствуют воле Божией.

Мелхоле, при всей ее влюбленности, должно быть, было непросто с Давидом. Спасая ему жизнь, она не только выражает свою любовь к нему, но и стремится показать свою преданность. Оценил ли это Давид? С момента бегства из дома он больше не вспоминает о Мелхоле. Он вернет ее себе много позже, уже став царем Иудеи, обзаведясь гаремом и родив наследников. Мелхола же снова оказывается в доме отца. Для Саула любовь дочери к странному юноше совсем непонятна. Он хотел использовать ее как приманку. Думал, что, оказавшись рядом с этим фанатиком, она поймет всю глупость своих юношеских порывов. Но нет, Мелхола спасает Давида от рук убийц, а потом спокойно заявляет, что муж принудил ее к этому. Якобы он собирался убить Мелхолу, если она откажет в помощи. Саул ощущает себя преданым. Его старший сын, наследник, который, казалось бы, должен разделять его устремления и миропонимание, Ионафан, тоже с какой-то непонятной нежностью и преданностью относится к Давиду. А теперь еще и младшая дочь… При этом и сам Саул не может жить без молодого человека, способного своей игрой на гуслях утешить его мучения, его душевную боль.

Мелхола становится соломенной вдовой. Ей нельзя уйти из отчего дома к Давиду, да он ее и не зовет. И при этом нет у нее разводного письма, чтобы выйти замуж вторично. Впрочем, Саула это не останавливает. Он выдает Мелхолу за Фалтия из Галлима (1 Цар 25,44).

Мужа своей младшей дочери он выбирает, руководствуясь все теми же государственными соображениями, что и при поиске супруга для старшей. Кто знает, может быть, эта партия рассматривалась Саулом с самого начала, но он решил, видя любовь дочери, сыграть на этом чувстве, поймать Давида, убить его, а затем выдать молодую вдову за Фалтия. Есть и предположения о том, что Саулу посоветовал так поступить один из его придворных мудрецов, некто по имени Доэг. Он предложил теорию, согласно которой выступивший против царя – практически мертвец, так что и жена его практически вдова. Можно спокойно выдавать ее вторично замуж.

Фалтий, чье имя переводится как «Божие избавление», происходил так же, как и Саул, из колена Вениаминова. Был родом из города Галлий, находившегося севернее Иерусалима. Считается, что этот город находился на одном из важных торговых путей. Кем был Фалтий, не известно. В размышлениях еврейских мудрецов мы читаем о том, что был он человеком очень набожным. Вынужденный по приказу Саула взять в жены Мелхолу, он понимал, что нарушает Закон. У Мелхолы уже есть муж, и потому никто не может жениться на ней вторично. Тогда Фалтий принял решение, что будет заботиться о Мелхоле так, словно она его жена, но воткнул в центр постели меч так, чтобы он не давал ни ему прикоснуться к женщине, ни ей повернуться в его сторону. Так и прожил Фалтий с Мелхолой некое количество лет. Царская дочь, похоже, была хорошей женой, потому что, когда Давид вспоминает о ней и требует вернуть ему, Фалтий долго идет за кортежем, увозящим Мелхолу.

В то время Давид был царем только в Иудее, но взор его устремлен на все царство Израиля, оставшееся после гибели Саула. Он ищет пути смещения Иевосфея, четвертого сына Саула, который был царем 11 колен Израильских. И в этот момент ему оказывается очень кстати первая жена, Мелхола. Вспоминает он и о сотне филистимских краеобрезаний, которые он заплатил за нее. Так дочь Саула покидает любящего ее мужчину, чтобы вернуться к любви своей юности и оказаться в гареме. Здесь ей предстоит быть женщиной второго сорта, потому что у нее единственной нет детей, что по тем временам рассматривалось как наказание Божие.

Мелхола вновь появляется в библейском повествовании, когда Давид решает перенести Ковчег Завета на Сион, в город Давида. Жена наблюдает из окна за шествием. «Когда она увидела Давида, скачущего и пляшущего перед Господом, то презрела его в сердце своём» (2Цар 6,16). Здесь толкователи выдвигают множество гипотез, почему радость Давида, его желание петь и танцевать, вызвали возмущение Мелхолы. Некоторые говорят о том, что она увидела, что Давид возомнил себя священником, одел льняной ефод (часть одежды первосвященника) и стал приносить жертвы (2Цар 6,13-14). Она побоялась, что подобное нарушение установленных правил приведет дом Давида к беде. И прозвучавшие впоследствии насмешливые слова следует толковать как язвительный намек на то, что должен не плясать и приносить жертвы, а он обязан следовать древним предписаниям.

Другие толкователи больше обращают внимания на сами слова, прозвучавшие из уст Мелхолы: «Как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!» (2Цар 6,20). «Давид прыгал и вертелся волчком», — пишут комментаторы. Разве такое поведение подобает царю? Мелхола хорошо помнила дом своего отца. Там было не принято подобное поведение. Царь всегда должен помнить, что люди смотрят на него, и вести себя подобающе. В ответ звучат жесткие слова Давида: «Господь выбрал меня вместо твоего отца или любого другого в его доме вождём народа Господа, Израиля. И я буду праздновать перед Господом. Я ещё больше унижусь и стану ещё ничтожнее в глазах моих, но служанки, о которых ты говоришь, будут гордиться мной!» (2Цар 6, 21-22) Все, что было во времена Саула, прошло. Настало новое царство с новыми правилами. Теперь важнее угодить Богу, чем соблюсти этикет. В то же время этими словами Давид четко указывает своей первой жене ее место. Хоть она и дочь прежнего царя, но давать советы новому царю ей не позволено. Иудейские мудрецы говорят о том, что осуждение, которое родилось в сердце Мелхолы, стало причиной ее бездетности. Не было на ней Божьего благословения. Может быть, и так. А, может быть, Давид просто не посещал свою первую жену. У него к тому времени был большой гарем и ему не было нужды думать о наследнике. Тем более, что жены уже родили ему сыновей. Сын Мелхолы же мог стать напоминанием о Сауле и в будущем стать причиной раздора. Да и просто Мелхола была не интересна ему. Она была только пешкой в политической игре. Получается, что, оказавшись в гареме Давида, Мелхола так и осталась соломенной вдовой, нелюбимой, невостребованной и потому язвительной и всегда готовой сказать острое словцо. Тем более, что счастье было так близко. Дал бы Давид разводное письмо, и она смогла бы вернуться к Фалтию.

В истории Мелхолы очень много грустных поворотов. Она ставит перед нами вопросы о ценности человеческих отношений, о супружеской любви и о прощении. Мелхоле трудно, практически невозможно простить Давида. Ведь он предал ее. Бросил, когда она спасла его от смерти. Тогда он нашел возможность встретиться с Ионафаном, свои другом и братом Мелхолы, но не нашел никакой возможности, чтобы уберечь жену от повторного замужества, которое вполне себе нарушало заповедь. Несколько лет он не вспоминал о ней, а потом вдруг отобрал у любящего мужчины… Услышав язвительные слова, Давид больше не хочет быть тем правильным юношей, каким был в дни жизни при дворе Саула. Теперь ему не нужно сохранять лицо. Мелхоле можно ответить со всей резкостью, не пытаясь понять или поискать причину этих слов. В сердце Мелхолы больше нет любви к Давиду, нет прощения. Но самое главное – в нем нет надежды. Ее обида на Давида – это и обида на Бога, который столь странно распорядился ее судьбой.

В жизни часто бывают ситуации, когда хочется задать Богу вопросы «почему?» или «за что?». Обида рвется из сердца. И мы не замечаем, как сами эти вопросы убивают надежду, а вместе с ней убивают и ее спутницу, благодарность. Мелхола не понимает танцующего Давида, потому что ей кажется, что в отличие от него ей не за что благодарить. Судьба Мелхолы – это обращенный к нам призыв учиться благодарить за все, что наполняет жизнь. И тогда будет меньше места осуждению. А чужой танец, пусть это даже танец не очень приятного нам человека, будет вызывать только улыбку и ни одного злого слова.

Анна Гольдина

На страницу цикла

Поделиться в соцсетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Specify Facebook App ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Facebook Login to work

Specify Twitter Consumer Key and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Twitter Login to work

Specify Google Client ID and Secret in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Google Login to work

Specify Vkontakte Application ID and Secret Key in Super Socializer > Social Login section in admin panel for Vkontakte Login to work

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *